Россия – это мы

Елена Павлова

Россия – это мы

Автостанция с прилегающим к ней мини-рынком типа Шанхая, похоже, одно из самых людных мест в станице Марьинской в дневное время суток. Обычный гомон, гул, вполне мирная привычная суета. И так же обыденно и спокойно голос из репродуктора призывает к бдительности: «Уважаемые станичники, во избежание повторения террористических актов будьте внимательны. О появлении на территории станицы подозрительных предметов или лиц незамедлительно сообщайте в администрацию или сотрудникам правоохранительных органов. Не поддавайтесь панике, не участвуйте в распространении слухов. Режим контртеррористической операции на территории Кировского района снят, но охрана социальных и стратегически важных объектов продолжает осуществляться»…

Действительно, до сих пор на территории нескольких поселений находятся и ОМОН, и дополнительные силы ДПС. Жители станицы – тоже на усилении, причем по собственной инициативе. Вот об этом и хотелось бы рассказать – о том, что есть у нас еще и казаки, которые, как их деды и прадеды, защищают свою землю и станицы, о том, что живо в людях чувство малой родины и личной ответственности за нее. И, наверное, это объединяет людей, когда приходит беда. По крайней мере тех, у кого есть совесть, честь и душа. Те, у кого их нет, тоже моментально проявляются, потому что беда и война – это рентген. Но об этих «товарищах», даст Бог, расскажем в других публикациях. Первые материалы будут посвящены тому, почему бандитам, совершившим серию дерзких убийств на Ставрополье, не удалось добиться главной своей цели.

Беда сплотила

Россия – это мы

Конечно, дерзкое и циничное убийство братьев Скарженюк потрясло всю станицу. Их остановили в нескольких метрах от дома, да и расстреляли совсем рядом. Ребята просто попались под руку. Купили старенькую машиненку, вручную довели ее до ума и поехали по станице обкатать. Вот и обкатали...

Каждый понимает, что на месте этих ребят мог оказаться любой — как и на месте матери, которая в один день потеряла всех троих сыновей... Эту трагедию в станице восприняли как свою. Всем, чем могли, постарались помочь... Хотя родителей уже никакая помощь и поддержка не успокоит — у отца с матерью эти бандиты забрали смысл жизни...

Но жителей станицы волнует главный и пока остающийся риторическим вопрос: «Как такое могло случиться?». Ведь боевики, уже на тот момент находившиеся в федеральном розыске, совершенно спокойно ходили по Марьинской и останавливали машины — якобы для проверки документов. И люди сигнализировали об этом на телефон участкового. А вот он не отреагировал на этот сигнал или кто-то выше — однозначного мнения в станице нет. А официального комментария до окончания служебной проверки не получить.

Вообще, люди не переоценивают скромные возможности отдельно взятого участкового, которых на всю станицу в девять тысяч жителей было всего двое. А теперь, по крайней мере на данный период, и вовсе один остался. Конечно, в станице есть казачья дружина — 15 человек. Но и там казаки работают без страховки, и оружие им при себе иметь не положено.

Но это в спокойное время. В первые дни контртеррористической операции улицы станицы патрулировали ежедневно до семидесяти казаков. Казачьи патрули выходят в ночь. Днем возле школы и детского сада дежурят не только казаки, но и обычные жители.

– У нас у всех дети — у кого в садике, у кого в школе. Поэтому и решили — в выходные, в свободное время дежурить, - говорит станичник Максим. - Сейчас нет важнее дела. Это наши дети.

– Значит, нет такого мнения, что моя хата с краю — пусть правоохранители работают?

– Да вообще так вопрос не стоит, хочет кто-либо или не хочет выходить на патрулирование. Это необходимость, - говорит Александр — казак, фермер. - Другого выбора у нас нет. Спецслужбы тоже не всесильны. Если население будет запугано, никто здесь положение не исправит. А если мы будем сплоченно и поступательно действовать в отношении своих врагов, то выстоим. А сейчас, вы видите, все жители с нами — казаки, не казаки. Потому что все понимают — сейчас можно в любой момент ОМОН на подмогу вызвать — он тут, рядом, но это ведь не навсегда. Значит, мы и сами должны в любой момент быть готовы себя защитить. Сейчас вот стали говорить о создании казачьего ЧОПа. Неплохо было бы, чтобы нам с этим помогли. Что такое два участковых на станицу?.. Им пистолет-то только после трагедии выдали. У них тоже есть семьи — они в зоне риска находятся постоянно. И мы, получается, тоже в зоне риска, но когда вместе, то все-таки можем друг друга прикрыть, дать тактический отпор противнику... Но вот в чем проблема — даже мне, несмотря на десятилетний стаж владения оружием, раза четыре надо в Ставрополь за справками съездить, чтобы разрешение на нарезное оружие получить. А другие и вовсе этого разрешения не получат, хотя и в армии служили, и как с пистолетом и винтовкой обращаться, прекрасно знают. Мы ни у кого не просим денег — на оружие и технику мы сами себе заработаем. Главное, чтобы бюрократическими проволочками нас не мучили.

Междоусобицы здесь не будет

Россия – это мы

Да, тут много чего приходится делать самим. Так уж исторически и географически сложилось. Марьинская — станица со славной историей, ровесница Ставрополя — тоже одна из крепостей Азово-Моздокской оборонительной линии. Крепость святой Марии сначала стояла на Золке, потом была перенесена на Малку с сохранением названия. Помнит эта земля героические сражения первой Кавказской и Великой Отечественной. И сейчас она остается форпостом России на Кавказе.

– Мы пограничная зона, - говорит глава станичной администрации Михаил Кутько. - Меня, конечно, поправят, что граница у нас с Грузией, Азербайджаном... На самом деле она проходит уже по реке Малка.

Конечно, станичный глава не отделяет Кабарду от России, он даже подчеркивает, что мирное население селений по ту сторону речки страдает от террористов не меньше. Просто нынешний враг не отделен от нас государственными границами, он гнездится в том числе и здесь — в непосредственной близости. За речкой, которую в хорошую погоду и вброд перейти можно. А вот переехать ее теперь можно только в одном месте. Там выставлен постоянный пост ДПС. А вот второй въезд со стороны Кабарды, по которому 8 января в станицу, видимо, пришли и, вероятнее всего, ушли бандиты, жители ликвидировали. Сами договорились с бульдозеристом, скинулись на горючее и раскопали...

Понятно, что это не панацея. Административная граница тянется вдоль Малки больше чем на 10 километров. Сразу от берега со ставропольской стороны — густой лес. Периодически с сопредельной территории туда ныряют не только грибники...

– Теракты произведены, чтобы запугать население, создать здесь панику, - продолжает Михаил Кутько. - И на этом фоне спровоцировать междособицу. Этого не будет. Беда людей сплотила. У нас не только казаки, но и армяне, и даргинцы выражают готовность выходить с казаками на патрулирование. Пока мы их держим в резерве. Но междоусобицы у нас не будет. И хаоса не будет. И русские отсюда не побегут, как бы того ни хотелось организаторам подобных акций... Хотелось бы, чтобы и государство помогло нам защищаться от бандподполья. Ну а если государство не может, мы сами будем это делать.

А тем временем в станице продолжается вполне мирная жизнь. Люди готовятся праздновать Крещение. Будут и традиционные крещенские купания. Заметитель атамана станичного казачьего общества Леонид Колотин показывает мне место, где обычно это проиходит. Все будет так же. Только вот без мороза и с усиленной охраной.

– Ничего, - говорит Леонид, - сумеем обеспечить безопасность. И ОМОН, и казаки полным составом выйдут. Никаких традиций мы отменять не будем. Иначе те, кто посылал сюда убивать, решат, что они нас запугали... Не запугали. Так что в наш праздник у нас все, как положено, будет.

Фото автора.

Продолжение читайте
в следующем номере.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
только вместе ....
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Россия - это Я
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов