С лихвой оплачен долг интернациональный

Елена Павлова

15 февраля – День памяти россиян, выполнявших воинский долг за пределами Отечества. Это название стало официальным несколько лет назад – после внесения изменений в Закон «О днях воинской славы и памятных датах России». Надо сказать, что к такой формулировке неоднозначно отнеслись даже сами воины-интернационалисты, для которых дата вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана всегда была особым днем. Я даже не знаю, какая формулировка могла бы вместить всю многомерность самой Афганской войны, и тем более – ее финала.

 

«Прощай, Афганистан, которого мне жаль»

Да, 15 февраля – это, безусловно, День памяти погибших, честно и до конца выполнивших свой воинский и интернациональный долг. Но и тех, кто живыми вернулся из Афгана, из других горячих точек планеты, где они защищали интересы нашей страны «на дальних подступах», тоже в этот день забывать не стоит. А стоит каждому сказать спасибо.

Подполковник Юрий Митрясов.
Подполковник Юрий Митрясов.

Воинам-«афганцам» спасибо за то, что воевали достойно, собой закрывая нас от таких многоголовых монстров, как международный терроризм и наркотрафик. Девять с лишним лет закрывали... Подавляющее число граждан СССР в 80-е годы даже слов таких не знали. Только вот благодарность за это от государства воины-интернационалисты услышали, мягко говоря, с опозданием. А тогда они уходили из Афгана «под прицельные залпы наветов и лжи»... На излете СССР на волне борьбы с «проклятым коммунистическим прошлым» с подачи Совета народных депутатов не только саму войну (ввод ограниченного контингента), но по факту и ее солдат признали «ошибкой». На то, чтобы осознать и признать, что тогда ошибались сами народные избранники, потребовалось почти 30 лет. И в эти условно мирные десятилетия ветеранам Афганистана вновь потребовались стойкость и мужество, чтобы выдержать все это и остаться людьми.

Может быть, когда-нибудь, еще лет через... цать, на официальном уровне будет дана оценка решению о выводе войск, завершившемся 15 февраля 1989 года. А может быть, и нет.

Что ощущали рядовые солдаты, когда войсковые колонны двигались по мосту через реку Пяндж? Скорее всего, они радовались. У офицеров к радостному ожиданию скорой встречи с родными примешивалось чувство горечи. Они ведь даже не предчувствовали, они понимали, что с выводом советских войск под ударом окажется и инфраструктура ДРА, созданная с участием наших специалистов, и люди, которые поддерживали шурави (в переводе – советский), да и сама молодая республика...

Настраиваясь на написание материала, переслушала афганские песни Игоря Морозова и Виктора Верстакова. Вот они смогли сказать в своих стихах об этом очень емко. Потому что это их личная боль и горечь. Они это все прожили и пережили: Морозов – полковник КГБ в отставке, ветеран спецподразделения «Каскад», Верстаков – военкор газеты «Правда», при этом оба – поэты от бога. Я их буду немного цитировать. Просто своими словами так ярко и емко объяснить не смогу. Песню Игоря Морозова «Мы уходим» вы и сами, наверное, слышали – она часто звучит по телевидению в разных концертах и передачах:

Прощайте, горы, вам видней,

Какую цену здесь платили,

Врага какого не добили,

Каких оставили друзей...

А вот строки из стихотворения Виктора Верстакова «Последний батальон уходит из Кабула»:

С лихвой оплачен долг интернациональный,

Не посрамили мы советскую страну,

И все же иногда оглянемся печально

На брошенный Кабул, предчувствуя вину.

Оставили друзей наедине с врагами,

Оставили врагов с судьбой наедине –

Одни убьют других, потом погибнут сами

На недобитой нами горестной войне...

Строчка из этого стихотворения вынесена и в подзаголовок этой части материала.

 

Как восемь советских пограничников спасли четыреста жизней

Еще лейтенант.
Еще лейтенант.

В сентябре 1984 года выпускник Ленинградского артиллерийского училища Юрий Митрясов прибыл к месту службы в Тахтабазарский погранотряд. В Погранвойска КГБ СССР он был отобран еще на третьем курсе, и ни секунды не колебался, принимая решение. К тому, что служба легкой не будет, был готов. Во-первых, у пограничников она простой и не бывает, во-вторых, уже само географическое положение отряда и соответственно – зона его ответственности просто гарантировали стабильную напряженность. Погранотряд находился как раз на стыке трех границ СССР – Афганистан – Иран. Среди многочисленных задач одними из главных были: не допустить проникновения моджахедов на советскую территорию (поскольку до ввода войск в Афганистан предпринимались попытки бандитских налетов на приграничные города).

Туркменский поселок Тахтабазар – местечко экзотическое, с глинобитными выжженными на солнце домишками и с такой же выжженной землей. А вокруг – пустыня Кара-Кум, пески, барханы. И жара – за 50 градусов. Однако арык там протекал. В общем, молодой чете Митрясовых после не избалованного солнышком Ленинграда все это показалось краем света. В какой-то мере это так и было. Служить пришлось возле города Кушки – самой южной точки СССР. Среди офицеров с давних пор бытовала поговорка: «Меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют».

Первое место службы Тахтабазарский погранотряд.
Первое место службы Тахтабазарский погранотряд.

После того как началась Афганская война, посылали и дальше – в Афганистан. В командировки. Цель командировки в документах обозначалась так: «Охрана государственной границы со стороны сопредельного государства». Первая состоялась уже в декабре того же 1984 года. Сколько их всего было, Юрий Владимирович даже навскидку сказать не может. Не считал. Это не было чем-то сверхъестественным. Работа, обычная работа. Иной раз командировки заканчивались через пять суток, иногда и по полтора месяца по горам лазали, караванными тропами.

Работа была разная: прочесывали местность, банды гоняли, разминировали. «Бои местного значения», – резюмирует подполковник Митрясов.

Но одна афганская операция осталась в памяти на всю жизнь. Это было уже после вывода советских войск из Афганистана, в апреле 1989 года. На сопредельной территории началось то, что и должно было начаться. Моджахеды активизировались, стали предпринимать попытки выдавить из подконтрольных правительству ДРА его армейские подразделения и царандой (некий афганский аналог наших правоохранительных органов). Те, конечно, сражались достойно, знали, что бандиты не пощадят ни их самих, ни их семьи. Были случаи зверских расправ.

Юрий Митрясов весной 1989 года уже служил старшим офицером инженерного отдела Хорогского погранотряда. Это Горно-Бадахшанская автономная область, а через речку – афганская провинция Бадахшан. Места красивейшие, но пограничники очень хорошо знали обманчивость кажущегося нерушимым покоя и величественной красоты гор, уходящих вершинами в облака.

К командиру отряда старшего офицера Митрясова вызвали в полночь – прямо с дежурства. Ситуация действительно была критической. Поступила информация, что по ту сторону речки (то есть на афганской стороне) моджахеды блокировали порядка 400 – 420 человек, среди которых были женщины и дети. Видимо, произошло нападение на расположение какой-то части, и сотрудники отходили вместе с семьями, стараясь пробиться к району, подконтрольному правительственным силам Афганистана. И он был не так уж далеко, но при этом – недостижим. У реки люди оказались в ловушке: с одной стороны обрыв – метров пятьдесят, с другой – горы. А в горах боевики, у которых не получилось захватить преследуемых в ходе операции, они решили взять их измором. Просто ждали, зная, что деться людям с этой площадки некуда.

Горы в белом снегу.
Горы в белом снегу.

Но наши пограничники нашли выход. Старшему офицеру инженерного отдела погранотряда было поручено организовать спасение людей. Это была беспрецедентная по дерзости операция.

Юрий Владимирович вспоминает, как сразу после разговора с командиром пришел в свою роту, построил бойцов и объяснил ситуацию. Он не скрывал, что наград за это не светит, а выполнить поставленную задачу будет непросто. Надо переправить четыреста человек с берега на берег под носом у бандитов и остаться незамеченными. А это Пяндж – горная и полноводная река. Словом, предложил добровольцам сделать шаг вперед. Шаг вперед сделала вся рота. Так что окончательный выбор был за ним. Выбирал тех, кто покрепче, ну и личностные характеристики учитывал. По характеру это были не самые покладистые ребята, но в той операции они показали себя настоящими солдатами и настоящими людьми.

Группа Митрясова в составе восьми человек приступила к выполнению задачи уже в четыре утра. Первые сутки изучали местность, проводили рекогносцировку, просчитывали пути спасения людей. Вторые ушли на изготовление парома из подручных средств (досок, камер и т.д.). Когда стемнело, перетащили средства переправы на исходные позиции. А потом натянули тросы, укрепив их большими валунами на одном и другом берегу. Конечно, для этого командиру с двумя бойцами пришлось на лодке переправляться на сопредельную территорию. Погода благоприятствовала. Лил дождь, висел туман, видимость была нулевая.

С нашего берега пограничников прикрывали мотоманевренная группа, готовая в любой момент вступить в бой, и артиллерийская батарея. Но, к счастью, им не пришлось сделать ни одного выстрела. Душманы просто проспали, они не ожидали от шурави такой наглости – порядка сорока раз форсировать у них под носом бурный полноводный Пяндж. Тросы не подвели, паром, на котором размещалось максимум 10 – 12 человек, делал заход за заходом. Моджахеды очнулись, когда последний рейс уже был на середине реки. Но тут уж поздно было стрелять вдогонку.

Люди были сильно истощены, у них давно уже кончились продукты, последние дни они ели траву. Но были живы. И их ждали машины. Километрах в двадцати вниз по течению была нормальная переправа в афганский поселок Мусай, подконтрольный правительственным силам ДРА. Туда людей и отправили. Спасли четыреста жизней.

Вот уж яркий пример выполнения интернационального долга. Но восемь ребят пограничников рисковали собой в ту дождливую ночь не ради наград. Юрий Митрясов был совершенно искренен, когда предупреждал бойцов: «За это задание медалей не ждите». Войск советских в Афганистане уже нет, кто же и как представление на награды писать будет? Но все награды нашли героев. Несколько бойцов получили медали, командовавший группой Юрий Митрясов был награжден орденом Красной Звезды.

Впереди еще было много лет службы – в Ашхабаде, Карелии, на Северном Кавказе. Но сейчас, через 10 лет после увольнения в запас, самые теплые воспоминания – о Средней Азии, где был и Афган, и тревоги, и потери. Конечно, это было первое место службы, к которому всегда относишься по-особому. Но самое главное, что до сих пор согревает воспоминаниями душу, – рядом были люди, порядочные, честные... « Искусственного в них ничего не было», – говорит Юрий Владимирович.

Вот и сейчас, являясь первым заместителем председателя городского совета ветеранов, подполковник Митрясов ценит эту работу за то, что здесь рядом с ним неравнодушные люди, единомышленники, за то, что есть возможность хоть кому-то помочь, а людям ведь иногда нужно просто участие. Это очень остро проявляется во время поездок на Донбасс, куда наши ветераны передают помощь для ветеранов Луганской области, для ополченцев, пострадавших в ходе вооруженного конфликта.

– Для меня не существует разницы, в войсках человек служил или был в ополчении, – говорит Юрий Владимирович. – Каждый, кто с оружием в руках защищал Родину – уже ветеран.

Фото из архива Юрия Митрясова и из открытых источников.

ветераны афганской войны, Ставрополь, афганская война, воины-интернационалисты, 15 февраля - День памяти воинов-интернационалистов, подполковник Юрий Митрясов

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»



Последние новости

Все новости