Римма Иванова - кавалер ордена Святого Георгия Победоносца

(Продолжение. Начало в №№ 27, 30, 32.)

Римма Иванова - кавалер ордена Святого Георгия Победоносца

З.Н. Акимов, преподававший на курсах сестер милосердия и руководитель группы, в которой была Р. Иванова, был назначен главным врачом епархиального госпиталя № 2, оборудованного на базе Андреево-Владимирского братства. Он привлёк своих учениц к оборудованию палат. Там они работали после занятий до позднего вечера. Одновременно З.Н. Акимов присматривался к ним, чтобы наиболее расторопных и смышлёных взять к себе в госпиталь.

27 августа в жизни Риммы и её сокурсниц произошло знаменательное событие. В этот день открывался епархиальный госпиталь. Людей собралось много: общественность города, учащиеся курсов сестёр милосердия, врачи, участники проходившего в это время епархиального съезда священнослужителей, военные чины, члены епархиального комитета попечения о раненых и больных воинах.

Освящая госпиталь, временно управлявший Ставропольской и Екатеринодарской епархией епископ Александровский Михаил обратился к присутствовавшим со словами, в которых каждый почувствовал свою причастность к открытию госпиталя: «Радетели-благодетели по оборудованию госпиталя для больных и раненых воинов! Дом, отводимый под госпиталь, на освящение которого мы сейчас собрались, предназначался Андреево-Владимирским братством, которому он принадлежит, для призрения в нём беспомощных и безродных стариков и старух... Мне передавали, что по утрам часто можно было видеть около настоящего здания, а то и в самом здании нескольких старцев и стариц, которые приходили сюда из убежища, чтобы воочию, чуть ли не осязательно убедиться и полюбоваться, что это палаццо для них... Но вдруг война сразу нарушила, видоизменила весь распорядок жизни чуть ли не везде. В обществе заговорили о необходимости подыскания помещений под госпитали. Дошли эти толки и разговоры и до насельников убежища. И вот эти-то чаявшие не сегодня-завтра переселения из старого тесного помещения убежища в новую великолепную приют-богадельню первые сами и заговорили: «А что же, жили доселе в тесноте, да не в обиде, поживем и ещё - ничего нам не поделается, а раненым солдатикам нужно дать покой, чистоту и уход».

В епархиальном госпитале более 80 кроватей были оборудованы частными лицами. Духовенство приняло на себя не только оборудование 100 кроватей, но также полное содержание и лечение 100 раненых и больных воинов в течение года. На эти цели было ассигновано более 70 тысяч рублей. Содержание остальных воинов, сколько бы их ни набралось - а их было не менее 60, - брало на себя губернское земство.

Свою речь епископ завершил твердо и напористо: «Нет выше жертвы, как если кто душу свою положит за други своя. Так не подадим же этим клавшим за нас душу свою камня вместо хлеба, а и хлеб самый сделаем и более мягким и более вкусным. Помогите. Помогите, и благословение Господне да будет над вами всегда, ныне и присно и во веки веков».

Закончив речь, епископ с клиром направился в помещение, в котором окропил святой водой все комнаты. Освящение госпиталя завершилось молебном и здравицей в адрес царствующего дома.

Глядя на старших, курсистки сохраняли подтянутость и строгий вид. Поскольку персонал был в сборе, госпиталь освящен и получил право на жизнь, то, как сказал старший врач, надо сейчас каждому хорошо осваивать свое рабочее место, чтобы встретить раненых в полной готовности. А поступить они могут в ближайшее время. По имеющимся сведениям, через два-три дня. Что касается курсисток, то, как подчеркнул старший врач, у них с 1 сентября официально начинается практика непосредственно на рабочих местах. Они будут находиться при опытных сёстрах милосердия, осваивая все премудрости сестринского дела, а те, в свою очередь, должны оказать им необходимую помощь в быстрейшем овладении практическими навыками. Курсистки зачислялись в штат госпиталя с жалованьем в размере 20 рублей в месяц. В конце августа во второй госпиталь прибыли первые 82 раненых с Западного фронта. Встречали их всем госпиталем. С помощью горожан их быстро выгрузили из вагонов. Тех, кто не мог ходить, выносили на носилках. На подводах доставили в госпиталь. Здесь им создали хорошие условия.

Персонал госпиталя делал всё для того, чтобы облегчить участь раненых. В первые же часы пребывания в госпитале им были сделаны перевязки, проведены необходимые процедуры. Некоторых сразу же после осмотра врачами стали готовить к операциям, поскольку это не терпело отлагательства. Римма была определена хирургической сестрой, поэтому сразу же включилась в работу. Началась обычная повседневная госпитальная жизнь. Раненых окружили теплом и заботой. За некоторых писали под диктовку письма домой. Организовали хорошее лечение, так как недостатка в лекарствах в то время ещё не было.

Во время практики Римма видела, как опытные сестры милосердия обращались с больными и ранеными. Она училась у них умению заботливо и ласково обращаться с людьми. При этом она перенимала приемы практической работы. Скоро она научилась осторожно снимать бинты, очищать раны. А это часто очень нелегко делать у вновь прибывших. Из-за длительного отсутствия перевязок в пути бинты присыхали, делались твёрдыми. При неосторожном обращении раненым причинялась боль, а раны начинали кровоточить. Римма научилась быстро отмачивать и почти безболезненно снимать бинты, а потом обрабатывать раны. Она делала это легко, мягко прикасаясь, приговаривая: «Ну, миленький, потерпи. Сейчас, мой хороший, легче будет. Вот умница». Со стороны это могло показаться смешным, когда она так говорила человеку, который был вдвое старше неё. Но солдат это часто успокаивало.

Римма вскоре убедилась, что это действовало на солдат умиротворяющее, хотя в другое время кое-кто и выразился бы покрепче, но сдерживался и подчинялся сестрице. Трудная это была работа.

Но по-настоящему стало трудно, когда Римма попала непосредственно в операционную, вначале как ассистент хирургической сестры. А вскоре наступило время, когда она самостоятельно стала работать хирургической сестрой. Так распорядился З.Н. Акимов. Подготовку к операции и само участие в ней он разбил на несколько этапов, в процессе которых можно было выяснить пригодность человека к исполнению конкретных обязанностей. Прежде всего, участие в подготовке к самой операции, затем ассистирование хирургической сестре. Сестра милосердия должна была выработать навыки быстро находить и подавать требуемый хирургом инструмент, вату и всё, что в этом случае нужно. При этом следовало хорошо изучить методы работы хирурга.

Римма прошла всё успешно и была зачислена хирургической сестрой. Хотя это было и почётно, но очень тяжело. Она поняла, какой это каторжный труд, во время первой операции, когда работала самостоятельно. Человек лежит на операционном столе. Он ранен в плечо, раздроблена кисть. Хирург делает сложную операцию, стремясь к тому, чтобы пациент в итоге свободно владел рукой. Сестра находится рядом и должна быть в постоянной готовности моментально, автоматически подать то, что требует оперирующий врач, причём в необходимом количестве. Она старалась чётко выполнять все требования хирурга. Хотя на репетициях и в то время, когда она присутствовала при операциях при старшей сестре, всё получалось хорошо, на практике поначалу это было чрезвычайно сложно. От того, что она боялась ошибиться и подать не то, что нужно, сохранялось большое внутреннее напряжение.

Поначалу очень трудно было ориентироваться в массе инструментов, разложенных на столе. Врач только называл тот или иной инструмент. Это означало, что подать его нужно было немедленно, без каких-либо уточнений. Хотя на первых порах Римме и помогала приглашённая опытная хирургическая сестра милосердия, выступавшая в качестве её ассистента, к вечеру девушка валилась с ног. В первый день Римма настолько устала, что еле дошла домой с единственным желанием - спать. Она даже не стала ужинать и сразу легла в постель. Встревоженная мать стала добиваться, не заболела ли дочь. Но та только и ответила, что очень устала и хочет спать.

Елена Никаноровна немного успокоилась и с нетерпением стала ждать мужа. Когда пришёл Михаил Петрович, она рассказала ему о том, что у дочери был первый операционный день, и она так устала, что даже, не ужиная, легла спать. Михаил Петрович этому не удивился: обычное в таких случаях явление, и ничего страшного в этом нет.

На следующий день Римма проснулась в обычное время, бодрая, весёлая. Первым её желанием было поделиться с родными теми ощущениями, которые она испытала во время и после операции, когда, по её словам, жизнь солдата висела на волоске, но он с её участием был спасен. Очень тяжело было во время операции, но главное то, что операция прошла успешно. Елена Никаноровна даже руками всплеснула, радостно произнеся: «Да неужто так? Какие вы молодцы». А Михаил Петрович только добродушно усмехался: женщины, они и есть женщины.

Римма, быстро позавтракав, умчалась в госпиталь, чтобы быстрее навестить вчерашнего оперированного солдата и узнать, как его самочувствие. И когда увидела его, улыбающегося и смотрящего на неё с благодарностью как на спасительницу, была на седьмом небе от радости. И весь день работа у Риммы спорилась. Она была весёлой, шутила, чему несказанно радовались солдаты.

Николай СУДАВЦОВ, доктор исторических наук.

(Продолжение следует.)

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов