Рыцарь без страха и упрека

Валерий Манин

Секретарь партийной организации Ставропольского краевого комитета физической культуры и спорта, человек обычно решительный, в тот день выглядел растерянным. Он подходил то к одному сотруднику, то к другому, говоря: «Ну хоть вы объясните Татаринцевой, что сейчас не время кидаться в бой. Все равно ничего не изменишь, а себе навредит так, что потом долго еще будет жалеть о сделанной глупости».

Коллеги понимающе кивали, но сделать ничего не могли. Все давно знали характер Татьяны Татаринцевой – если ей, как говорится, «попала вожжа под хвост», то остановить ее практически невозможно. Тут никакие доводы не срабатывают.

 

Семья Татаринцевых.
Семья Татаринцевых.

Напролом!

А здесь еще сама ситуация провоцировала к активным действиям: по поводу, практически не имеющему прямого отношения к учебно-тренировочной работе, «а ради воспитания» партийные и спортивные чиновники решили избавиться от одного из лучших тренеров Ставрополья. В переводе с канцелярского на общепонятный язык это означало поставить вопрос о самом существовании на Ставрополье такого динамично развивающегося вида спорта, как гандбол.

Татьяна Ивановна, в то время уже считавшаяся одним из наиболее квалифицированных и опытных спортивных руководителей края, понимала, что допустить этого нельзя. А когда она была убеждена в своей правоте, то шла напролом, совершенно не думая, чем для неё лично обернется ее настырность.

И она, будучи руководителем краевого совета ДСО «Буревестник», чтобы спасти целый вид спорта, пошла против главного физкультурно-спортивного ведомства края, не только взяв под свое крыло опального тренера, но и открыв на Кавказских Минеральных Водах филиал своей ДЮСШ с отделением гандбола.

Понятно, что такое самовольство тогда, впрочем, как и ныне, не приветствовалось, и Татаринцевой была устроена показательная «партийно-производственная порка».

Но Татьяна Ивановна, убедившись, что спортшкола спасена, махнула рукой: «Да черт с ним, с выговором! У меня за три десятка лет их столько накопилось, что в квартире стенки оклеить хватит. Выговоры объявляют и снимают, а дело-то сделано!»

 

Калмыцкая школа

Во многом умению брать на себя ответственность за принятые решения Татьяна Татаринцева (тогда еще Шенина) научилась в Элисте, куда после окончания факультета физической культуры и спорта Ставропольского государственного педагогического института была направлена по распределению. Как человек, в свое время прошедший ту же школу, с полной ответственностью заявляю, что для молодого специалиста в начале своего производственного пути поработать в то время в Калмыкии – большая удача.

Дело в том, что Калмыцкая АССР во второй половине прошлого века являлась своеобразным островком свободомыслия в стране, задыхавшейся от тоталитаризма. Тогдашний руководитель республики Басан Бадьминович Городовиков едва ли не лично приглашал на работу молодых специалистов из всех уголков Советского Союза. По крайней мере, я после окончания журфака Ростовского государственного университета прибыл в Элисту по вызову, лично подписанному первым секретарем Калмыцкого обкома КПСС Б.Б. Городовиковым. И ни разу потом не пожалел о 13 годах работы в газетах этой крохотной республики.

Причем Басан Бадьминович отдавал предпочтение тем выпускникам вузов, которые отличались и активной жизненной позицией. Никогда не было секретом, что именно те студенты, кто имел на все свою точку зрения, доставляли руководству учебных заведений, комсомольско-партийному активу определенные проблемы. Неудивительно, что именно от таких «бузотеров», несмотря на их хорошие профессиональные знания, пытались избавиться при распределении.

А Татьяна Шенина была не только крепким профессионалом, но и человеком, имеющим по любому поводу свое мнение. И еще, она всегда умела учиться. В институте на нее, как специалиста, большое влияние оказал знаменитый ставропольский педагог Евгений Гилеб, давший дорогу в профессию целой плеяде известных ныне спортивных специалистов. А в Элисте талантливую руководительницу взял под свою опеку тогдашний председатель республиканского союза спортивных обществ и организаций Борис Надбитов. Бывший фронтовик, кадровый офицер, прошедший не только через горнило Великой Отечественной войны, но и испытавший унижение сталинских репрессий, Борис Тавинович ценил в Татьяне ее умение не только принимать верные решения, но и отстаивать их. И еще его удивляло почти полное отсутствие у Татьяны злопамятства. Пережив ужасы репрессий, она сохранила не только веру в человеческую доброту, но и в гений Сталина как руководителя и в компартию. У нее до сих пор рядом с наградами – пятью медалями, двумя почетными ведомственными знаками и дипломом – хранятся партийный билет и учетная карточка члена КПСС.

 

Стальной характер

Во многом жизненный стержень у красивой, обаятельной и хрупкой на вид молодой женщины сформировался под влиянием ситуаций, в которых она находилась долгие годы. Так случилось, что семью Шениных, глава которой являлся этническим немцем, в начале сороковых годов прошлого века из Минераловодского района Ставрополья выселили в казахстанские степи. За что, за какие прегрешения? На перевоспитание. Это сейчас трудно представить такое массовое «перевоспитание», а в те времена, когда ссылались в места, мало пригодные для проживания, целые народы, когда солдат-орденоносцев и кадровых офицеров снимали с передовой только за то, что они «не той» национальности, судьба отдельно взятой семьи вообще в расчет не бралась. «Лес рубят – щепки летят» – один из основных принципов национальной политики государства. Вместе с миллионами таких «щепок» улетели и Шенины.

И не выжить бы семье спецпереселенцев Шениных, если бы не помощь соседей – таких же бедолаг ссыльных и местного населения, делившихся друг с другом последним куском хлеба, последней фуфайкой. Но все равно отец Тани так и остался навеки в казахстанской земле, а осиротевшую семью после Победы пригрел брат матери.

После средней школы физически крепкая, отлично координированная Татьяна, обладавшая к тому же огромной волей, всерьез занималась как игровыми видами спорта, так и легкой атлетикой, заслуженно считаясь перспективной спортсменкой. Но после защиты диплома вскоре освоила профессию физкультурного организатора.

В Элисте, поработав несколько лет инструктором городского спортивного союза, быстро завоевала авторитет инициативного организатора, была избрана депутатом городского Совета народных депутатов и получила приглашение перейти на работу в республиканский союз спортивных обществ и организаций (высший орган руководства физкультурой и спортом в республике) с реальной перспективой стать уже в ближайшее время его руководителем.

 

Не ждали!

Так бы оно и случилось, но по семейным обстоятельствам Татьяна Ивановна была вынуждена возвратиться на Ставрополье.

А здесь, как говорится, ее не ждали. Потолкавшись по различным кабинетам и поняв, что в ее профессиональном умении здесь нужды нет, бывшая заместитель главы республиканского спортивного ведомства пошла работать обычным преподавателем физвоспитания в общеобразовательную школу.

Но и здесь Татьяна Ивановна не удовлетворилась хрестоматийными обязанностями школьного физрука. Она развернула секционную работу, и вскоре об общеобразовательной школе, которая стала конкурировать со специализированными учебными заведениями дополнительного образования спортивной направленности, заговорили. И теперь уже хочешь не хочешь, а пришлось приглашать Шенину на работу в крайспорткомитет. Правда, на «каторжную» должность заведующего организационно-массовым отделом и лишь потом элитным – учебно-спортивным. В общей сложности в главном спортивном ведомстве Ставрополья она проработала с десяток лет, пока не предложили возглавить краевой совет ДСО «Буревестник». Именно при ее непосредственном участии в Ставрополе были созданы теперь знаменитые на всю страну спортивные школы ручного мяча и художественной гимнастики.

Не зря же один из самых знаменитых ставропольских гандболистов – олимпийский чемпион Игорь Лавров в свое время сказал: «...Жалко, что в руководстве краевым спортивным движением стало мало таких блестящих организаторов, какой была, например, Татьяна Ивановна Татаринцева...» (из книги Александра Скляренко «Гандбол по-русски», изданной в 2003 году в московском издательстве «ФиС» к 75-летию российского гандбола).

 

Ячейка общества

Надо заметить, что спорт подарил Татьяне Ивановне не только радость любимой работы, но и семейное счастье. Еще в середине шестидесятых годов прошлого века на одном из семинаров, проходивших в Теберде, молодая заведующая отделом крайспорткомитета Татьяна Шенина (Козлова) познакомилась с таким же молодым председателем Изобильненского районного союза спортивных обществ и организаций Александром Татаринцевым. Зная эту пару более трех десятков лет, могу с полной ответственностью утверждать, что они были обречены на долгую и счастливую жизнь. Оба блестящие профессионалы, талантливые люди с открытой душой, везде являющиеся, как принято говорить, душой общества. Кстати, не так давно чета Татаринцевых отметила свой «золотой юбилей» – 50-летие совместной жизни. Отпраздновали в узком семейном кругу, который является не таким уж и узким. За полвека Татьяна Ивановна и Александр Гаврилович создали солидную «ячейку общества», в которую входят сын Сергей, невестка Таня, внуки Настя и Саня, племянники Павел и Александр... Кстати, практически все они пошли по стопам старших, связав свою жизнь со спортом. Сын – тренер высшей категории, отличник физической культуры и спорта Российской Федерации, племянники – профессиональные гандболисты, внучка – победительница многих краевых, региональных и республиканских соревнований, обладательницы первого на Ставрополье золотого значка ГТО, полученного на Всероссийском фестивале в Белгороде. А вот Александр Татаринцев Третий с определенной неохотой посещает детский сад и категорически отказывается ходить в школу, предпочитая бегать и прыгать на стадионе.

 

Эпилог

Думаю, что крепость семейных уз у Татаринцевых не в последнюю очередь зависит от Татьяны Ивановны. Ведь буквально с первых дней супружества она, великолепный профессионал, спортивный организатор, взвалила на свои внешне хрупкие, но оказавшиеся такими прочными плечи всю тяжесть сохранения семейного быта. Уже в первые годы совместной жизни крохотная комнатенка супругов Татаринцевых на ставропольской улице Дачной стала центром притяжения для молодых спортсменов и их тренеров. Здесь в полуподвальном помещении кипели нешуточные споры о путях развития отечественного спорта, новых методиках тренировок. Увлеченные своей профессией, молодые специалисты, часто оставаясь здесь ночевать, даже не обращали внимания, что кто-то им готовит пищу, кто-то стирает пропотевшую спортивную форму, да и просто помогает «зализывать раны» после жестких спортивных неудач.

А Татьяна Ивановна с самопожертвованием, свойственным русским женщинам, все это делала, даже не претендуя на благодарность. И далеко не всегда ее дожидалась. Таково уж свойство человеческой натуры: мы ждем, а то и требуем, к себе повышенного внимания, при этом почти всегда забывая одаривать этим самым вниманием ближних.

И Татьяна Татаринцева не стала пенять на судьбу, когда в «лихие девяностые» в разваливающейся спортивной структуре Ставрополья ей, одной из самых квалифицированных и инициативных работниц, вдруг не нашлось места. Без всяких видимых проявлений обиды она тихо ушла в спасительную семейную среду, находя выход своей кипучей энергии в заботе о муже, детях, внуках и даче, уже давно ставшей по степени ухоженности образцово-показательной в кооперативе.

Увы, с возрастом о себе все чаще напоминают застарелые спортивные и душевные травмы, сказываются и пережитые житейские невзгоды. Не миновали они и Татьяну Ивановну. Но ни один человек (за исключением, может быть, мужа) не слышал от Татаринцевой ни слова жалобы, не видел ее в плохом настроении. И никто не знает, чего ей это стоит.

И конечно, ей, как и любой другой женщине, хочется, чтобы хоть на праздники получать поздравления не только от членов семьи, но и от тех людей, с которыми в свое время связывали общие производственные интересы, кто, возможно, сохранил свою работу благодаря принципиальности и абсолютной несгибаемости «мамки» – так уже более полувека называют Татьяну Ивановну друзья и знакомые семьи Татаринцевых. Увы, это случается далеко не всегда. Поэтому уместными будут здесь искренние слова мужа – Александра Гавриловича Татаринцева:

Когда грехи Всевышний подытожит
В конце земного моего пути,
Лишь ты одна без осужденья сможешь
Принять моё смиренное «прости».
Признанья мёд и горьких слез отраву
В потоке дней испили мы сполна.
Знай, что судить меня имеешь право
Из всех живущих только ты одна!

дети войны, Ставропольский краевой комитет физической культуры и спорта

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»