Ростки фашизма

Станислав Маслаков
Йозеф Геббельс
Йозеф Геббельс

Любой праздник - это не столько повод расслабиться и отметить памятную дату, сколько момент, когда мы можем и должны вспомнить прошлое и задуматься о будущем. В этом отношении 70-летие Победы над фашизмом должно стать уроком мужества для каждого с обязательным «домашним заданием». И главный его вопрос - а достаточно ли той Победы? Действительно ли фашизм уничтожен раз и навсегда? Сохранился ли у человечества иммунитет к нему? И если нет, то как нам обновить прививку, пока не стало слишком поздно? Давайте приглушим звуки фанфар и всёрьёз поговорим на этот счёт.

Часть первая

О смысле слов

Есть у языка такое свойство: чем чаще используется к месту и не очень какое-то слово, тем сильнее размывается его смысл. Самый хрестоматийный пример - слово «люблю», стараниями поп-культуры превратившееся в междометие. Но в той или иной степени это касается практически любого понятия. Слова - как деньги, со временем неизбежно обесцениваются. Недаром же многие религии содержат заповеди, запрещающие употребление имени божества всуе.

Пожалуй, быстрее всего эта инфляция смысла происходит в политике. Уж больно тут благодатная почва: множество точек зрения, постоянная смена сил и союзников, новые исторические реалии. Ложь и лицемерие - в порядке вещей. «Демократия», «права человека», «свобода слова», «долг» и так далее трактуются как угодно, в зависимости от сиюминутного интереса интерпретирующей стороны. Впрочем, просмотр сводки новостей вкупе с томиком «1984» Оруэлла раскроет эту тему куда лучше, чем способна газетная заметка.

Кто такие фашисты?

Поговорить же я хочу всего об одном понятии, увы, всё более актуальном - о фашизме. Его употребляют часто и охотно, в самых разных контекстах - настолько, что форма давно перестала соответствовать содержанию, а вкладываемые смыслы - исконному значению. Более того, фашизм в своём изначальном и исторически точном определении (то есть как итальянское политическое движение 20 - 40 годов ХХ века, возглавляемое Муссолини) потерял актуальность ещё во Вторую мировую.

Я ни в коей мере не собираюсь обелять преступления итальянских фашистов, но они не идут ни в какое сравнение с тем, что творили немецкие нацисты. И на фронтах войны, и на оккупированных территориях «везло» тем, кто имел дело с первыми и избегал встречи со вторыми. Просто потому, что подопечные Дуче воевали из рук вон плохо, а на захваченных землях зверствовали куда меньше своих союзников. Известно, что на Балканах евреи и сербы перебегали в зону, занятую итальянцами, и зачастую тем самым спасали свои жизни. Потому что те не только сами не устраивали тотального геноцида, но и немцам перебежчиков не выдавали. Хотя Гитлер требовал.

Повторюсь, всё вышесказанное вовсе не делает Муссолини положительным персонажем и не оправдывает его подопечных. Но при всей жестокости и нелепости идей итальянского фашизма он фундаментально отличается от человеконенавистнической доктрины фашизма подлинного, воплощённого третьим рейхом и, казалось бы, навсегда уничтоженного Советским Союзом.

Азов
Азов

Фашизм и коммунизм

В последние десятилетия стал популярен «широкий» взгляд на фашизм, когда его приравнивают к другим тоталитарным в той или иной степени режимам. Разумеется, в первую очередь к коммунизму в его советском воплощении. Делается это не только разнокалиберными аналитиками, но и на государственном уровне. Чаще, правда, квазигосударственном - ту же Украину в современном её виде считать полноценным государством было бы не вполне верно. У сторонников такой «уравниловки» - веская аргументация и удобные основания: наша история полна трагических событий, великие победы в ней соседствуют с колоссальными жертвами. Особенно любят сопоставлять Сталина и Гитлера, утверждая, что первый не лучше второго, да и СССР был во многом сродни нацистской Германии.

Апологетами такой точки зрения, равно как и теми, кто её опровергает, написаны многие тома честных и не очень исследований. Я не собираюсь вносить свою лепту в эту бесконечную дискуссию, потому что лучше самих нацистов уже никто не скажет. Вот, к примеру, короткая выдержка из выступления Генриха Гиммлера в Штеттине 13 июля 1941 года:

«Это война идеологий и борьба рас. На одной стороне стоит национал-социализм: идеология, основанная на ценностях нашей германской, нордической крови. Стоит мир, каким мы его хотим видеть: прекрасный, упорядоченный, справедливый в социальном отношении, мир, который, может быть, ещё страдает некоторыми недостатками, но в целом счастливый, прекрасный мир, наполненный культурой, каким как раз и является Германия. На другой стороне стоит 180-миллионный народ, смесь рас и народов, чьи имена непроизносимы и чья физическая сущность такова, что единственное, что с ними можно сделать — это расстреливать без всякой жалости и милосердия. Этих животных, которые подвергают пыткам и жестокому обращению каждого пленного с нашей стороны, которые не оказывают врачебной помощи захваченным ими нашим раненым, как это делают порядочные солдаты, вы увидите их сами. Этих людей объединили евреи одной религией, одной идеологией, именуемой большевизмом, с задачей: имея теперь Россию, наполовину [расположенную] в Азии, частично в Европе, сокрушить Германию и весь мир».

Ну и далее по тексту. Очевидно, что ничего подобного не мог произнести никто из советских руководителей и коммунистов вообще (независимо от личных моральных качеств) по одной простой причине: коммунистическая идеология делает упор на равенство всех людей и народов и ставит своей целью (речь именно о теоретической базе, а не практическом воплощении) всеобщее освобождение и счастье. Чтобы уравновесить предыдущую цитату, вот слова Карла Маркса:

«…На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидуумов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, — лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: «Каждый по способностям, каждому — по потребностям».

Утопия? Время покажет. Речь идёт лишь о том, что ставить коммунизм на одну полку с фашизмом неверно по сути и делается это далеко не всегда от незнания и поверхностного взгляда на вещи.

Клетка для дьявола

Если раскалить кусок твёрдой породы, а потом резко остудить и сделать это много раз, то она в итоге разрушится. Равно и понятие, чей смысл прямо или косвенно ясен каждому, постоянно то чрезмерно сужать (фашисты - только итальянские сторонники Муссолини) и неправомерно расширять (коммунисты - по сути такие же фашисты), оно в итоге расплывается в невнятную смысловую кляксу.

Во многом это происходит естественным путём. Враг был побеждён 70 лет назад, от нас уходят последние участники тех событий, а для новых поколений и война, и Победа превращаются в историческую абстракцию. Но в какой-то степени это, вероятно, делается целенаправленно. И речь вовсе не об очередном мировом заговоре - оставим эту тему многочисленным конспирологам. Просто давайте абстрагируемся от исторических словарей и решим, что такое фашизм для каждого из нас?

В самом общем виде это некая форма абсолютного зла. Эдакая смысловая клетка, в которой мы храним худшее, что было в истории человечества. Она была создана нашей Победой, должным образом оформлена и защищена. В отличие от живого врага, убить идею, даже самую жуткую, невозможно. Можно лишь в той или иной степени изолировать её от людей, оградить непреложными табу и постоянно поддерживать в таком состоянии. Но последние годы показали, что эти границы стали терять очертания, а зло находит всё новые пути для реализации. В принципе, это закономерное явление: после дискредитации мечты о светлом будущем реставрация тёмного прошлого стала, по сути, вопросом времени.

Просто символ

Считается, что мы живём в эпоху, когда принято всё подвергать сомнению, ничто не свято, а любые запреты кажутся пережитками прошлого. Это относится и к фашизму. Всё, что полвека казалось недопустимым в принципе, понемногу, с разными оговорками проникает в нашу жизнь.

Примеров можно привести много. Один из самых красноречивых - свастика. Символ, взятый на вооружение нацистами и ставший их «торговой маркой». Правда, сегодня куда популярнее разговоры о том, что по сути это древнейший знак, обозначающий солнце и присутствовавший во многих культурах. Так стоит ли столь упорно его запрещать только потому, что его присвоили плохие люди? А если повернуть в другую сторону? А если чуть изменить начертание и назвать его коловратом, трезубом или ещё как? Или взять флаг нацистской Германии, только вместо свастики поместить в круг серп и молот?

Но это всего лишь знаки, символы. Что насчёт девизов? Deutschland uber alles - Германия превыше всего. Просто строчка из патриотического гимна. Сейчас он тоже исполняется, только без первого куплета. Правда, за ним скрывается сам подход к решению любых вопросов. Раз Германия превыше всего, то всё - другие страны, народы, жизнь отдельного человека и миллионов, прогресс, будущее - менее важно, чем Германия. А потому если мешает, то подлежит уничтожению. Ничто не напоминает? В последние полтора года такой девиз популярен в нашей бывшей западной провинции: Україна понад усе. Он очень часто используется незалежными неонацистами и должным образом характеризует их видение патриотизма.

«Никогда мы не будем братьями»

А что до самих идей? Фашизм строился на базовом представлении о том, что люди делятся на сорта, на высшую расу и недочеловеков. Оснований для этого деления было много - от национальности и цвета кожи до политических воззрений. Противоположность этой позиции - идеи всеобщего равенства и братства, по-разному интерпретируемые коммунистами и либералами. Опять же, в последние годы эти идеи подвергаются всё большему сомнению. Государства, людей и социальные группы всё настойчивее делят на правильные и неправильные.

Ещё один украинский пример - ставший знаменитым стишок Насти Дмитрук. Вспомним его в, надеюсь, последний раз. Как-никак неофициальный гимн майдана:

Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными –
нам не стать с вами даже сводными.

Вы себя окрестили «старшими» -
нам бы младшими, да не вашими.
Вас так много, а, жаль, безликие.
Вы огромные, мы – великие.

А вы жмете… вы всё маетесь,
своей завистью вы подавитесь.
Воля - слово вам незнакомое,
вы все с детства в цепи закованы.

У вас дома «молчанье – золото»,
а у нас жгут коктейли Молотова,
да, у нас в сердце кровь горячая,
что ж вы нам за «родня» незрячая?

А у нас всех глаза бесстрашные,
без оружия мы опасные.
Повзрослели и стали смелыми
все у снайперов под прицелами.

Нас каты на колени ставили –
мы восстали и всё исправили.
И зря прячутся крысы, молятся –
они кровью своей умоются.

Вам шлют новые указания –
а у нас тут огни восстания.
У вас Царь, у нас - Демократия.
Никогда мы не будем братьями.

Что отсюда следует? Правильно. Русские - люди второго сорта, в отличие от украинцев (только тех, что поддержали майдан). Причём таковы они по своей природе и НИКОГДА не станут полноценными. Вообще по смыслу неплохо ложится на приведённую выше цитату Гиммлера.

Всё вышесказанное вовсе не означает то, что я считаю Украину фашистским государством. По большому счёту, это не вполне (во всяком случае, пока что) государство, раз в нём так и не выросли институты эффективного развития территорий, власть меняется посредством кровавых госпереворотов, а вся попытка построить собственную идеологию строится на ненависти к России. Может, это болезни роста, да речь не о том. Ни ужасы майдана, ни гражданская война, ни политика пришедших к власти элит пока не тянут на определение «фашисты». Но судя по всё возрастающей роли неонацистов и настроениям «продвинутой» молодёжи, условно воплощённых Настей Дмитрук, Украина и украинцы семимильными шагами движутся именно в этом направлении. Пока с оговорками, пока непоследовательно, но явно туда. Ещё один-два переворота - и весь этот мрак раскроется в полной мере. Но разве речь об одной Украине?

Продолжение следует

коммунизм, история, фашизм, политика

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Алексей Плехов
В следствии децентрализации, на Украине может остаться 9 регионов Подробности на http://www.xx-centure.com.ua/archives/17690
1

Другие статьи в рубрике «В мире»

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов