Реквием оптимистический

.

Сколько ни говори о наличии искусства и культуры у нас в крае, сколь ни убеждай окружающих в их существовании  – они не появятся сами собой, уж коли таковых нет. Ко всему нужно приложить усилия, во всем надо поучаствовать, тогда и польза будет, и результат ощутимый. Как уже, видимо, надоели разговоры на эту тему, как утомили они обывателя, но до боли обидно, что у соседей в Краснодаре культурная жизнь фонтанирует вовсю. В Ростове, Воронеже, Курске. И список можно продолжать. У них есть, а у нас дальше пустой болтовни дело не идет, да и говорим мы о культуре все меньше. Не востребована она на Ставрополье, не звучит в полный голос!

Отвечать за культуру и руководить ею призвано профильное министерство. Оно и руководило до недавнего времени как могло, но ни за что не отвечало. Теперь же появилась надежда, и прослойка общества вздохнула  –  министерство возглавляет грамотная и творческая личность. Неужто повезло? Может, теперь пойдем в гору? А как вверх подниматься, как расти, когда по пути багаж растеряли? И это в крае, где культурная вершина была высоченной, где выступали Шаляпин и Нежданова, Рихтер, Ростропович и многие истинные ЗВЕЗДЫ советского искусства, в крае, где в 60-70-х годах прошлого уже столетия был такой взлет педагогического и исполнительского уровня, что Ставрополь звучал на весь СССР. Но то ли климат здесь тяжелый, то ли по каким-то иным причинам, а творческие люди стали разъезжаться: кто в столицы, кто-то в соседние Ростов или Краснодар. Города, принявшие наших музыкантов, их приобрели, но Ставрополь считает, что никого не потерял, так как здесь главенствует тезис: если кто-то блестит ярче серости, тут не нужен, иначе нарушатся сложившиеся устои и основной принцип ставропольского бытия. И бодренько сделал уехавшим ручкой! Не уехали лишь те, кто, страдая радикулитом, подагрой и ошалелым фанатизмом, будто чистильщики радели за искусство Ставрополя, из последних сил удерживая высокий камертон. Не стану называть фамилий, дабы не потревожить светлую память. Их нет, но на пляже так же грязно.

Все сказанное выше нетерпеливому читателю может показаться обычным словоблудием, но оно необходимо, дабы грамотный любящий музыку читатель проследил за всем вместе со мной и увидел ту деградацию, которая случилась в нашем крае на ниве культуры. Много лет в сезон уборки урожая, словно сирена во время бедствия, громко звучит: «Битва за урожай!». Пора, пожалуй, еще звонче, надрывней включить каждодневную мольбу: «Битва за культуру на Ставрополье!», иначе край не станет «воротами в рай». (Дурацкое изречение и звучит глупо.) Безусловно, в крае проводились какие-то традиционные мероприятия, которые из года в год не меняют ни названия, ни сути и, выражаясь языком театралов, «идут по форме». Подготовка же к ним просто умиляет – она враз вздыбливает административно-культурную деятельность, напоминающую суету бригады «скорой помощи» вокруг коченеющего тела. Но достаточно лирических экзерсисов, пора попытаться разобраться в ситуации, хоть что-то спасти и восстановить, а что-то исправить.

Учебные заведения начальной ступени (музыкальные школы), готовящие юную поросль, с утерей общего уровня в крае заметно сбавили обороты. А за что страдать? – талантов нет, зарплаты мизерные, как, впрочем, и всегда.

В музыкальном училище, ныне колледже искусств (от смены названия лучше не стало), дела тоже плохонькие и с уровнем, и с остальным, но у кого-то из учащихся есть перспектива перехода в высшую ступень обучения – в вуз. Менее способные же пойдут прозябать в юристы или экономисты, то есть продавцами. И те счастливцы, поступившие в консерватории, после окончания сюда уже не вернутся, ввиду того бытового обстоятельства, что музыкальные вузы находятся в крупных городах, там есть оперные театры, симфонические оркестры, а в Ставрополе ничего этого нет (но об этом чуточку позже), соответственно нет и работы. Кое-кто, возможно, и вернется сюда через много-много лет, но для ухода за престарелыми родителями. Вот такой наблюдается безвозвратный отток кадров по всем специальностям. И в этом не виноваты ни демократы, ни растерянно-недоумевающие коммунисты – времена и формации не в счет. Всегда в Ставрополе вокруг культуры сквозило холодом, безразличием и профнепригодностью чиновников. Все проводимые мною концерты и фестивали в городе и крае приветствовались и одобрялись, ибо в шапках на афишах значилось: «Министерство культуры Ставропольского края». «Делай все что хочешь, – говорили мне там, – только нас не трогай». Это означало: ничего не проси, тем паче денег. Кто выплывает, тот и молодец. Взять, к примеру, наш драмтеатр. В сложные времена всеобщей болтанки он, как мощная цитадель, отразил атаки всех врагов, выстоял, не рухнул в финансово-экономическую про-пасть и сохранил своего зрителя. Возможно, и была какая-то помощь со стороны, но основной удар приняло на себя руководство театра и выдержало. А вот филармония… скололась.

Филармония – организм сложнее театрального. Она должна быть более разноплановой, многожанровой, мобильной в плане гастрольно-просветительской деятельности. Она, как структура, сформировалась еще в XIX веке, и в ней ни в коем случае не стоит что-либо ломать, менять оперативным путем. Об этом же говорит Иосиф Пригожин в своей диссертации, и с ним, опираясь на значительный опыт работы в концертных организациях страны, мне трудно не согласиться. Резвящиеся 90-е привнесли в деятельность концертно-зрелищных организаций свои пагубные изменения. Это и хаотичное напичкивание концертами центральной площадки в Ставрополе, большинство из которых было отменено (Б.Б. Григоренко не даст соврать), и взвинчивание цен на билеты, и многое другое, что притащила с собой неуправляемая лавина варягов от шоу-бизнеса. А как же работа филармонии? А никак. Еще не так давно вывеска на входе убеждала нас в том, что филармония – «Краевая». Теперь, правда, название изменили на «Ставропольскую государственную», но работу по краю никто не отменял, а деятельность ее не захватывает край вообще, и она, таким образом, выполняет функции городского Дома культуры, проводя все мероприятия лишь на своей сценической площадке. Грядет краевой фестиваль «Музыкальная осень Ставрополья», и тот наверняка пройдет на городских сценах, а край останется в тени. Вот и «Краевой фестиваль». Где же исполнительская и музыковедческая активность, и пропаганда образцов высокого искусства для учащейся молодежи, рабочих и тружеников села? Где лекторийные бригады – десант просветительской деятельности? Их нет потому, что кто-то когда-то посчитал, что они не нужны. Посчитали, навредили и ушли на пенсию, а несколько поколений слушателей безвозвратно потеряны. Районные дворцы культуры десятки лет не видят живых артистов, местная самодеятельность устала собой их подменять, а клубные уборщицы замучались вытирать пыль и снимать паутину с кресел. Последние лучи из филармонии исходили при директорстве М.Я. Глатмана и В.Д. Гуля. После них – закат.

Из-за отсутствия лекторийных бригад филармония не имеет достаточного количества собственных коллективов, столь необходимых для концертной работы в городе и крае. Есть ансамбль «Слобода». Неплохой коллектив, довольно профессиональный, удовлетворяющий вкусы определенного контингента слушателей. Однако он уже набил оскомину на филармонической сцене, а гастролирует крайне мало. Вероятно, концертная служба не может обеспечить коллектив полноценной выездной нагрузкой. Укоренилось мнение, что люди перестали посещать концертные залы. Это отчасти так, но, выражаясь доходчивым рыночным языком: дайте ассортимент, а потребитель найдется. Разнообразие в концертной деятельности со временем даст хороший результат при условии, что филармония проснется и начнет работать.

В документах просматривается наличие симфонического оркестра. Это своего рода государство в государстве. В нем есть и директор, и дирижер, только оркестра нет. То есть имеется некоторое количество музыкантов, которые кое-что и кое-как играют. Автор этих строк и его отец, С.М. Дольников, стояли у истоков создания этого коллектива, основной музыкантский стержень которого работает в оркестре по сию пору, и мне тем паче больно видеть, в каком жалком состоянии пребывает коллектив сегодня. Не на это мы уповали, создавая его. Это же как нужно постараться, чтобы музыканты, имеющие хорошее академическое образование и владеющие навыками игры на музыкальных инструментах, в итоге выглядели собранием плохой самодеятельности! В оркестре отсутствует ряд инструментов, необходимых для полноценного озвучивания произведений, что недопустимо в профессиональном коллективе, плохой ансамбль и интонация, внутри групп инструментов нет штрихового и звукового единства, а о стилистике и образности исполняемой музыки и говорить не приходится – это для них уже высший пилотаж. Много музыкантов-совместителей, смотрящих на работу в оркестре, как на «халтурку». Какую же правду искусства такой коллектив может нести в массы? Просто так мы устроены и приучены: что нам показывают – тому и хлопаем.

Кадровые прорехи в других регионах тоже есть, без них никуда, но они приглашают музыкантов извне. А наш оркестр не может этого себе позволить из-за отсутствия жилья. Да и откуда оно возникнет, если этим вопросом не заниматься, а плотно сидеть в кабинетном кресле – никто не предложит, если не подсуетиться. Очень уважаемый в городе человек – директор ансамбля танца «Ставрополье» И.И. Громаков как-то сумел решить эту задачу для своих артистов, а в филармонии нет такого руководителя. Посоветуйтесь с Громаковым, не то симфонический оркестр, рожаемый в муках много лет, прикажет долго жить. Хотя есть иной выход, пусть смешной и нелепый, но вполне приемлемый для Ставрополя: посадить на сцену квартет баянистов, и они успешно изобразят симфонические произведения Моцарта и Чайковского, но исполнительское мастерство баянистов при этом должно быть высокое. Если кто-то из читателей сомневается в правоте моего мнения об оркестре, можно предложить крайнюю, но проверенную меру – компетентную профессиональную экспертизу. Пригласить двух-трех авторитетных дирижеров со стороны с целью дать объективную независимую оценку исполнительскому уровню оркестра. Заодно попросить их содействия в подборе хорошего дирижера со стороны из-за хронического несоответствия и невезения с местными. Но не волнуйтесь, никто не приедет – жилья нет! Вот круг и замкнулся.

Мне, ставропольцу, по роду деятельности бывающему в концертных организациях других городов, становится очень печально, глядя на них и сравнивая с нами. Почему в соседнем Кисловодске, Ростове, Воронеже кипит концертная жизнь, а у нас застой? Почему в Краснодаре, где проживают те же казаки и аграрии, что и в Ставрополе, залы всегда полны слушателей, и там звучат аж три полноценных симфонических оркестра? Ответ очевиден: значит, кому-то там до всего этого есть дело, кому-то там все это очень нужно. Там – нужно, а здесь?

А здесь… Видимо, после посещения нашего крестоносного и многострадального города впечатлительный А.С.Пушкин изрек: «Мы ленивы и не любознательны». Жизнь учит нас, да все без толку, привыкли лишь разваливать и кромсать. А кто же будет реанимировать?

Валерий Дольников, продюсер, художественный руководитель творческого объединения «Классика», г. Краснодар

искусство, мнение, культура, размышления

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов