Римма Иванова - кавалер ордена Святого Георгия Победоносца

Римма Иванова -  кавалер ордена Святого Георгия Победоносца

(Продолжение. Начало в №№ 27, 30, 32, 34, 35.)

В САМУРСКОМ ПОЛКУ

Итак, Римма ехала в «родной» Самурский полк, который до начала войны дислоцировался в Ставрополе, а теперь сражался на Западном фронте против немцев. Ехать пришлось долго. За окном вагона проплывали бескрайние степи, покрытые снегом. Проехали Ростов-на-Дону, Харьков и дальше двигались на запад. Транспорт тогда ходил плохо, часто с большими задержками, так как в первую очередь пропускались воинские эшелоны, идущие на фронт, и санитарные, вывозившие больных и раненых воинов в тыл. Чем дальше продвигался поезд, тем снега становилось больше, да и морозы крепчали. Римма с содроганием думала о том, как тяжело зимой солдатам приходится в окопах. В вагонах было холодно, потому что их почти не отапливали.

Чем ближе подъезжали к театру военных действий, тем больше на станциях было военных, возвращавшихся в воинские части из госпиталей, отпусков, убывавших в тыл. Всё больше становилось воинских составов, везущих на фронт пополнение. Много было беженцев, которые под угрозой приближения германских войск старались любыми путями уехать от войны как можно дальше в тыл. На вокзалах, перронах стоял невероятный шум, гвалт. Беженцы штурмом брали поезда, идущие на восток. Нередко между ними возникали потасовки, усмирять которые приходилось воинским патрулям.

Римма с сочувствием смотрела на беженцев, особенно на детей и стариков, которые выглядели жалко и беспомощно. Они были голодными, страдали от холода, так как на них была лёгкая одежда, совсем не подходящая для январских морозов. Римма быстро раздала детям все свои припасы, которыми её снабдили дома в дорогу. В итоге скоро она сама оказалась на голодном пайке. Вокзалы были забиты пассажирами, многим там не хватало места. Поэтому, несмотря на запреты, люди разводили на платформах костры, чтобы хотя бы как-нибудь согреться…

Наконец Римма прибыла в 83-й Самурский пехотный полк, который входил в состав 21-й стрелковой дивизии 3-й армии. Полк в это время находился в северных Карпатах, недалеко от крепости Перемышль, куда был переброшен осенью 1914 года. Офицеры и нижние чины встретили девушку весьма дружелюбно. Своим видом она как бы олицетворяла прежнюю мирную жизнь. Многие ей обрадовались, просили рассказать, как там в Ставрополе, спрашивали даже о ценах в магазинах, на рынке.

В первый же день по приезде Римму принял командир полка К.А. Стефанович. Римма знала, что его семья осталась в городе Ставрополе. К. Стефанович долго беседовал с ней. Ему было искренне жаль эту маленькую, хрупкую девушку и совсем не хотелось посылать землячку в окопы - на холод и под пули. Он не мог представить её на поле боя. К.А. Стефанович рассказывал Римме о том, насколько трудно на передовой линии, особенно женщине, насколько там опасно и как она нужна именно в околотке, куда санитары доставляют раненых. Он подчеркнул, что госпиталь находится в пяти-шести километрах от передовой, и там сносные условия для проживания, работы и отдыха. Но Римма категорически отказалось от этого, настаивая, чтобы её направили непременно на передовую.

Вскоре в кабинет командира полка вошёл старший врач полка, заранее приглашённый Стефановичем. К.А. Стефанович поручил ему определить Римме место в околотке. Однако девушка снова наотрез отказалась остаться в полковом лазарете, как её ни уговаривали. Полковой врач, узнав, что Римма была хирургической сестрой в военном госпитале, очень обрадовался и сказал, что она в околотке принесёт пользы намного больше, чем на передовой. Перевязать раненых могут и санитары. А в госпиталь доставляют много раненых, которым требуются хирургические операции. В то же время медицинского персонала не хватает, поэтому раненым приходится подолгу ожидать хирургической помощи. Врачи и медсёстры с трудом справляются.

Римму убеждали, что ей как операционной сестре просто нет цены. Полковник Стефанович также подтвердил, что сегодня это особенно важно, так как в ближайшие дни начнутся ожесточённые бои. Немцы и австрийцы часто применяют артиллерию, в результате чего растёт количество раненых, которым требуется именно хирургическая помощь. В конце концов Римма согласилась с доводами главного врача и командира полка, что ей необходимо работать в госпитале, но при условии, что её иногда будут отпускать на передовые позиции для оказания помощи раненым непосредственно на поле боя.

Римма Иванова -  кавалер ордена Святого Георгия Победоносца

Таким образом, Римма стала работать в полковом околотке, чему очень обрадовались родители, поскольку дочь находилась в удалении от фронта. В полку она числилась под именем «Римма Михайлович Иванов». Ей с большим трудом подобрали на полковом складе армейское обмундирование, коротко остригли, и она ничем не отличалась от молоденького солдата-новобранца, каких было немало в полку. Ей не полагалось ничего женского, так как это не значилось в перечне довольствия.

Попав в полк, Римма поняла, насколько сложна жизнь женщины в боевых условиях, несмотря на то, что солдаты приняли её очень тепло. В это время на фронте было затишье. В первом письме родителям она писала: «Беспокоиться обо мне нечего. Я вне опасности. Наш полковой околоток, где я сейчас нахожусь, находится всегда за линией огня. Сейчас мы в двух верстах. Работы сейчас немного. Так, с утра до 3-4 часов дня. С боями и работы прибавится. Чувствую себя хорошо. К солдатскому костюму и коротким волосам я уже привыкла. Здесь теперь меня зовут немного иначе... Адрес мой... для Ивана Михайловича Иванова. Устроилась очень хорошо. Уже имею лошадь. Имею походную кровать. Только у меня есть один недостаток в необходимом, и вот в чём: нет у меня белья. Вышлите мне, пожалуйста, смены четыре мужского белья, дамское неудобно стирать, пары три дешёвых чулок, три наволочки, каких-нибудь две или три простыни покрыть кровать, сейчас помещаюсь одна в маленькой комнатке; штуки четыре полотенец, штук шесть носовых темных платков, немножко на всякий случай тряпочек; мыла карболового и зубной порошок; одеколон - приходится иногда вытирать шею, грудь, а то много насекомых; пуговок для белья и черных ниток. Доехала благополучно. Немного переволновалась. Принял командир полка очень хорошо. «Коль есть охота, так, пожалуйста, работайте», - вот его слова. Доктор доволен моей работой, и теперь всё время настаивает, чтобы я ехала учиться после войны в медицинский институт. Много не следует обо мне рассказывать, лучше, если будут предполагать, что состою сестрой в каком-нибудь передовом летучем отряде».

Работала Римма самоотверженно, с любовью относясь к раненым. Большая практика, полученная в госпитале, в боевых условиях оказалась незаменимой. Работала она быстро, умело, аккуратно, сердечно, не обращая внимания на обстрелы, за что получала высокую оценку не только солдат, но и командования. Вырываясь иногда на передовые позиции, она видела, в каких трудных условиях находятся солдаты. На передовой она собирала санитаров и подвергала их самому настоящему разносу за то, что плохо исполняют обязанности, не следят за санитарным состоянием нижних чинов, что часто становилось причиной их заболеваний. Санитары её откровенно побаивались и старались беспрекословно выполнять все её требования.

Римма попала на фронт в то время, когда германское командование сосредотачивало свои силы против России, чтобы нанести ей в 1915 году решительное поражение и лишить её возможности оказывать активную помощь союзникам. Для этого противник перебрасывал на Восточный фронт дополнительные войска, обеспечивая их боеприпасами. Вскоре стало известно, что германское командование готовило зимнюю крупную наступательную операцию и приложило все силы к тому, чтобы упредить русских. В феврале 1915 года на Восточном фронте развернулись тяжёлые бои.

Что такое настоящая война с массовой гибелью людей, Римма поняла во время боёв 22, 23 и 24 февраля. Исполнявший должность командира 83-го Самурского полка Карпович 22 февраля доносил начальнику 21-й дивизии о том, что согласно приказу полк сменил накануне на боевых позициях Новобаязетский полк и сразу же приступил к обустройству на новом месте. Однако этого сделать не удалось, так как в первый же день позиции полка были подвергнуты ожесточённому обстрелу тяжёлой артиллерией противника с двух направлений. В полковой околоток стали поступать большими партиями раненые.

Поток раненых увеличился во время ночной атаки 23 февраля в районе Куче Мале, во время которой 4-й батальон Самурского полка понёс громадные потери. Римма с ужасом узнала, что в ротах осталось всего по 10 - 15 человек. Остальные были убиты, большая часть ранены, в том числе командир батальона и командиры рот. По словам раненых, командиры 14-й и 15-й рот были убиты. Околоток работал без перерыва сутками. Римма сбилась с ног. Теперь она поняла, что значит быть операционной сестрой в боевых условиях. К сожалению, не все прооперированные выживали. Здесь ситуация была намного сложнее, чем в тыловых госпиталях. Туда ведь прибывали выжившие в первые дни после операции, требовавшие длительного лечения. Участвуя в операциях, Римма поняла всю справедливость слов командира полка и старшего врача о том, что она в околотке нужнее, чем на передовых позициях.

Николай СУДАВЦОВ, доктор исторических наук.
(Продолжение следует.)

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов