Работа, продлевающая молодость

Без малого десять лет проработал в газете «Вечерний Ставрополь» Виталий Задорожный. Отсюда он и ушел на заслуженный отдых. Но на страницах газеты по-прежнему регулярно появляются его публикации о звездах эстрады, музыкантах и композиторах, певцах, работниках культуры. Страстный коллекционер, он рассказывает об интересных значках из своей коллекции, которую собирал около сорока лет, о гербах городов края и других регионов. Завтра у Виталия Ивановича Задорожного день рождения, с чем редакция «Вечернего Ставрополя» его сердечно поздравляет.

В журналистику я пришел, можно сказать, благодаря стихам. Правда, стихи в юности пишут почти все, но со временем многие понимают, что это не их дело и выбирают настоящую профессию. Я же стихи писал упорно, и помню, как в девятом классе зарифмовал главу из учебника истории и в стихах отвечал на уроке. Учителю, Тимофею Марковичу, это, конечно, понравилось - вот как любят его предмет - и он поставил мне пятерку. Ребята, однако, потом подшучивали: я заслуживал две пятерки, одну - за ответ, другую - за стих.
Когда после школы служил в армии, в Белоруссии, кроме стихов отсылал в окружную газету «Во славу Родины» заметки о своих сослуживцах. Стихи не печатали, видно, были слабые, а заметки все-таки проходили.
Первый послеармейский этап жизни тоже был связан с азами журналистики. Поработав полгода в краевом драмтеатре и даже съездив с ним на кавминводские гастроли, я устроился, правда, с трудом, на ставропольский завод «Электроавтоматика», с которого впоследствии меня перевели на экспериментальный завод. Там я регулярно писал заметки о рабочих парнях, бригадах в краевую газету «Молодой ленинец». В редакции, признаться, меня сразу приветили, относились ко мне очень тепло, и на примере моих небольших опусов учили, как надо писать. Я очень благодарен за те уроки моему первому редактору Валерию Куралесову, который работал в секторе рабочей молодежи отдела комсомольской жизни под руководством Евгения Кустова.
В эти же годы я регулярно занимался в литературном объединении при газете «Молодой ленинец», которое вел молодой ставропольский поэт Виктор Бабиченко. На наши заседания не раз заглядывал Геннадий Фатеев, уже известный тогда поэт.

Однажды, это был конец августа, я прочитал на заседании свое стихотворение «Первоклассник».
Сухими, желтыми листьями
Обрызган асфальт с утра.
Мальчишка шагами быстрыми
Меряет тротуар.
Может, он станет министром,
Конечно, когда подрастет.
Пока же шагами быстрыми
Он в школу знаний идет.
А может, стезя артиста
Мальчишку этого ждет.
Пока же шагами быстрыми 
Он в светлое завтра идет.

Фатееву стихи показались интересными, особенно понравилась образность в первом четверостишии, и он сказал, что из этого можно что-то сделать. Поддержка поэта помогла мне доработать стихи, и они были опубликованы.
На заводе из меня хотели сделать первоклассного слесаря, но оказалось, что руки у меня не те, и, к сожалению моего мастера Константина Зарытовского, с заводом я расстался. Два года, как говорится, я искал себя. Работал и в магазине «Крайспорткультторга», и в гарнизонном Доме офицеров, и внешкором того же «Молодого ленинца», пока снова не встретился с Валерием Куралесовым.

- Старик, приходи в редакцию, есть работа. Редактором не обещаю, - пошутил он, - а место курьера свободно. И не смущайся, сам Владимир Гиляровский начинал работу в газете именно с курьера.

Так в апреле 1963 года я попал в штат «Молодого ленинца» и, честно сказать, прикипел к газете. Всего полгода я пробегал от редакции до типографии с газетными полосами. В свободное время писал заметки, зарисовки. А в сентябре появились в редакции сразу две вакансии - фотокорреспондента и выпускающего.

- Выбирай, - сказал мне Геннадий Семенович Фатеев, бывший тогда заместителем редактора и очень много помогавший мне в моем стихотворном деле.

Хотя я к этому времени уже занимался фотографией и даже публиковался в «Молодом ленинце», идти на должность фотокора краевой газеты, не имея хорошего опыта, было боязно, и я предпочел стать выпускающим, тем более что, будучи курьером, я в какой-то мере уже понял, что это за работа. Набор материалов, верстка полос, вычитка материалов и их корректура, печать номера, за все это я должен был отвечать. Но я хотел продолжать писать и дальше постигать секреты журналистского мастерства. Теперь я переключился на темы культуры. Когда в октябре начиналась «Музыкальная осень Ставрополья», мне доверяли готовить материалы, правда, небольшие, о самодеятельных коллективах края, участниках фестиваля, ставшего потом традиционным. Я очень любил кино, и стал пробовать себя в рецензиях. До начала работы в типографии, за столом выпускающего, я успевал сбегать на просмотр фильма в кинопрокат, чтобы получить представление о новом фильме и поделиться с читателями своими впечатлениями.

Помню, как нелегко мне дался материал о фильме С. Герасимова «Журналист». Как газетчик, я видел огрехи этой ленты, но внутренне робел перед самим именем великого режиссера. Помог мне Иван Михайлович Зубенко, уже тогда известный ставропольский журналист. Он, я считаю, был моим духовным отцом, негласным редактором моих материалов.
- Величие величием, - сказал Зубенко, - но ведь это же искусство. Здесь бывают и взлеты, и промахи. И кинозритель, и читатель должны знать истину, правду жизни.

Рецензия называлась «Журналист остался за экраном» и была одобрена в редакции.
С особой благодарностью вспоминаю я редактора Василия Петровича Курилова. Для начала он «зарубил» мою рецензию на спектакль крайдрамтеатра «Валентин и Валентина». И, наверное, правильно. Эту рецензию потом прочитала вся редакция, чтобы узнать, что же я там «напортачил». Зато потом мы вместе с Василием Петровичем освещали гастроли Донецкого театра оперы и балета: он писал о балетных спектаклях, я - об оперных.

Немалую помощь оказывали мне в работе над рецензиями литсотрудники отдела пропаганды разных лет — Ирина Пирогова, Тамара Войнова, Маша Леверт.

А как подолгу засиживались мы после работы в кабинете заместителя редактора Евгения Останковича, обсуждая и его повесть о горах, опубликованную в очередном номере альманаха «Ставрополье», и вышедшую в книжном издательстве книгу Валентины и Виктора Пономаревых «Голова медузы Горгоны», и новые стихи Миши Колбасова, с которым я в те годы дружил?! Мы не замыкались в рамках своих газетных материалов. Мы жили и интересами литературы, так сказать, старшей и мудрой сестры журналистики.

В должности выпускающего я наблюдал за работой сотрудников секретариата: опытнейших газетчиков Лидии Дмитриевны Гнеушевой и Юрия Воробьева. Свой разговор со мной Юра начинал так:

- Виталий, значит, жизненный. Бери макет, будем работать.
Потом и Гнеушева, и Воробьев ушли в «Ставропольскую правду», а меня перевели в секретариат «Молодого ленинца», где я проработал три года.

В 1977 году меня пригласили на краевое радио, где на темах культуры я проработал, как и в «Молодом ленинце», 14 лет. Затем - снова газета, теперь уже «Вечерний Ставрополь», куда меня позвал ее главный редактор Евгений Пучков, до того тоже работавший на радио. Примечателен тот факт, что Евгений Павлович прежде «сосватал» меня и на радио, забрав меня из «Молодежки», где сам когда-то работал, и в свою новую газету, которая 20 лет назад только родилась и набирала обороты.
Две газеты, радио - три основных этапа моей жизни.

Все они для меня безмерно дороги. Но «Молодой ленинец» - это мое начало. Я с нескрываемым волнением, не сочтите это за сентиментальность или за громкие слова, вспоминаю эти незабываемые годы моей юности. Молодежная газета не только продлевала всем ее сотрудникам комсомольский стаж, так как все мы были на учете в крайкоме ВЛКСМ, но и нашу молодость. А это очень важно и дорогого стоит. Эту мысль часто повторяют те, кто был связан с «Молодежкой», кто из нее вышел, кому она дала путевку в дальнейшую жизнь.

Виталий Задорожный.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов