Сахарный диабет: нужно просто жить…

Лариса Денежная

Сахарный диабет: нужно просто жить…

Шокирующее признание голливудской дивы Анджелины Джоли об удалении ей молочных желез из-за высокого риска развития рака (это решение актриса приняла сама) получило неожиданный резонанс на Всероссийском диабетологическом конгрессе, который завершил свою работу в Москве 22 мая. Казалось бы, какое отношение имеет эта история к нынешнему специализированному форуму? Ученые и медики все больше обращают взгляды к генетике. В сахарном диабете наследственность играет не последнюю роль.

Что появилось нового в диагностике и лечении этого, пока неизлечимого заболевания? Какой вклад в практическое здравоохранение вносит наука? Об этом и другом мы беседуем с участником конгресса – главным врачом краевого эндокринологического диспансера, главным эндокринологом края Еленой Славицкой.

– Елена Семеновна, чем был примечателен нынешний форум?
– Практически каждый съезд привносит что-то новое в развитие науки диабетологии. В его программу всегда включают доклады с научными сообщениями о последних разработках, исследованиях в лечении и диагностике сахарного диабета не только в нашей стране, но и в мире, произошедших за год. На форум всегда приезжают иностранные лидеры диабетологии, исследователи. На этот раз были ученые из Милана (Италия). Они докладывали о новых видах лечения с использованием клеточных технологий. Речь идет о трансплантации аутобэтаклеток больным сахарным диабетом 1-го типа. Пока в мире этим занимается всего несколько клиник, в том числе и клиника Сан Рафаэля в Милане. Это пересадка выращенных бэтаклеток, вырабатывающих инсулин, специальным инфузионным методом (в портальную вену). Таких операций в мире сделано пока ограниченное количество – не более 600, но перспективы впечатляющие.
Сейчас в разработке новое направление – программирование выращенных стволовых клеток, превращение их в бэтаклетку с дальнейшей трансплантацией в человеческий организм. Конечно, его практическое применение  – далекая перспектива. Это пока большая наука.
– Но мы хотя бы знаем, в каком направлении двигается наука и над чем работают ученые. Это дает надежду, что, может быть, другим поколениям повезет, когда медицина сможет справиться с этим недугом. А есть разработки для более близкой перспективы применения их на практике?
– Если говорить о высоких технологиях в лечении сахарного диабета, то это, в первую очередь, современные и лекарственные средства, и способы их введения. Сегодня есть разработки производства инсулина для ингаляций и в таблетках. Правда, в России таких видов инсулина нет. Но есть перспективные разработки, которые в стадии исследования.
– Коснулись ли новшества в лечении сахарного диабета наших больных?
– В крае больные тоже получают современные инсулины-аналоги, максимально приближенные к инсулину человека, применяются и современные способы доставки этих препаратов, в частности, помповая инсулинотерапия. Что такое помпа? Это такой маленький аппаратик, который сам вводит инсулин в организм на протяжении всего дня, как бы это делала поджелудочная железа в норме. Препарат через специальную трубочку капельно поступает в дозе, которую больной сам программирует. В крае уже более 30 человек, которые получают такой вид инсулина. К сожалению, это дорого-
стоящий метод. Пока он не входит в программу госгарантий. Больные оплачивают его собственными средствами. Дорогая не только помпа (в зависимости от модели  – от 100 до 200 тысяч рублей), но и расходные материалы. Помповая инсулинотерапия особенно показана беременным женщинам, детям и подросткам, больным сахарным диабетом 1-го типа.
В подростковом возрасте заболевание имеет лабильный характер. Помповая терапия позволяет добиться уровня сахаров, близкого к нормальным значениям, без резких подъемов и падений. А это очень облегчает жизнь упомянутой категории больных.
Кстати, когда я была в Америке, обратила внимание на официантку в джинсах с заниженной талией. У нее была на поясе помпа. При этом женщина нисколько не комплексовала. Было такое впечатление, что человек просто живет и заболевание ей нисколько не мешает.
– У них настолько распространен диабет и сам метод лечения, что ношение этого аппарата не вызывает ни у кого ни удивления, ни интереса? Все равно, если человек носит слуховой аппарата или очки… Это естественно и необходимо.
– Именно так. В мире – колоссальное количество больных сахарным диабетом, и сегодня говорят о цифре в 370 миллионов. Прогнозируется, что к 2020 году эта цифра составит более 500 миллионов. Сахарный диабет – в тройке самых распространенных заболеваний после сердечно-сосудистых и онкологии.
– А в нашей стране?
– Ситуация аналогичная. По последним данным, в России – 3 млн 779 больных сахарным диабетом, из них диабетом 1-го типа страдает 321 тысяча человек. То есть заболеваемость растет в основном за счет диабета второго типа. Реальное же количество больных сахарным диабетом, по оценкам экспертов, в три-четыре раза выше. По данным эпидемиологических исследований, которые проводят в регионах диабетцентры, эта цифра составляет порядка 10–12 миллионов.
Во всех странах мира лечение сахарного диабета идет в основном за счет государства. На съезде озвучивались затраты на лечение больных в разных странах. Конечно, Россия по этим показателям пока отстает от других. Этим и объясняется то, что помпотерапия не очень распространена. В нашей стране в среднем в год тратится на одного больного с диабетом 650 долларов, в Японии – 3321, в такой маленькой стране, как Финляндия, около пяти тысяч, в США – чуть более восьми тысяч долларов.
– Елена Семеновна, на диабетологический конгресс приехали помимо диабетологов и представители различных сфер медицины – эндокринологи, кардиологи, нефрологи, гастроэнтерологи, хирурги, трансплантологи, генетики, других смежных специальностей. Сахарный диабет, как известно, чреват серьезными осложнениями. Научились ли с ними бороться?
– Увы, различные осложнения – спутники сахарного диабета. Риски сердечно-сосудистых заболеваний, почечной недостаточности, слепоты в десять раз выше у таких больных. Есть такая статистика. Из числа лиц, болеющих сахарным диабетом, один мужчина из восьми и одна женщина из шестнадцати перенесут либо острый инфаркт миокарда, либо инсульт. Это колоссальные цифры. Недаром нынешний конгресс проходил под девизом «Сахарный диабет в XXI веке – время объединения усилий». Это объединение усилий медиков разных специальностей, врачей и самих пациентов.
– Я недавно проводила «прямую линию» с заведующим офтальмологическим отделением. Немало звонков поступило от диабетиков с ретинопатией. Доктор всех предупреждал: с операцией не спешить, нужны предварительное обследование и подготовка.
– Во-первых, пациенты должны быть максимально компенсированы перед операцией, чтобы были хорошие показатели уровня сахара. Во-вторых, существуют доказательные исследования в отношении препарата «Трайкар», его даже называют безоперационным методом лечения ретинопатии. Он помогает предотвратить развитие тяжелых форм этой патологии. Это тоже новое направление в лечении, которым мы пользуемся. И, конечно, лазерная фотокоагуляция при диабетической ретинопатии. В крае пациентам с диабетом сегодня она проводится бесплатно. Выполняют ее в нашем диабетологическом центре с 2002 года. В рамках программы модернизации мы получили современное оборудование последней модификации. Врачи очень успешно на нем работают. Пациентам спасают зрение.
– Как мы смотримся на фоне других территорий?
– Если говорить с точки зрения того, как продвинулись за последние годы, то однозначно: есть чем похвалиться. Средняя продолжительность жизни больных сахарным диабетом составляет 72 года, это выше, чем в среднем по популяции в Ставропольском крае. Это серьезное достижение. За последние пять лет средняя продолжительность жизни больных сахарным диабетом 1-го типа увеличилась на 5,5 года. Это говорит о большой работе, о лучшем лекарственном обеспечении, о новых возможностях в лечении. Помню, в 2003 году, когда я стала главным врачом, мы покупали животные инсулины. Сегодня – только генно-инженерные человеческие инсулины и качественные инсулины-аналоги.
Конечно, есть проблемы. Не хватает специализированных кадров – врачей-эндокринологов. А общеврачебная сеть этой проблемой не занимается. Финансирование самой программы по диабету увеличилось, но все-таки недостаточно. Мы достигли качественного лечения заболевания, но обеспечить всех больных средствами самоконтроля или более удобными для введения инсулина шприц-ручками пока не можем – бюджет не потянет. 60 процентов больных сегодня получают инсулин в шприц-ручках, остальные во флаконах. Но когда-то их было 20 процентов.
– Больные надеются, что вот-вот появится нечто такое, что поможет если не излечить диабет, то, по крайней мере, жить с болезнью, не оглядываясь на нее.
– Сахарный диабет не удастся излечить в ближайшем будущем. Но сегодня все больше обращают внимание на профилактику сахарного диабета, которая строится в первую очередь на выявлении и лечении ожирения, с которым связано 75 процентов случаев сахарного диабета. Когда-то Гиппократ сказал: к еде нужно относиться, как к лекарству, чтобы лекарства не стали едой. Это очень актуально сегодня. Наш образ жизни такой, что злоупотребляем высококалорийной пищей, мало двигаемся. Все это способствует развитию ожирения.
Во всем мире растет детское ожирение, которое влечет за собой другие факторы риска – инсулинорезистентность, то есть нечувствительность к инсулину. Пугает то, чего не было раньше, – развитие диабета второго типа у детей. Раньше это были единичные случаи, а сейчас это носит массовый характер. Поэтому проблема инсулинорезистентности изучается во всем мире. Кстати, этой теме было посвящено на конгрессе очень много докладов. Где инсулинорезистентность – там диабет, инсульты и инфаркты. А это – серьезное экономическое бремя даже для самых развитых стран мира.
– На конгрессе говорили о современных алгоритмах диагностики и лечения осложнений сахарного диабета. Что под этим подразумевается?
– Алгоритмы лечения обновляются с определенной периодичностью во всех странах мира. В Америкие они одни, в России – другие. В них расписано по шагам, как вести пациента, когда, кому, в каких случаях и что именно нужно назначать. Современные подходы предполагают интенсификацию лечения в зависимости от ее стадии. Когда впервые выявляется диабет – достаточно назначить только диету, физические нагрузки и, например, метформин. Но проходят годы, и диета уже не помогает в силу ряда причин. К тому же диабет сам по себе – прогрессирующее заболевание. Нужно назначать новые лекарственные формы, но в зависимости от уровня сахара в крови и состояния конкретного больного.
– Это и есть персонализированная медицина, о необходимости внедрения которой давно говорят врачи-эндокринологи?
– Современные алгоритмы лечения как раз таки подразумевают индивидуальный подход к пациенту. Если у молодого человека, к примеру, уровень гликированного гемоглобина сахара выше 7% – это высокий показатель, а значит, его нужно снижать, для пожилого больного, да еще перенесшего инфаркт или инсульт, это допускается, чтобы лечением не навредить его здоровью. Понятия «целевые значения глюкозы» и «безопасность» сегодня вступают в определенный конфликт. Здесь важно все взвесить. Поэтому сегодня исследования новых лекарственных форм и подходы к лечению предполагают именно безопасность. Есть множество вариантов в лечении, но главное, чтобы заболевание не влияло на качество жизни людей.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов