Римма Иванова - кавалер ордена Святого Георгия Победоносца

Продолжение.

Начало в №№ 27, 30, 32, 34.

Римма Иванова -  кавалер ордена Святого Георгия Победоносца
 В работу Римма втянулась очень быстро и, приобретя практические навыки и уверенность, действовала чётко, без особого напряжения. Она чуть ли не сутками пропадала в госпитале. Чего она только не наслушалась от раненых и больных, особенно во время ночных дежурств. Многие сестры не любили ночные дежурства, а Римма ходила на них с удовольствием.

Когда госпиталь затихал, и работы значительно уменьшалось, она больше внимания могла уделить тяжелораненым, которые особенно нуждались в заботе и внимании сестры милосердия. Римма много времени проводила у кроватей тяжелораненых, которые очень мучились от болей, не могли уснуть и просили помочь хотя бы чем-нибудь. Одно только присутствие у кровати сестры милосердия многих успокаивало. Раненые часто просили посидеть рядом. Они рассказывали не только о делах фронтовых, но и семейных. Римма очень много узнавала о людях, их жизни, что их волнует, чем они живут, как у них идут дела дома. Было немало и таких, кто хотел излить душу перед сестрой милосердия. В таких случаях Римма была хорошим слушателем.

Солдаты много рассказывали о тех трудностях, которые связаны с лечением больных и раненных на фронте. Они сетовали на тяжёлые условия армейской жизни. Находясь в окопах, бойцы часто болели, особенно осенью, сопровождавшейся постоянной сыростью, дождями и холодами. Слушая солдат, Римма окончательно пришла к выводу, что её место на фронте и именно в Самурском полку, где не хватает медицинских работников и раненые очень страдают, не получая своевременно медицинской помощи…

Однако вскоре наступило разочарование не только у медицинского персонала госпиталя, но и жителей города, внесших пожертвования на оборудование госпиталей, которые оказались почти пустыми. Больные и раненые в Ставрополь почти не поступали. За сентябрь в епархиальный госпиталь их прибыло всего 48 человек, а выписалось - 69. В октябре прибыло только 13 человек.

Это было связано с тем, что в России ожидали вступления в войну Турции, которая поддерживала Германию и Австро-Венгрию и была агрессивно настроена к своему извечному противнику - России. У многих в Турции ещё жива была в памяти победа русской армии в войне 1877 - 1878 годов, когда Османская империя потеряла значительные территории. В Турции не могли простить России и итогов Балканских войн 1912 - 1913 годов. Поэтому российское военное министерство предполагало использовать ставропольские госпитали для приёма раненых и больных с Кавказского театра военных действий.

После того как Турция 19 октября 1914 года начала войну против России и стран Антанты, раненые и больные стали прибывать в госпитали Ставрополя с Кавказского фронта сплошным потоком. Вскоре второй госпиталь был забит до отказа. Врачам, сёстрам милосердия и обслуживающему персоналу приходилось работать и днём, и ночью, так как среди поступавших было много тяжелораненых, которым приходилось делать сложные хирургические операции. Главный врач Акимов ввёл в госпитале взаимозаменяемость сестёр, для чего они должны были владеть несколькими смежными специальностями. Римме приходилось осваивать новые профессиональные навыки. Вскоре ей пришлось столкнуться с больными солдатами, получившими на фронте обморожение. Лечение их оказалось очень сложным. Но потом полученный опыт пригодился Римме в зимних фронтовых условиях.

Самой большой радостью для Риммы было получение благодарных писем от бывших раненых, в которых выражалась искренняя признательность за её сердечную заботу о них. Вот выдержки из сохранившегося письма от выздоровевшего Носова: «Дорогая сестрица! Не могу подобрать слов, которыми мог бы отблагодарить Вас за вашу благодетель и ласки во время того, когда я лежал у вас в госпитале. Я не могу, не могу всех тех чувств, которые питаю к вам, описать, Вы для больных как «родная сестра». Я надеюсь, каждый больной вечно будет помнить вас, а в особенности те, которые лежали в вашей палате. Синёв прислал мне письмо с позиций и велел передать вам тысячу благодарностей. Передавайте почтение всем сестрицам, благодарю всех вас и вечно буду помнить ваши добродетели».

Чем дольше Римма работала в госпитале, тем больше слушала рассказов раненых о боевых действиях, тяготах фронтовой жизни, о том, как страдают раненые не только от нехватки боеприпасов, продовольствия, от холодов, но и от нехватки медицинского персонала. Нередко было и так, что из-за несвоевременно оказанной помощи некоторые из них умирали на поле боя. А будь им вовремя оказана помощь, они могли бы жить. Когда Римма слушала раненых, у неё всё явственнее вызревало решение уехать на передовые позиции, чтобы облегчить боль и страдания раненых, оказывая им помощь непосредственно на поле боя. Она всё больше нервничала, переживая чужое горе, как своё. И у неё всё чётче вызревало решение, что её место на фронте. Она убеждала родителей, что её место именно там, на полях сражений. Но те наотрез отказывались отпускать дочь на фронт, где в это время в полковом лазарете уже работал сын Владимир и где шли тяжёлые бои. Они боялись за жизнь своих детей.

В конце 1914 года в связи с затишьем на Кавказском фронте и переходом к позиционной войне снова резко сократилось поступление раненых в епархиальный госпиталь. За месяц их прибыло всего 59 человек. В то же время очень острой оставалась обстановка на западе России, где германское и австро-венгерское руководство решило нанести решительный удар по российским войскам и если не вывести Россию из войны, то, по крайней мере, надолго лишить её возможности вести активные боевые действия против германских и австрийских войск. Поэтому на западе России активность военных действий противника нарастала. По всему было видно, что вскоре наступит обострение боевого противостояния и начнутся наступательные действия войск противника. В этой связи в начале января от верховного главноуправляющего санитарной частью принца Ольденбургского в Ставрополь поступила просьба подобрать хороших, опытных медицинских сестёр для отправки в действующую армию, где ощущалась их острая нехватка, отчего очень страдали воины и снижался уровень их лечения.

В госпиталях города Ставрополя такая работа была проведена. Когда Римма узнала об этом, то она твёрдо решила ехать на фронт. Она решительно поставила перед родителями этот вопрос. После долгих очередных разговоров те скрепя сердце согласились отпустить дочь на фронт при условии, что она поедет непременно в Самурский полк сестрой милосердия. Их несколько успокаивало то, что в полку было много знакомых, которые вовремя смогут поддержать их дочь, а приезжающие на побывку смогут рассказать о ней, всё-таки рядом будут не чужие люди. После получения такого согласия Римма сразу же отправилась в губернский комитет помощи раненым и больным воинам с просьбой направить её в Самурский полк сестрой милосердия.

Накануне отъезда на фронт, 17 января 1915 года, Римма побывала в родном госпитале. Распрощалась с ранеными. Потом посидели за чаем с медицинским персоналом. Римма поблагодарила всех за совместную работу, за то, что к ней хорошо относились и помогли овладеть секретами сестринского мастерства, что очень пригодится на фронте.

На следующий день родные и близкие собрались в доме Ивановых. Посидели по обычаю на дорожку, пожелали всего самого доброго Римме, а главное - быть осторожной и не лезть под пули, целой и невредимой возвратиться домой. Мать благословила дочь иконой Божией Матери. После этого все отправились на вокзал. Туда пришли подруги, чтобы проводить Римму. Стояла январская стужа. Как-никак были крещенские морозы. Поэтому пришлось отхода поезда дожидаться внутри вокзала. Когда подали поезд и объявили посадку, то на перроне долго прощались. Елена Никаноровна рыдала, отец мужественно держался. Римма, как могла, успокаивала родителей, считая, что война скоро закончится, и обещала как можно скорее приехать домой целой и невредимой.

Наконец раздался удар колокола, извещавший о том, что поезд отправляется. И Римма в последний момент впорхнула в вагон. Поезд вначале медленно, а потом, ускоряя ход, двинулся в сторону Ташлы. Римма долго махала домашним и оставшимся на перроне, пока состав не скрылся за поворотом.

Николай СУДАВЦОВ, доктор исторических наук.

(Продолжение следует.)

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов