Счастье полета. Актеру Ставропольского академического театра драмы имени Лермонтова Александру Жукову присвоено звание заслуженного артиста России

Счастье полета. Актеру Ставропольского академического театра драмы имени Лермонтова Александру Жукову присвоено звание заслуженного артиста России
В раннем детстве Саша умел летать. Это было так просто: стоило лишь встать на край дивана, зажмурить глаза... Мальчишка мог часами стоять так, раскинув руки, при этом испытывая всепоглощающую радость полета. Он даже ощущал, насколько упруг летящий навстречу воздух. 

Потом это как-то забылось. Появились велосипед, дворовая футбольная команда – словом, другие важные мальчишечьи дела. Но однажды, в классе шестом, Сашке вдруг вновь захотелось испытать захватывающее чувство парения. Он встал на краешек дивана, раскинул руки. Но ничего не произошло. Комната осталась комнатой, диван – диваном, а обжигающего восторга отрыва от земли не возникло... Это было потрясение, о котором Александр и сейчас, двадцать с лишним лет спустя, вспоминает с какой-то немножко грустной улыбкой:

- Я не мог понять, как же так?! Почему?! Я ведь был уверен, что умею летать...

12-летний пацаненок тогда не знал, что 10 лет спустя ему будет суждено вновь пережить щемящее счастье полета, а потом – переживать его вновь и вновь.

Это случилось во время премьеры его первого спектакля «Такая любовь». Волновались все. Это был очень ответственный момент. Тогда, в 1994 году, Ставропольский академический театр драмы только возрождал свою актерскую школу. А в 1991-м тогдашний художественный руководитель театра заслуженный деятель искусств России Алексей Малышев и народная артистка России Наталья Зубкова набрали первый курс актерского отделения. Александр Жуков к тому времени уже успел отслужить в армии, окончить культ-просветучилище и поработать организатором различных мероприятий в парке. На прослушивание он отправился по совету своей преподавательницы. И поступил.

Что будущий актер успел узнать и понять в профессии к моменту начала репетиций «Такой любви»?.. Наверное – главное:

- С Алексеем Александровичем и Натальей Павловной мы проходили настоящую актерскую школу, - говорит Александр Жуков, - с самого первого дня находились в центре всего, чем живет и дышит театр. Мы все время были рядом с актерами. Благодаря нашим учителям мы поняли, что театр – это самоотречение, театр – это жертвенность...

Работа над первой же ролью потребовала от Александра именно этого. В «Такой любви» он играл Судью. Работа шла крайне тяжело. Роль истинно рождалась в муках. Дело в том, что у Жукова не было героя, Судья в пьесе – не герой и не сторонний наблюдатель, не комментатор... В трактовке Малышева и Зубковой Судья был Совестью. А Совесть нельзя сыграть. Совестью надо стать. И начинающему актеру это удалось.

Вот тогда, на премьере «Такой любви», выйдя на поклон, Александр и пережил вернувшееся вдруг из детства ощущение безмятежного радостного полета, когда, рассекая упругий воздух, он несся где-то очень высоко над землей... Он снова знал, что умеет летать. Правда, теперь он знал этому цену.

Счастье полета скоротечно. Оно возникает, когда стирается зримая грань между зрительным залом и сценой, и зал, уже проживая с героями беду или радость, замирает. Оно возникает на поклоне, когда зрители смахивают слезы, когда они аплодируют стоя... Ставропольские зрители именно так благодарят артистов.

А на премьере «Белой гвардии» зал молчал. Уже прозвучали финальные слова: «Все пройдет: страдания, муки, кровь, голод и мор... Исчезнет меч... А звезды останутся...». Глухая, даже шорохом не нарушаемая тишина висела всего несколько мгновений, но показалось – вечность. А потом зал взорвался аплодисментами. Навсегда осталось в памяти, как на сцену вышли два пожилых человека. Сказали: «Мы - тоже офицеры». И поклонились актерам... Это была самая высокая благодарность.

Настоящего русского офицера Алексея Турбина в «Белой гвардии» играл Александр Жуков. За 15 лет работы в театре актер сыграл более тридцати главных ролей. Таких ролей, о которых артисты с «героическим амплуа» могут только мечтать. Достаточно назвать Дон Жуана, Евгения Онегина, шута Балакирева в одноименных пьесах, Генриха VIII в «Королевских играх», графа Орлова в «Царской охоте», Паратова в «Бесприданнице», Казбича в «Герое нашего времени»...

Так получилось, что присвоение Александру Жукову звания заслуженного артиста совпало с премьерой спектакля «Собор Парижской Богоматери». Значимое совпадение. Клод - бесспорно одна из лучших работ актера, яркий и мощный образ раздираемого страстями и противоречиями человека. Он не злодей, скорее — тоже жертва собственного злодейства. Актер проживает трагедию своего героя, трагедию его самоуничтожения.

- Я считаю, - говорит Александр Жуков, - что абсолютно отрицательных героев просто не бывает. Поэтому, когда мне доводится играть тех, кого принято считать мерзавцами, я становлюсь для них адвокатом. Просто не сыграю, если не пойму, что движет героем и что человек чувствует... Это всегда можно найти, и поиск идет постоянно. Пока работаешь над ролью, какую бы книгу ни взял, какой бы фильм ни посмотрел, с чем бы ты на улице ни столкнулся – ты везде, в любой ситуации видишь своего героя. И он всегда неоднозначен...

Согласна с Александром и его партнерша в большинстве спектаклей Ирина Баранникова. Они вообще очень созвучны друг другу – на сцене и в жизни. Первым это рассмотрел Алексей Александрович Малышев, назначив на ту пору только что зачисленного в труппу Александра и студентку 2-го курса Иру Баранникову на главные роли в спектакле по пьесе Гюго «Рюи Блэз». Тогда они только играли любовь. Партнерство складывалось – молодые актеры хорошо чувствовали друг друга... И вот во время генерального прогона, когда шла уже последняя сцена, откуда-то сверху спустился и сел прямо к ногам Ирины и Александра белый голубь... Откуда он взялся – никто не знает. Только вот голубок тот добрым пророком оказался. Баранникова и Жуков – ведущие актеры театра, постоянные партнеры практически во всех спектаклях и счастливая семья, подрастает дочка Машенька и совсем недавно появился на свет сын, которого в честь папы назвали Сашей. Трудно сказать, какие способности обнаружит в себе маленький Сан Саныч (ему пока еще нет и двух месяцев), а его старшая сестричка, судя по всему, со временем продолжит актерскую династию. Пока она играет дома, мастерски изображая всех знакомых ей кошек и собак, и присутствует на очень многих репетициях в театре, где папа и мама, как и дома, всегда вместе...

Один из самых любимых их спектаклей - «Царская охота», поставленный народной артисткой России Натальей Зубковой по пьесе Леонида Зорина. Почему вдруг опять стала актуальной эта давняя пьеса? А потому что время, в которое нам выпало жить, - особенное. Время выбора. Оно наступило не вчера и закончится не завтра. И свой выбор так или иначе приходится делать каждому. Не все это до конца понимают, но все это чувствуют. Вот потому тема «Царской охоты» - человек и власть, любовь и долг - воспринимается нынче особенно обостренно.

Герою Жукова приходится делать выбор, способный сокрушить даже очень сильного человека: Орлову суждено выбирать между долгом и любовью. Он выполняет свой долг, жертвуя любовью. Александр говорит, что в этой работе, несмотря на все ее сложности, ему было проще. Он понимал и принимал своего героя в каждом его поступке, в каждом слове. Орлов – русский человек, а русский человек жертвенный, если речь идет о долге перед Отечеством.

- Тут мне было сложнее, - улыбается Ирина. - Я ведь играла иностранку, ее трагедию, ее непонимание, как ради государыни, ради России человек может уничтожить свою любовь... Но я-то – русский человек. Мне как раз все это близко и понятно...

- И в Александре, и в Ирине есть очень ценное качество, - говорит директор Ставропольского академического театра драмы Евгений Луганский, - они из числа актеров, которые учатся всю жизнь. Они как губка впитывают в себя все, а потом в работе над ролью находят интересные манки. Они не проигрывают – они проживают роль. Думаю, что любому театру хотелось бы иметь в своей орбите таких актеров, как Жуков и Баранникова.

- Мне наш театр дорог в первую очередь тем, что в нем живы искусство и душа, - говорит Александр. - А это далеко не в каждом театре есть... К тому же меня, например, театр спасает – от лжи, суеты, жестокости, от того, с чем каждому из нас приходится сталкиваться ежедневно. Мне не совсем комфортно в компаниях, где говорят только о деньгах, о том, как заработать... Ну заработал, хорошо. Что-то ведь в жизни еще должно быть. Словом, только в театре я чувствую себя хорошо. Как было бы в другом – не знаю...

- Нам с Сашей театр дал все. Он нам все подарил, - добавляет Ирина. - К нам нигде больше так бы не относились. Это я точно знаю. Мы, кто здесь учился, тепличные. Нас, как цветки, выращивают: «Нет, это, деточка, тебе еще рано... А вот это пробуй»... И вот когда скажут: пробуй – ты не сделать, не сыграть не сможешь. Тебе не позволят не справиться с ролью, и сомневаться в себе не дадут.

И те, кого растили с любовью, платят театру взаимностью. Еще они хорошо помнят то главное правило, которое усвоили еще в студенчестве: театр – это самоотречение, театр – это жертвенность...

Были моменты, которые можно назвать проверкой на прочность. Хотя бы в той же «Царской охоте». Тогда сразу после премьеры актер серьезно травмировал руку. Под угрозой отмены оказалось как минимум двадцать спектаклей. Жуков занят в разных постановках практически каждый день. Александр написал в больнице расписку, что предупрежден о последствиях, и через два дня после травмы уже вышел на сцену. О том, что каждое движение причиняло актеру боль, никто из зрителей не догадывался...

- Нельзя расслабляться, - говорит Александр. - Нельзя циклиться на боли. Это энергетика. Зритель все чувствует. Может, он тебя какое-то время будет жалеть, но он не станет ждать с тобой встречи... После травмы много думал, как в одно мгновение я мог потерять все. Мне говорили: ты еще удачно упал. Вот если бы чуть менее удачно... Так вот раз я смог двигаться при помощи жгута, но сам удерживать руку, то я должен был играть – и никакого тут другого выбора не было.

А у него и, правда, не было дилеммы. Просто свой выбор Александр Жуков давно сделал. Ради мимолетных мгновений актерского счастья, когда ощущаешь единение со зрителем, ради ощущения полета можно зажать в кулак любую боль. Ради того, чтобы никогда не разучиться летать.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Заслуженный артист без голоса - нонсенс a priori. Пора вводитььперевод Жукова с суфлером навыворот, но с лучшей дикцией.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Он наш местный Джигурда.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Поздравления Александру Жукову! Замечательный актер. Яркий, красивый, и Ирина Баранникова ему подстать! Помню, как мои девятиклассницы после просмотра "Евгения Онегина", взволнованно твердили, чуть не плача: "Ну почему Татьяна отказалась от Онегина? Ну почему? Они такая пара.."
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Молодец он. Не супермегагений, но по-настоящему яркий и талантдивый человек. Куда ярче этого изрыгательно-попсового Джигурды. Поздравлямс!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Поздравляю от всей души. Только посмотреть-то любимого артиста вообщем-то и не в чем в последнее время. Либо играет всякую фигню. Либо в кошмарных спектаклях, типа "Собор Парижской Богоматери". Есть, правда "Чайка", но она в будни всё время. В компании со школьниками, которое пришли на обязятельные посещения. Увольте. Вот Ерёмин приезжал - ставил "Героя нашего времени" так почему не Жуков - Печорин?! До сих пор не пойму.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Как банально, дали звание- написали все газеты. И везде одно и тоже КАКОЙ ЖУКОВ ЗАШИБЕННЫЙ АКТЕР. И Ставрополка, и Ведомости, и какой-то там Репортер. Только "Открытая" многозначительно промолчала.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
КОГДА УЖЕ ОБНОВИТЬСЯ НАША ТЕАТРАЛЬНАЯ ТРУППА??????????? УЖЕ ТОШНИТ ОТ ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ ФАМИЛИЙ..... ЖУКОВ, БАРТАШ, КАЛИНИН, РОСТОВ...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Никогда она не обновиться, пока театр не интересует краевую власть. Там только студенты СГУ, ученики Зубковой теперь появляются. А им ещё нужно с нормальными режиссёрами лет 10 поработать, чтобы обрести профессию. ХУДРУКА БЫ ТЕАТРУ!!! А то Малышева не стало и театр активно творчески деградирует. А Жуков - хороший актёр, очень хороший. Но актёр один без режиссёра в поле не воин.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
"Открытая" многозначительно промолчала"... Так это ей заказа из театра не поступило. Она о театре только по заказу его директора пишет.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Мне лично ни разу еще заказов из театра не поступало, к счастью или к сожалению, не знаю. А у вас откуда, такая инфа, что поступает? А?
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Ну, да, по заказу директора это круто сказано, извините. Вы просто излагаете его мнение.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Вы хоть представтесь, прежде чем тявкать, все анонимы, ничего не стоят. Только свое настоящее имя напишите, уж, плиз... А еще лучше в редакцию ко мне зайдите и там пообщаемся на любые темы.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Я больше полемизировать на этом сайте с анонимами не буду.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Невыносимо прожить, не думая, невыносимее — углубиться. Где наша вера? Нас будто сдунули, существованье — самоубийство, самоубийство — бороться с дрянью, самоубийство — мириться с ними, невыносимо, когда бездарен, когда талантлив — невыносимей, мы убиваем себя карьерой, деньгами, девками загорелыми, ведь нам, актерам, жить не с потомками, а режиссеры — одни подонки, мы наших милых в объятьях душим, но отпечатываются подушки на юных лицах, как след от шины, невыносимо,.... /МОНОЛОГ МЕРЛИН МОНРО Андрей Вознесенский/
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Сейчас театр уже не тот, большинство труппы бездарность. Благодаря таким актерам, как Зубкова Н., В. Аллахвердов, М. Мальченко, Б. Щербаков, М. Новаков, В. Зоря, В. Поморцев, А. Жуков, С. Колганова, Л. Дюженова, Л. Ковалец, И. Калинин, И. Барташ, наш театр еще даст фору многим, а что потом...
1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов