Сарыкамыш

.
На снимке: казаки-кубанцы во время Первой мировой войны
На снимке: казаки-кубанцы во время Первой мировой войны

Первая мировая война, или, как её в настоящее время ряд учёных именуют, Великая война, официально началась 20 июля (2 августа) 1914 года. В начальный период войны Турция заявила о своем нейтралитете. Однако втайне готовилась присоединить территории Ближнего Востока, и особенно, Кавказа. Турция, официально не решаясь поддерживать те или иные воюющие страны, подстрекаемая Германией, разрешила пройти крейсеру «Гебен» и лёгкому крейсеру «Бреслау» через проливы Босфор и Дарданеллы. Эти немецкие военные корабли 16 (29) октября обстреляли Одессу, Севастополь, Феодосию, Новороссийск.

В ответ на такие действия Россия объявила Турции войну 20 октября (2 ноября) 1914 года.

Турция на Кавказском фронте выставила 3-ю армию под командованием генерала Энвер-паши. К началу декабря основные военные действия разворачивались на Сарыкамышском направлении. Здесь русский фронт под командованием генерала Г.Э. Берхмана выдвинулся своеобразным полукольцом вперёд. Именно в этом месте турки и решили нанести свой главный удар, пытаясь обойти главные силы русской армии с правого фланга и окружить.

Под Сарыкамышем действовали три турецких корпуса: 9-й и 10-й на северо-западном направлении, а 11-й - на фронтальном, на юго-западном дислоцировались кавалерийские части курдов. Разведка турок донесла, что в тылу у Сарыкамыша оставлены только незначительные подразделения русских войск, окружить и уничтожить их, по мнению турецкого командования, не представляло больших затруднений.

Началось наступление турок 12 (25) декабря с северо-востока на селение Ольты. В это время там находился Ольтинский отряд генерала Н.М. Истомина численностью всего в восемь батальонов. Для турок такой малочисленный противник не являлся большим препятствием, и, смяв его, они вышли с севера к Сарыкамышу. Оборону этого важного стратегического объекта возглавил генерал М.А. Пржевальский, для подкрепления к которому подошли незначительные части русской армии и казачий полк ККВ. Но этих сил было явно недостаточно, так как с фронта наступал полнокровный 11-й корпус турок, а с юга - курдский кавалерийский корпус, которые должны были сковать действия Сарыкамышского отряда Г.Э Берхмана.

Заместитель Главнокомандующего русской армией на Кавказе генерал А.З. Мышлаевский (Главнокомандующий И.И. Воронцов-Дашков. – Авт.), ознакомившись с создавшемся положением у Сарыкамыша, отдал приказ об отступлении. Но отступать было уже некуда, так как соединения 9-го и 10-го корпусов перерезали основную железную дорогу Сарыкамыш – Карс, связывающую фронт с Тифлисом (Тбилиси). К этому времени была прервана и радиосвязь. Ударами турецкой артиллерии уничтожена единственная радиостанция. Отступать через заснеженные горы в лютый мороз было равносильно смерти, поэтому защитники Сарыкамыша, несмотря на приказ, решили оборонять город.

Когда началась война между Россией и Турцией, российский Кавказ, Иран, Средняя Азия, Поволжье, по замыслу турецкого военного министра Энвер-паши, должны были стать ареной широкого восстания мусульманского населения против России. Но эти замыслы не сбылись. Во многом благодаря героической обороне Сарыкамыша.

6 декабря 1914 г. Энвер-паша взял в свои руки непосредственное руководство 3-й турецкой армией. В это время русские войска успешно развивали наступление в горных районах Турции, но их фланги и тыл оказались открытыми. 12 декабря 1914 г. турки сумели выйти на рубеж всего в пяти верстах от Сарыкамыша, с тем чтобы, взяв этот город, двинуться на Карс и затем на Тифлис (Тбилиси).

Возвращавшийся из Тифлиса начальник штаба 2-й Кубанской пластунской бригады полковник Николай Букретов образовал из разных тыловых частей отряд и принял на себя оборону города. 12 (25) декабря турками был назначен общий штурм.

Пластуны, среди которых было много казаков Лабинского и Кавказского полков, сражались геройски. Вот как писал об этом полковник ККВ Ф.И. Елисеев в своей книге «Казаки на Кавказском фронте 1914 – 1917 гг.»: «А снег по пояс. Мороз до 30 градусов. И на каждом шагу «чертовы мосты»... От сапог — ни воспоминаний. Черкески в лохмотьях. Ноги с обмороженными пальцами. А идут пластуны, будто пружинным шагом на парадном смотру. И увидели отборную армию Энвер-паши. И уничтожили армию. Турки, и те, что с Кеприкея, гнались за отступавшими пластунами, и те, что на Сарыкамыш наступали, в спину пластунов никогда не видали. Поэтому и мог в Батуме, на банкете, генерал И.Е. Гулыга сказать врачам: «Раненого пластуна не переворачивать без толку, отыскивая входную и выходную рану, — входных ран в спину у пластунов не может быть!».

Между тем и в самом Сарыкамыше шло сражение. 13 (26) декабря к городу с правого берега Аракса подошел 1-й Запорожский императрицы Екатерины Великой полк Кубанского казачьего войска полковника Кравченко, который сразу же двинулся к железнодорожному вокзалу, за который шли упорные бои. К вечеру 15 (28) декабря к городу вышли части 1–й Кубанской пластунской бригады генерала М.А. Пржевальского. Пластуны без выстрела, в полном молчании, атакуют турок и опрокидывают их штыками. Внезапная и молчаливая атака производит на противника настолько сильное впечатление, что он уже не пытается возобновить здесь штурм. 20 (3 января) декабря к городу подошли 1-я Кавказская казачья дивизия князя генерала Н.Н. Баратова, внесшая окончательный перелом в сражении, и турки были отброшены. Казачьи части преследовали отступающие в полном беспорядке части 10-го турецкого корпуса, непрерывно нанося удары и захватывая большое количество пленных, орудий и других трофеев. Одна 2-я Кубанская пластунская бригада захватила более 4000 пленных. Внезапным ночным налетом был захвачен штаб 30-й турецкой пехотной дивизии с её начальником.

По сравнению с численностью турецких корпусов оборону Сарыкамыша осуществляли немногочисленные отряды. Но сражались они так грамотно и мужественно, что соперник был вынужден использовать против них все больше и больше своих войск. Турки, чтобы окружить сарыкамышский гарнизон, решили кратчайшим путём идти через горы. Но просчитались. Ледяная стужа, глубокий снег для них оказались роковыми. В первый день наступления из-за обморожения турки потеряли около 10 000 человек. Несмотря на потери, они не снижали своего натиска, и три дня усиленными атаками пытались захватить город. Однако каждая попытка оказывалась неудачной. Отряды русских и казаков действовали успешно. Пластуны, действуя по ночам, уничтожали и постовых, и спящих турок. Казаки конных сотен рубили противников, заставляя их сдаваться в плен или бежать с поля боя, бросая своё вооружение и продовольственные склады. Последний натиск турок 14 (27) декабря также оказался неудачным.

Пользуясь этим, российские войска 16 (29) декабря перешли в наступление и отбросили турок на много километров от Сарыкамыша. 22 декабря (4 января) 9-й «промороженный» турецкий корпус был полностью окружен и после трёхдневных боёв капитулировал. Остатки 10-го турецкого корпуса, имеющие значительный перевес над Ольтинским отрядом, вынуждены были отступить. Причём отступать им пришлось также через заснеженные горы и в лютый мороз. Фронтальная атака 11-го корпуса турок тоже не имела успеха.

В Сарыкамышской операции Турция потерпела сокрушительное поражение. Здесь войска генерала Энвер-паши потеряли убитыми, ранеными, обмороженными и пленёнными свыше 78 тыс. человек (свыше 80 % всего состава).

Во многих документах по Сарыкамышской операции отмечено множество героических поступков казаков Кубанского казачьего войска.      

В рапорте командира 4-й сотни 6-го пластунского батальона отмечалось: «В ночь с 16 на 17 декабря в бою под Сарыкамышем, когда рота турок лесом пробралась до окраины Сарыкамыша, подхорунжий вверенной мне сотни, станицы Невинномысской, Филипп Коновалов и урядники Александр Ткачёв, станицы Суворовской, Андрей Кизилов, Касьян Казлитин, Лазарь Мельников, станицы Отрадной, пластуны Павел Щусенко, станицы Кардоникской, Дмитрий Величко, станицы Воровсколесской, проводя разведку, были обстреляны турками. Не отвечая на выстрелы, с криком «ура», казаки бросились в штыки. 21 турок были переколоты штыками и один взят в плен; к этому времени подошла 4-я сотня сего же батальона, и турки были обращены в бегство. В этой схватке был убит пластун станицы Воровсколесской Дмитрий Величко».      

Братья, старший урядник станицы Расшеватской Караблин Михаил и Николай, служили в 10-м Кавказском полку во 2-й сотне 4-го Кубанского пластунского батальона. Вместе с группой своих станичников участвовали в ночных рейдах под Сарыкамышем, проявив героизм и отвагу. В одном из рейдов им удалось полностью уничтожить пулемётные позиции турок. На Высочайшем смотре 1-го (14) декабря 1914 года в сел. Менджигерт император Николай II лично вручил обоим братьям Георгиевские кресты 4-й степени.

Казак-старик станицы Кармалинской Михаил Григорьевич Мерзликин отвозил письма и подарки станичникам 1-го Кубанского полка, сражавшегося у с. Хорсан. «Возвращаясь обратно, около Сарыкамыша он попал под турецкий ружейный и орудийный огонь; в одном месте ему пришлось миновать стрелковую цепь одного из наших пластунских батальонов, при этом он увидел двух раненых пластунов; несмотря на сильный огонь, Мерзликин уложил обоих пластунов на свою подводу, предварительно сделав одному перевязку, и доставил их на лазаретную линейку». Мезрзликин М.Г. был представлен к награде - Георгиевской медали IV степени с надписью: «За храбрость». Примеров беззаветной отваги казаков в Сарыкамышской операции было множество.

Сарыкамышская операция оставила яркий пример героического подвига казаков, которые проявили исключительную доблесть и чудеса героизма в сложных для них условиях. По Сарыкамышскому отряду за 1914 год было представлено к награде 986 казаков.

В настоящее время в г. Краснодаре строится панорама этого сражения.

                                                 Пётр Федосов, кандидат исторических наук.

Первая Мировая

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов