Русская жертва

Елена Павлова

Так называется художественно-публицистический фильм, посвященный подвигу псковских десантников, закрывших путь двухтысячному бандформированию Хаттаба, прорывавшемуся из Чечни в Дагестан. Неравный бой с двадцатикратно превосходившим по численности противником шел меньше суток. Бандиты не прошли. 6-я рота стояла насмерть и ушла в бессмертие... А мы... Мы прожили еще 10 лет... Сложных, не всегда мирных и не во всем справедливых, но прожили. А из тех 90 ребят, которые приняли бой под Улус-Кертом 29 февраля 2000 года, в живых остались шестеро. Большинству из 84, которые не вернулись, и сегодня не было бы еще и тридцати. Они были солдаты-срочники. Они были русские солдаты. Воины. И остаются ими - в людской памяти, в списках своей дивизии. Навеки - девятнадцатилетние.

И теми десятью годами, которые мы прожили после них, и теми, которые еще проживем, мы обязаны этим мальчишкам - солдатам и офицерам второй кавказской. Я не вкладываю в эти слова пафоса. Просто живу с этим ощущением. В конце 90-х мы все висели на волоске от большой войны. Именно мы - здесь, на Ставрополье. Но сюда она не пришла, потому что всего в нескольких сотнях километров от наших домов стояли насмерть бойцы 6-й роты и тысячи других, которые просто прикрыли нас собой. Я не о большой политике - я о людях. Об их великой жертве. «Это же наши мальчишки, наши солдаты, и мы склоняем головы перед жертвенностью любви, граничащей с мученичеством», - это первые слова фильма, снятого с благословения Русской Православной Церкви творческой группой центра «Армия и духовность».
Мне диск с фильмом дал Анатолий Иванович Духин, отец Владислава Духина, младшего сержанта, десантника 6-й роты. Мы в тот день летели к Поклонному кресту, установленному в память о подвиге Влада и его товарищей на вершине горы близ Марухского ущелья Карачаево-Черкесии. В детстве Влад очень любил эти горы, они семьей сюда каждое лето приезжали. И не только грибы собирать. В Великую Отечественную на Марухском перевале шли ожесточенные бои. Мальчишка не просто интересовался историей, это было для него свято. Да и как иначе - все-таки внук Героя Советского Союза. В этих местах маленький Владик свою первую горную подготовку проходил, которая и позволила ему потом в десант попасть. Он сам туда просился на призывной комиссии. Вот поэтому Поклонный крест в память о его подвиге установлен не только под Улус-Кертом, на месте гибели шестой роты, но и здесь, в КЧР - на вершине горы, которая напоминает собой купол (в былые времена ее и называли Белой Церковью)...
Каждое лето настоятель храма в селении Маруха отец Александр (Емельянов) собирает в своем приходе детский православный лагерь. И обязательно выходит с ними походом сюда, к Поклонному кресту. Путь неблизкий. В 2006-м, чтобы поднять крест на эту вершину, трое суток понадобилось. Так что спасибо председателю Ставропольской городской организации Союза ветеранов войны в Афганистане Николаю Борисенко, который хлопотал о предоставлении вертолета. Спасибо командованию пограничного управления по КЧР и летчикам Кочубеевского авиацентра, что откликнулись на эту просьбу. Анатолий Иванович очень хотел к кресту попасть. Пешком с больным сердцем было бы сложновато. А душа, говорил, болела за крест. Чувствовал что-то отец солдата...
Вертолет шел высоко над горами - почти две тысячи метров. Они не казались суровыми. Наоборот, сверху напоминали огромные плюшевые коричневые игрушки с мягкими драпированными аппликациями цвета мха, багрянца и охры. А наша гора издали и впрямь казалась белой, хотя снег лишь островками прикрывал склон и каменные глыбы на пути к вершине.
Пока поднимались от вертолетной площадки к вершине, казалось, что на этих склонах годами царит безлюдье и безмолвие, что только ветры здесь гуляют. Даже орлы кружили ниже. Оказалось, «залетают» сюда не только орлы.
...Крест нерушимо возвышался среди облаков. Закрепили его три года назад намертво. И не зря. Не только ветры буйные проверяли его на прочность. У основания явно поработали киркой. Но смогли лишь отколупнуть несколько камней от схваченной цементом скальной породы. Злобу выместили на мемориальной доске. Здесь установят другую, а эта, восстановленная из осколков, теперь хранится в музее военно-патриотического клуба «Русские витязи» в Сенгилеевском.
Председателю клуба Николаю Жмайло, отцу Александру и мне уже приходилось видеть наглядную демонстрацию ненависти даже к памяти героев. Мы видели прошитые пулями поклонные кресты и в Чечне. Но когда это случалось, всегда находились те, кто брал их под охрану. Под Улус-Кертом под защиту и охрану взяли крест псковичи - спецназовцы ГРУ, часть которых стояла неподалеку, в Дачу-Борзое. А здесь, в КЧР, обещали помочь пограничники. Я заметила, как изменилось лицо начальника пресс-службы пограничного управления Рашида Байрамукова, когда он увидел расколотую мемориальную доску (земляки ведь такое сотворили):
- Какие-то отморозки, наверное, «поработали», - сказал он и стал помогать собирать осколки. - Трогать память - это вообще кощунство.
Рашид - участник боевых действий, и тем февралем 2000-го тоже был в Чечне, пограничные заслоны находились не так далеко от места, где вела последний бой шестая рота.
Мы говорили о том, что зимой, ближе к годовщине, если получится, съездим и туда, под Улус-Керт, на место гибели ребят, к Поклонному кресту, который устанавливали в сентябре 2003 года. Там были тогда и отец Влада Духина Анатолий Иванович, и брат Евгений, и друг Максим Кияницкий, и Николай Жмайло, и отец Александр. И так же далеко по округе разносилась молитва. И так же горели соединенные вместе 84 свечи, и пламя их билось на ветру и не гасло.
А здесь, у Креста, возвышающегося над Марухским ущельем, Анатолий Иванович Духин установил фотографии. Владик, совсем юный хлопчик в камуфляже, и вся шестая рота, большинство из ее бойцов - такие же пацаны, которым так и не исполнилось 20.
- Этот Крест памяти не только Влада, - говорит Анатолий Иванович, - он во славу всех, кто погиб... Он помолчал и прибавил: - Вы обязательно посмотрите фильм.
... В фильме «Русская жертва», построенном на сплетении исторических параллелей и реальных судеб, проходят темы веры и жертвенности, расчета и предательства. Но главной темой становится все же судьба - судьба России. В диапазоне фильма - один день 2 марта и две вехи: начало крушения империи (год 1917-й) и начало возрождения (год 2000-й). В 1917-м, подписав отрешение от престола, государь Николай II пишет в дневнике: «Кругом измена, трусость и обман».
«В день, когда Россия осталась без своего царя, - звучит голос за кадром, - в селе Коломенском под Москвой произошло явление иконы Божией Матери, названной Державной. Государь не оставил Россию - он умолил Царицу Небесную взять на себя власть над народом, отвергшим своего Царя-помазанника. Строг и суров на иконе взгляд ее дивных очей, пропитана мученической кровью ее царская порфира. Символ этой иконы ясен - через неисчислимые страдания, кровь и слезы после покаяния русский народ будет прощен. В такой же мартовский день в Москве в Новоспасском монастыре Святейший Патриарх Алексий служил панихиду по воинам-десантникам. Не случайно было выбрано и место панихиды - Новоспасский монастырь является усыпальницей рода Романовых. Воины-десантники избрали путь мученичества. Они исполнили заповедь любви - жизнь положили за други своя. С Пскова, родины святой княгини Ольги, берет начало русская государственность, в Пскове начался путь нашего Царя к русской Голгофе. По пророчествам русских святых, должно состояться и воскресение России, но исполнение этих времен зависит от каждого из нас, от нашей верности и любви. За это воскресение и положили души десантники 6-й роты»... Ставропольский парень, младший сержант Владислав Духин, который подорвал себя вместе с десятком боевиков, старший лейтенант Алексей Воробьев, который тяжело раненный смог прошить автоматной очередью главаря банды полевого командира Идриса, комбат Марк Евтюхин, который, будучи окружен бандитами, вызвал огонь нашей артиллерии на себя... Можно назвать все 90 имен. Они все - Герои. И павшие, и живые.
Тот бой мог быть не таким неравным. Там тоже было штабное предательство. И расчет был на то, что и эти девяносто солдат не устоят - либо дрогнут, либо предадут. Но не дрогнули и не предали.
- Фанатики! - в ярости кричит в фильме один из главных злодеев новейшей истории России и, потрясая кулаком из окна с видом на Красную площадь, предрекает: - Ничего, это был ваш последний резерв!
... Не последний. Есть в наших молодых ребятах, поколение которых было модно называть потерянным, нечто очень важное, что выросло в их душах, может быть, не благодаря, а вопреки.
... На обратном пути к вертолету я оглянулась. Свечи возле Поклонного креста еще горели и издали были похожи на Вечный огонь. Максим Кияницкий все еще стоял рядом. Потом наклонился и тронул рукой фотографию. Они были друзьями. Только Макс чуть младше. Ему призываться надо было той весной, в первый день которой погиб Влад. Максим просился только в десант. И служил там - в Пскове, в той же дивизии и в шестой роте. Воевал в Чечне. Это был уже его выбор...
Вот пока это есть в людях, история России продолжается, и остается надежда на то, что предсказания русских святых сбудутся, и Русь воскреснет в былом величии и будет жить - ненависти, злобе и предательствам вопреки.

Фото автора.

На фото: "Максим Кияницкий тоже служил в шестой роте".

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Не пора остановить пролитие русской крови ? Не много ли мы ее проливаем ? Или у нас много лишних русских парней
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Вопросы Вы ставите правильные, но они - риторические.Остановить пролитие русской крови можно было еще до начала первой войны, только вместо этого у нас окраины "суверенитетом кормили"... И второй бы войны не было, если бы первая Хасавьюртом не закончилась. Чем нынешнее "мирное строительство" в Чечне завершится, тоже большой вопрос. В предчувствиях хотелось бы ошибаться. Остановить пролитие русской крови можно, если проблемы не раскармливать и решать их до того, когда они достигают размеров, которые завуалировать и замолчать уже невозможно.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов