Счастливый человек

Я прихожу в нашу краевую филармонию, поднимаюсь по лестнице, иду по длинному коридору, протянувшемуся вдоль сцены и зрительного зала, и невольно обращаю внимание на цветные фотографии творческого состава, висящие на стене. Это камерный хор и симфонический оркестр, ансамбли и солисты, музыковед и концертмейстер, дирижеры и художественные руководители коллективов. И который уж раз ловлю себя на мысли: нет здесь портрета известного ставропольского певца Владимира Крадина, с которым мне доводилось встречаться не единожды.

Три года назад вышел Крадин на заслуженный отдых, проработав в филармонии 27 лет, с хорошо сохранившимся, сильным, красивым голосом, лирическим тенором, нерастраченными музыкальными и сценическими данными, полный сил, творческих планов, с большим внутренним багажом. Он остался зрелым, тонким, высококлассным интерпретатором камерной вокальной музыки. В марте нынешнего года исполнилась знаменательная для певца дата — ровно 30 лет назад, в далеком 1979 году, вышел он на сцену краевой филармонии.
Сколько он себя помнит — в этом отношении Крадин считает себя счастливым человеком, — он всегда любил серьезную музыку, ту, которая несет в себе глубокую мысль, искренние чувства. Эта музыка всегда его волновала. А началась эта любовь еще в детстве, с русских народных песен, которые, повзрослев, он пел в самодеятельности Дома культуры. И уже тогда ему хотелось передать эту любовь другим людям. Вот эта тяга к музыке, пожалуй, и определила выбор его будущей профессии. Он получил прекрасное образование — музыкально-педагогический институт имени Гнесиных, куда поступил в 1959 году, то есть ровно 50 лет назад. Владимир учился вместе с Иосифом Кобзоном, уже тогда начинавшим свою вокальную карьеру, с Евгением Беляевым, который уже был солистом Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии, с дочерьми солиста Большого театра П. Г. Лисициана, Кариной и Рузанной, в свое время это был хорошо известный в Союзе вокальный дуэт. А сам Павел Лисициан поставил свою подпись в дипломе Крадина как председатель экзаменационной комиссии.
С благодарностью отзывается певец о своих учителях — Н. М. Норцове, который первым спел в Большом театре в советское время партию Онегина. Партию Татьяны исполняла с ним 
Н. Д. Шпиллер. Оба — народные артисты России, педагоги Крадина. Студенту-третьекурснику Крадину довелось спеть в музее-квартире А. В. Неждановой, где часто собирались солисты Большого театра, известные музыканты Москвы. Вместе со своей однокурсницей Владимир исполнил дуэт Чайковского «Ромео и Джульетта». Это было очень престижно и ответственно. А на пятом курсе Крадин становится солистом Государственного академического русского хора под управлением А. В. Свешникова, гастролирует с ним в Ленинграде.
В дипломе Крадина значится — концертно-оперный певец и педагог. И первым местом его работы стал оперный театр в Душанбе. Затем — Краснодарская краевая филармония. Здесь он параллельно преподавал в музыкальном училище и может гордиться, что среди его учеников есть ведущие солисты в оперных театрах страны, крупных хоровых коллективах.
Переехав в Ставрополь, Крадин пришел в культурно-просветительное училище — ныне это краевой колледж искусств — и все те знания, что получил в вузе, крупицы своего небольшого сценического опыта отдавал своим ученикам. А в 1979 году он становится солистом музыкального лектория краевой филармонии. Создание лектория было вызвано в те годы большой жизненной необходимостью. Русские народные инструменты, русские народные песни пришли к нам из глубин народных, они живут в народе и должны нести музыку в народ. Владимир Крадин, как солист лектория, видел свою задачу в том, чтобы как можно шире знакомить слушателей с русской народной песней. Одно дело, когда эта песня звучит по радио, по телевидению. Совсем другое, когда она, песня, звучит в живом исполнении со сцены. Вот оно, воспитание у людей любви к народному искусству. Вот когда зароняется в их сердце эта любовь. В составе лектория Крадин объездил весь край. Не было такого района, где бы не звучал его голос.
Биография певца — это его репертуар, с которым он выходит на сцену. У Крадина в основе его, конечно же, классика, то, что народ в течение столетий отбирал и считал образцом, вершиной в той или иной области творчества. Это то, что проверено временем, является примером для подражания. Все современные духовные ценности впитали в себя достижения предыдущих поколений. В этом преемственность как основная черта искусства.
Любимый композитор у Владимира Крадина — Глинка. Как известно, он никогда не цитировал русскую народную песню в прямом смысле, но в его произведениях наиболее полно отразился национальный характер русского человека, русская душа. Во всем, что им написано, чувствуется народный дух. Яркий пример тому — романс «Ах ты, душечка», написанный композитором в стиле русской народной песни и мастерски исполняемый певцом.
Привлекают Крадина и испанские мотивы в творчестве Глинки. Это романсы «Я здесь, Инезилья» и на стихи Жуковского «Победитель». Да, это уже не Россия. Место действия — средневековая Испания. Сюжет — рыцарские поединки на турнирах перед взором сидящих на балконах красавиц. Как сразу изменился в музыке ритм, каким он стал упругим, искрометным. А мелодия сама по себе очень красивая, в ней разнообразие чувств, смена настроений. Так мастерски передает Глинка национальный испанский колорит, и, точно следуя музыке композитора, ведет вокальную партию романса Владимир Крадин.
А какой русский человек не преклоняется перед именем Чайковского?! Кто из певцов не мечтает исполнить его песни, арии, романсы?! Но каждый, кто берется за исполнение этих классических творений, старается по-новому переосмыслить их, глубоко прочувствовать и показать слушателю свое восприятие и понимание произведения, свое отношению к нему.
С музыкой Чайковского познакомился Владимир Крадин еще в молодости. И полюбил сразу и навсегда. В годы учебы в институте произведения этого композитора были для него любимым учебным материалом. Они, скажем прямо, трудны для исполнения и требуют от певца полной самоотдачи. По своему музыкальному содержанию они очень глубоки, и не сразу начинающий вокалист может полностью достичь совершенства, но само прикосновение к этой музыке для певца — это большое счастье.
Романсы Чайковского. Каждый исполнитель трактует их по-своему, по-своему переживает и, конечно, по-своему доносит до зрителя, до слушателей. Их не спутаешь с романсами других великих композиторов. Это особый мир. Для Чайковского характерно то, что он, как никто другой, проникся внутренним миром человека. Его интересовало богатство человеческих чувств, и он старался передать в своих прекрасных мелодиях интонации человеческой души.
Владимир Крадин поет романсы много лет. И с годами его отношение к романсу менялось. Он каждый раз открывал в нем новые грани, новое содержание. Вот известнейший, популярный романс Чайковского на стихи Толстого «Средь шумного бала». Он у всех на слуху в исполнении наших корифеев Лемешева и Козловского. Свое понимание этого романса Крадин осмысливает уже в зрелые годы:
— Я знаю многих исполнителей этого романса, — говорит Владимир Владимирович. — Даже в темповом смысле одни поют его медленнее, другие — быстрее. Этим самым, мне кажется, они хотят подчеркнуть, от лица кого идет речь. Если темп медленный, значит, это человек уже в возрасте, проживший жизнь. Он вспоминает эту встречу на балу, как самое волнительное событие в своей жизни. И, наоборот, быстрое исполнение романса — это рассказ человека молодого, горячего, энергичного. И встреча эта, возможно, была не так давно. Здесь много известных трактовок. Я же стремился, как можно точнее следовать автору, и если мне это удалось, то это и есть мое понимание Чайковского. Каждый поет так, как он чувствует, как он мыслит.
Богатством психологического содержания, мелодизмом привлек Владимира Крадина цикл романсов Чайковского на стихи Ратгауза. Творчество этого поэта композитор очень любил. Поэт малоизвестный, но своим видением мира, своей глубиной, психологичностью он был близок Чайковскому, который тоже очень пристально изучал человека. Обладая даром гениального мелодиста, он буквально со всех сторон показал глубину души человека, его переживания, его чувства. Вот два романса, контрастных по содержанию и по мелодии. Первый — «Снова, как прежде, один». Текст поэта, музыка композитора точно передают душевное состояние человека. Человек любил, но остался один. Что может быть страшнее?! Другой романс «Средь мрачных дней» — более светлый, жизнерадостный. Он, конечно, о любви. Здесь есть и оптимизм, и вера в лучшее. Это чувствуется и в аккомпанементе, и в большом фортепианном вступлении. Оба романса спеты Крадиным так эмоционально правдиво, что не поверить певцу просто нельзя.
Говоря о классическом репертуаре Владимира Крадина, напомним, что он оперный певец. По его признанию, еще в юности буквально вся опера Чайковского «Евгений Онегин» была у него на слуху. И, наверное, не случайно свою артистическую деятельность в Таджикском оперном театре молодой певец начал именно с партии Ленского. А уже на сцене Ставропольской филармонии он снова вернулся к любимой партии в концертной постановке известной оперы Чайковского. 
— Это было очень волнительное событие в моей жизни, — вспоминает певец. — Я чувствовал по отдаче зрительного зала, что музыка великого композитора никого в зале не оставила равнодушным. Судьба Онегина, Ленского, Татьяны вновь и вновь волновала людей. Тем более что здесь вокальное исполнение было связано с драматической игрой, с конкретным образом. И здесь певцу уже можно полностью раскрыть свои актерские возможности. Я искал верные интонации для этого образа, искал ритм и темп, искал внутреннее состояние. Этим-то мир оперы и загадочен,и привлекателен для певца.
У Владимира Крадина большой оперный репертуар. Некоторые партии он поет полностью, поет отдельные арии из опер русских и зарубежных композиторов. Очень часто звучал в его исполнении романс молодого цыгана из оперы Рахманинова «Алеко» по сюжету поэмы Пушкина «Цыганы». Перед нами — молодой юноша, молодое влюбленное сердце, обращенное к молодой цыганке. Это хорошо ощущается в высоком накале музыки композитора и в эмоциональном голосе певца, точно отражающем человеческие чувства.
По заключению Всесоюзной тарификационной комиссии Министерства культуры певцу было дано право на сольные концерты. У Крадина таких программ около десяти. Это романсы Глинки, Рахманинова, Чайковского. К 100-летию со дня рождения Сергея Лемешева и Ивана Козловского Крадин подготовил концерты русских народных песен из репертуара великих теноров России. А в 1999 году, когда широко отмечался юбилей Пушкина, 200 лет со дня его рождения, на сцене краевой филармонии состоялся концерт Крадина, исполнившего произведения, связанные с именем великого гения России.
Когда мы беседовали с Владимиром Крадиным, на нас смотрели со стен его квартиры пейзажи и натюрморты, подаренные певцу на концертах его почитателями, ставропольскими художниками. На книжных полках стоит музыкальная литература, в шкафах — наборы грампластинок с записями классических произведений. К ним певец обращался, готовя новую концертную программу.
Три года назад, в феврале 2006 года, Владимир Крадин покинул Ставропольскую филармонию,и в его трудовой книжке стояла круглая цифра — 40 лет на сцене. Прекрасный трудовой стаж!

Виталий ЗАДОРОЖНЫЙ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов