Русские люди

Елена Павлова
Очередь за гуманитаркой. Фото Юрия ПЕТРУХИНА
Очередь за гуманитаркой. Фото Юрия ПЕТРУХИНА

В этом материале я опять буду называть много имен, хотя всех, кто постарался, чем мог, помочь жителям Первомайска или воспитанникам Луганского интерната для слабослышащих детей, о которых «Вечерний Ставрополь» рассказывал в серии материалов «Война и люди», перечислить все равно невозможно. Общими усилиями тех, кто откликнулся, меньше чем за месяц было собрано и впоследствии доставлено в Новороссию более 12 тонн гуманитарного груза. И отклики идут до сих пор. Вот об этом человеческом отклике и хочется рассказать. О сопричастности.

Отклик

Фото Юрия ПЕТРУХИНА
Фото Юрия ПЕТРУХИНА

К сожалению, в этот раз из-за своих семейных обстоятельств я не могла ни поехать в Новороссию вместе с нашей волонтерской группой, ни даже толком встретиться с людьми. Но я очень признательна простой учительнице, которая не хочет, чтобы ее имя называли, за то, что еще до выхода материала о Луганском интернате для слабослышащих детей, она обратилась к своим коллегам с просьбой помочь его воспитанникам и педагогам. И конечно, огромное спасибо учителям и ученикам ставропольской гимназии № 9, а также их родителям, которые собрали столько гуманитарной помощи, что вывозить ее на базу «Русских витязей» пришлось в несколько заездов. Руководство школы даже командировало в Луганск своего представителя – преподавателя ОБЖ Юрия Петрухина. Теперь в обоих зданиях школы установлены стенды с фотоотчетом об этой поездке.

Когда я встретилась с директором школы Валентиной Сапуновой и ее заместителем по воспитательной работе Аллой Кравцовой, я поняла, почему именно 9-я гимназия так откликнулась. Просто здесь очень много делается для воспитания в детях патриотизма и той самой сопричастности, которая в дни бед и потрясений объединяет тысячи людей. Например, гимназия дружит с коррекционным детским домом, готовит для детишек концерты, а они приезжают в гости к школьникам со своими поделками. И это всего лишь одно из многочисленных направлений такой работы.

Директор Луганской школы-интерната Борис Бабаян сам принимает участие в разгрузке гуманитарной помощи. Фото Юрия ПЕТРУХИНА
Директор Луганской школы-интерната Борис Бабаян сам принимает участие в разгрузке гуманитарной помощи. Фото Юрия ПЕТРУХИНА

Поэтому, когда ребята услышали о том, что помощь нужна детишкам-инвалидам по слуху из города Луганска, они очень живо на это откликнулись. Такие письма своим сверстникам писали – у учителей слезы наворачивались. А в сборе гуманитарной помощи между классами даже соревнование устроили и потом дружно упаковывали гуманитарный груз в большие картонные ящики. А старшеклассники и в погрузке участвовали…

… Вот не хочется называть это акцией – слишком это слово стало у нас отчетным и заформализованным. А это просто доброе хорошее дело, которое делалось не для отчета, а от души. И потому оно наверняка след в сердце каждого школьника оставило – и здесь, в Ставрополе, и там, в Луганске.

Также помощь для детишек-воспитанников Луганского интерната для слабослышащих детей от себя лично собрали жители Северо-Западного микрорайона: учителя и пенсионеры - семьи Клепиковых и Шинкаренко, Н.Дробот, Е.Янакова, Т.Беликина, Е.Данилова, Л.Леонтьева, О. Попова, Т.Мельникова.

…А кадетская школа имени генерала Ермолова собирала помощь для воспитанников церковно-приходской школы Первомайска (в материале «Война и люди. Первомайская дуга» мы рассказывали, как держится город, с июля находящийся под перманентными обстрелами).

Директор кадетской школы Алексей Хитров сетует только на то, что у них было очень мало времени на сбор гуманитарной помощи. Им действительно сказали о формировании очередного конвоя всего за несколько дней до отправки, но все равно помощь удалось сформировать – частично за счет собранных учителями средств, частично из того, что успели принести кадеты. Они тоже от души старались помочь своим сверстникам, оказавшимся в самом эпицентре войны, и тоже писали им очень теплые искренние письма. Они удивительные слова находили, даже педагоги удивлялись. Эти письма были разные. Но в каждом было одно общее пожелание – мира…

Очень много гуманитарной помощи в этот раз отправили жители Карачаево-Черкесии. Настоятель храма в Марухе отец Александр (Емельянов) признателен за содействие главе администрации Зеленчукского района Сергею Самоходкину.

Дом в Новороссии. Фото Юрия ПЕТРУХИНА
Дом в Новороссии. Фото Юрия ПЕТРУХИНА

Конечно, чтобы все это доставить в Новороссию (а там только муки было несколько тонн), нужен большегрузный транспорт, нужен бензин. Председатель военно-патриотического клуба «Русские витязи» благодарит за помощь предпринимателей Александра Горлова и Александра Мамонова, а также – главу города Михайловска Михаила Миненкова. Это благодаря его помощи в составе нынешнего конвоя была многотонная фура, куда удалось загрузить большую часть гуманитарки. Просил Николай Федорович сказать добрые слова и о водителе фуры Алексее Щукине, который поехал в Новороссию в первый раз, но с честью выдержал все испытания, коих было немало.

Четыре дня на таможне

…Когда мои ребята отправились в Новороссию, я, конечно, тихо горевала, что не еду с ними. Считала дни до их возвращения, на шестые сутки, решив, что если они и не доехали до дома, то, по крайней мере, должны быть уже на российской территории, позвонила Николаю Жмайло.

- Коль, вы вернулись?! – прокричала я в трубку вместо «здрасьте».

- В Первомайске разгружаемся, - ответил он.

…«Ничего себе, разъездились по перемирию», - подумала я.

Оказалось, времени на то, чтобы посетить новые места, у моих друзей попросту не было. В прошлый раз я сетовала на трехчасовое пребывание на таможне. Выясняется, что тогда мы ее очень быстро прошли. В этот раз переход на сторону Новороссии занял почти четверо суток. Правила все время меняются, каждый раз нужны новые и новые документы. Что-то пришлось запрашивать в Черкесске, что-то дооформлять в Ростове. В общем, три ночи ребятам пришлось провести в спальниках в машине.

Юрий Петрухин, преподаватель гимназии № 9, рассказывает, что на исходе третьих суток было ощущение отчаяния от неразрешимости вопроса: как же так, люди же от всей души собирали, у детей глаза светились, когда они эти пакеты с консервами, крупами, шампунями в школу несли – что им сказать, если гружеными придется возвращаться?! А ситуация действительно была хоть назад езжай.

Да и не они одни там такие были. Там фуры с фруктами из КЧР стояли, машины, которые с Урала через всю страну проехали, пятые сутки не могли границу пересечь. Подчеркиваю, речь идет о пропускных пунктах, где таможенный контроль только наш. Украинских товарищей там нет.

Такие надписи на воротах домов в городах Новороссии не закрашивают и сейчас. Фото Юрия ПЕТРУХИНА
Такие надписи на воротах домов в городах Новороссии не закрашивают и сейчас. Фото Юрия ПЕТРУХИНА

Кстати, в Ростове нашему отцу Александру сказали, что требования по провозу гуманитарных грузов и дальше будут ужесточаться. Во всяком случае, есть мнение, что их будут пропускать только раз в неделю: формировать из всех один общий конвой, который должен следовать к складам в Донецк или Луганск, а там нужно будет получать разрешение на проезд в тот же Первомайск или другой город Новороссии. Или разгружаться на этих самых общих складах.

…Не знаю, что из этого всего получится. Может, и есть необходимость упорядочить процесс доставки гуманитарных грузов и контроль над ним, но ведь граница и таможня оснащены всеми техническими и прочими средствами, чтобы досконально проверять конвои на предмет запрещенных к провозу оружия, наркотиков и т.д.

А что касается полной централизации процесса, то тут, дай Бог, чтобы все было в меру. Иначе как бы нам не выплеснуть вместе с водой младенца. Гуманитарный поток может постепенно иссякнуть. Вот даже из тех, кто перечислен в материале, ни один не сказал, что хотел бы отправить то, что он собрал, на какой-то склад или перевалочный пункт. Все хотят, чтобы их помощь была адресной. И волонтерам спокойнее, если то, что им люди доверили, они довезут и передадут в руки конкретных людей, которых они знают и которым они верят.

Право на адресную помощь

И пусть мои ребята до Луганского интерната добрались только в три ночи, но зато их там так ждали. И так бережно выгружали из фуры коробки с подарками и письмами от ставропольских ребятишек и школьников КЧР, мешки с мукой… В интернате, оказывается, есть своя пекарня, хлеб для школьной столовой там пекут сами. «Спасибо вам огромное, - сказал директор интерната Борис Бабаян. – Теперь этой муки нам до конца учебного года хватит.

- Для детей хватит? – уточнил Николай Федорович. – А учителям?»

В материале «Война и люди. «Сепаратисты» и «агрессоры» мы рассказывали, как выживают педагоги уникальной квалификации, лишь единожды с начала учебного года получившие зарплату только за один месяц. Конечно, оставили муку и для учителей – им ведь свои семьи тоже надо кормить…

В интернате волонтерам рассказали о тяжелом положении жителей поселка Брянка, что по пути к Первомайску. Это был новый адрес, но никто впоследствии не пожалел, что туда заехал. Там даже в здании администрации окна затянуты пленкой. Стеклить вообще нечем. Да и с продуктами плохо. Так что муке, консервам и детским вещам в администрации поселка очень обрадовались и тут же с ходу стали отправлять: это - в детский сад, это – в социальную столовую.

Вообще ощущение, конечно, тягостное. Очереди за гуманитаркой, очереди за водой, очереди за хлебом. Ну хоть не полное безлюдье, как до перемирия. И тем не менее отголоски войны слышны и видны невооруженным глазом. Подорвавшийся на мине БТР ополчения теперь стоит, как обугленный обелиск, с цветами у подножия. Другая машина иностранного образца – тоже что-то вроде музейного экспоната под открытым небом. Цветов на ней нет, но надпись на английском хорошо просматривается. Экспонатами служат гильзы от снарядов, заборы и стены домов с надписями: «Новороссия не сдается», «Фашизм не пройдет», «Будет Новороссия – будет Россия».

Провокации еще нередки. В том же Первомайске можно видеть дома, пострадавшие от обстрелов уже после объявления перемирия. В одном из домов погибли двое – парень и девушка (молодожены). Никто не спешит закрашивать белые буквы и на этом зеленом заборе «В подполе – люди, пять человек». Такие надписи жители делают на случай прямого попадания, они адресованы тем, кто будет разбирать завалы…
И при этом в семь утра, несмотря на выходной и праздник, администрация Первомайска уже на своих рабочих местах. Уже вовсю готовится еда в социальных столовых, и к центральной площади постепенно подходят люди. Наши хорошие знакомые - местный священник отец Василий и матушка тоже с рассвета были уже на ногах. В социальной столовой при церкви они уже кормят не сто человек, как месяц назад, а двести. Люди все-таки понемногу возвращаются в родной город. Ну как не отвести продукты для этой столовой и подарки для детей церковно-приходской школы, если люди и из Ставрополя, и из Кисловодска, и из КЧР именно для них все это и передавали.

А один из волонтеров - Сергей Витрук специально привез для храма Первомайска иконы и предметы церковного убранства. Не так давно там был пожар, причем не от проводки – загорелось изнутри, все думают, что это был поджог. Но ничего, с Божьей и людской помощью церковь отремонтируют.

Часть гуманитарного груза оставили и в администрации. В прошлый приезд нам не удалось встретиться со вдовой погибшего народного мэра Евгения Ищенко - Ольгой. Обязанности главы администрации теперь исполняет она. Ольга очень благодарила ставропольцев за помощь и сразу стала читать «Вечерний Ставрополь» с материалами «Война и люди. Первомайская дуга». Она нам даже благодарность написала «За правдивое и искреннее освещение боевых и трудовых будней Новороссии»…

Вы знаете, обычно я не вешаю свои грамоты и дипломы на стенку, предпочитаю по старинке хранить их в укромном уголке, чтобы внукам показывать. Но вот эту благодарность из Первомайска, написанную от руки, скрепленную печатью, все-таки помещу на видное место… Мне кажется, она адресована всем неравнодушным людям. Без них ни таких командировок, ни соответственно материалов просто бы не было.

Добро возвращается

…Уже после того, как уехала в Новороссию моя команда, в редакцию позвонила пожилая женщина Саида Хусейновна. Сказала, что ее семья собрала две сумки вещей для жителей Первомайска, просила за ними приехать. Узнав, что гуманитарный конвой ушел, а следующий будет не раньше чем через месяц, не расстроилась. Мы, оживилась она, тогда еще продуктов подкупим. Недавно опять позвонила:

- Все купили, вы про нас не забудьте, когда в следующий раз поедете… А то мне недавно операцию на суставе сделали, я сама на костылях…

- Конечно, не забудем, лишь бы только поехать, - я не знала, как спросить поделикатнее. – Мы детишкам из церковно-приходской школы Ваши подарки передадим, не возражаете?

Саида Хусейновна аж запнулась.

- Почему я буду возражать? У меня и внуки крещеные. Да разве в такие времена кто-то по национальностям делится?

Да, такие времена делят людей по другим признакам – равнодушия и неравнодушия, человечности и бесчеловечности…

… А вчера ко мне в кабинет вошла еще одна пожилая женщина. Опираясь на палочку, она тащила за собой сумку на колесиках. А в сумке – пакеты с консервами, макаронами, мылом.

- Я давно собиралась прийти, - сказала она. – Сразу, как Ваши материалы прочитала. Да ноги болят. Я сейчас от Фроленко два часа шла. Вот, - отдышавшись, она протянула мне белый конверт с аккуратно сложенной тысячей рублей, – будете ехать, купите еще что-нибудь на эти деньги. Люди так нуждаются… А я больше бы не дотащила…

Лидия Семеновна Дементьева сама родом с Луганщины, из города Свердловска, что недалеко от Краснодона. Правда, как уехала она оттуда 60 лет назад на учебу в Москву, так и приезжала туда только в отпуск к маме. А с тех пор, как мамы не стало, и ездить стало не к кому.

Лидия Семеновна всю жизнь в Ставрополе проработала – сначала в краевой библиотеке, потом – в культпросветучилище. А сейчас вот все новости про Украину смотрит, ночами не спит. Она помнит немецкую оккупацию, правда – детской памятью, отрывочными картинками. Как немцы их семью из большого турлучного дома в маленький заставили переселиться, как в подвале пряталась, как однажды убежала через дорогу к подружке и завалилась с головой в огромную рытвину, оставленную танком на дороге. Помнит бомбежку, когда почему-то не побежала в подвал во время налета авиации, а стояла как вкопанная и смотрела в небо на летящие самолеты, из которых, словно черные картофелины, вниз сыпались бомбы… Дальше картинка исчезает – видимо, девчушку все-таки схватил и спрятал в подвале кто-то из взрослых.

Конечно, тогда она была совсем ребенком. Но у нее не было такого ужаса, который она испытывает каждый раз, когда видит, во что превратила города Донбасса так называемая украинская армия. Конечно, она пытается услышать хоть что-то про свой родной город Но о Свердловске, сетует женщина, почти никогда не говорят.

Я успокаиваю:

- Это хорошо, что не говорят. Свердловск сейчас – глубокий тыл. Там в сравнении с тем же Донецком, Луганском, Первомайском относительно спокойная жизнь. Насколько это, конечно, возможно без выплат пенсий и пособий.

- Ну хорошо, - улыбается женщина. – Будете проезжать мимо, поклонитесь от меня Свердловску. А продукты там отдайте, где они нужнее. Я, когда вижу, что кто-то гуманитарную помощь собирает, всегда стараюсь хоть что-то передать для Донбасса, насколько из пенсии могу выкроить…

…Очень бы хотелось, чтобы те, в чьем ведении пускать или не пускать гуманитарные конвои через границу, не забывали о том, что в этих машинах не просто груз, а именно помощь, согретая теплом людских сердец.
А ведь тепло и добро всегда возвращаются и тоже согревают. В среду в программе «Специальный корреспондент» показывали, как в поселке Чернухино людям выдавали только что испеченный хлеб. Один из ополченцев, что был на раздаче, показал на камеру румяную буханку и радостно сообщил:

- Хлеб здесь печем, а мука ставропольская вообще красавица! Хлеб такой вкусный, душистый…

От этих слов на душе как-то хорошо и тепло стало…

Луганск, Гуманитарная помощь, люди, Новороссия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «В мире»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов