Расхитители гробниц

Ни для кого не секрет, что Ставрополье богато археологическими памятниками. Именно они служат основными источниками знаний о культуре народов, населявших эти места, их истории и быте. Регулярно проводятся экспедиции для изучения курганов, городищ, стоянок древних людей. Экспонаты, извлечённые в ходе таких кампаний, попадают в музей, где их может увидеть любой желающий. Однако археологические памятники интересуют не только учёных, но и обычных граждан, которых часто именуют «чёрными археологами», «чёрными следопытами» или «чёрными копателями».

В чём же вообще разница между «белыми» и «чёрными археологами»? Учёные-археологи – образованные специалисты, они владеют всеми необходимыми знаниями, для того чтобы работать с ископаемыми. Они знают, как правильно подготовить место раскопок и как и в каком порядке извлекать находки, которые затем не пропадают бесследно – данные о них заносятся в документы и отчёты. Для того чтобы приступить к работе, «белому археологу» требуется получить специальное разрешение. «Чёрные следопыты» никаких разрешений на работу получать и не думают (да им их никто и выдавать бы не стал). Необходимого образования они не имеют, а потому просто копают, разрушая бесценные культурные слои, оставляя после себя «чёрную дыру» для науки. Действуют «чёрные копатели» вовсе не из научного интереса, а ради наживы. Всё найденное, что представляет хоть какую-то ценность, продаётся. Такой «бизнес» причиняет историческому наследию просто колоссальный вред. Исторические памятники в некотором роде подобны людям. Например, у человека есть память, и он может рассказать о себе. В случае с археологическими находками в качестве кусочков «памяти» выступает каждый экспонат, каждый культурный слой. Именно поэтому так важно аккуратно работать с ними, любые неосторожные действия могут привести к появлению белых пятен, пробелов, восстановить которые будет невозможно. «Чёрные следопыты» в поисках ценностей просто выхватывают в буквальном смысле куски истории. Разграбленный раскоп подобен человеку без памяти – он уже никому ничего не сможет рассказать. Найденные артефакты оседают в частных коллекциях, они становятся депаспортизованными, и, таким образом, сами вещи теряют свою ценность (они уже не привязаны к конкретным археологическим объектам), и сам памятник тоже теряет свою значимость и целостность.

«Чёрные копатели» бывают разные. Некоторые просто ищут и сдают металлолом, такие представляют наименьшую угрозу для археологических памятников, хотя, случается, растаскивают древние монеты, клинки и прочие исторические предметы. Есть любители «войнушки». Ищут преимущественно оружие, награды, предметы военного быта. Среди них попадаются коллекционеры, интересующиеся историей, они всё найденное забирают себе на память, сохранившееся в приличном виде оружие приводится в небоевое состояние (например, просверливается дырка в стволе) и занимает почётное место в коллекции. Однако гораздо чаще встречаются куда более прагматичные личности – найденные боеприпасы, награды и оружие продают (некоторые экземпляры бывают вполне в исправном состоянии). А есть и «охотники за историей», целенаправленно грабящие курганы, могильники и городища. Как правило, копатели из этой категории и зарабатывают больше всего.

Сейчас в крае действует довольно большое количество «чёрных археологов», точное их число установить невозможно, но «плоды» их работы налицо – разграблено немало ценных исторических памятников. А виновные практически всегда остаются безнаказанными. «Археологические памятники сейчас практически не защищены. Фактически, чтобы наказать копателя, нужно доказать, что он преднамеренно разрушал исторические памятники, а это практически невозможно – виновный, как правило, начинает заявлять, что ничего об этом не знал. Курганы, могильники и городища не охраняются, на их территорию может попасть любой человек, и никто не будет мешать ему проводить раскопки. Бывают даже «чёрные археологи», которые сами не понимают, что они «чёрные». 

- Например, бывали случаи, когда в сельской местности учителя собирали детей и проводили раскопки, думая, что делают полезное дело, а на самом деле они серьёзно вредили памятникам, - рассказал мне декан исторического факультета СГУ Александр Абакарович Кудрявцев. - Оборот ископаемых на чёрном рынке тоже не контролируется. Для решения проблемы необходимо ужесточить законы и наказывать грабителей, только так можно отвадить любителей лёгкого заработка от археологических памятников. Также необходимо вести работу с населением, объяснять и взрослым, и детям, что необходимо беречь и сохранять наше культурное наследие. Был случай, когда на Татарское городище приехали какие-то люди на машине и начали копать. К счастью, поблизости оказался какой-то неравнодушный человек с фотоаппаратом и заснял всё это.

Проблема усугубляется тем, что «чёрным копателем» легко может стать любой желающий. Минимальный набор, необходимый для этого, включает в себя металлоискатель, лопату и карту, на которой обозначено расположение археологических памятников (всё это можно найти в продаже). Самый дорогой предмет из этого перечня – металлоискатель, впрочем, материальные затраты на его приобретение, как правило, с лихвой окупаются прибылью от продажи найденных ценностей. 

Как можно бороться с «чёрными копателями»? Полностью искоренить это явление невозможно, как невозможно полностью избавиться от преступности. Но «чёрных археологов» стало бы значительно меньше, если бы по закону им грозили действительно серьёзные наказания за мародёрство. И уж точно раскопы грабили бы меньше, если бы археологические памятники охранялись, для этого всего лишь требуется выделить немного денег. 

Можно сказать, что «чёрные археологи» ведут с учёными борьбу за нашу историю. И пока «чёрные копатели» побеждают. Не понимают они, что продают за деньги своё же культурное наследие. Не понимают, что есть в мире вещи важнее денег. А жаль…

Олег Касатонов

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов