Сегодня – День российской таможни. Три века на государевой службе

Елена Павлова
Таможенная служба России блюдет экономические интересы государства уже более трех с половиной веков, а большинство граждан нашей страны, даже если и знакомы со скромными защитниками этих самых интересов лично, плохо себе представляют, чем те на своей службе занимаются и какой доход в казну государства приносят. Собственно, госбюджету 42 процента доходов приносит именно таможенная служба.

Правда, начальник Ставропольской таможни полковник Вячеслав Романовский заметил вскользь, что столь высокий процент свидетельствует о некоем отставании российской экономики. В бюджете США, например, другие приоритетные составляющие, и таможенные сборы составляют всего 2 — 3 процента…

Но в наших реалиях для экономики плюс уже то, что кто-то доход приносит в казну. Тем более что он имеет тенденцию роста. Например, за первое полугодие 2005 года внешнеторговый оборот на Ставрополье составил 64 миллиона долларов, что на 22 процента выше в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Это связано во многом с ростом объемов вывоза сельскохозяйственной продукции. Экспорт составил 31,9 миллионов, а импорт – 31,3. Экспортируем мы в основном в страны ближнего зарубежья. Больше всего – в Азербайджан. Туда идет тоже в основном зерно. Впрочем, 8 из 32 экспортных миллионов проносит экспорт в дальние страны: в Тайвань, Швейцарию, Японию. В день на таможне краевого центра оформляется 15 — 20 грузовых деклараций.

На вопрос, как становятся таможенниками, начальник Ставропольской таможни только руками развел. С детства об этой службе не мечтал, специальность получил вполне гражданскую – инженера-механика и работал 8 лет в железнодорожной отрасли. Но так жизнь сложилась, что пришлось в родной Черкесск возвращаться. А там в аккурат таможня создавалась. В 1993 году это было. На ту пору Вячеслав Анатольевич был знаком с работой таможенника разве что по фильму «Белое солнце пустыни», фраза из которого «Я мзды не беру – мне за державу обидно» стала крылатой. Чем занимается таможня внутри региона, когда рядом даже граница не проходит, он, как и многие себе не представлял, так что было просто интересно.

— Специфика работы таможни изменилась с того времени? – поинтересовалась я.

— За 350 лет специфика как таковая не менялась. Основная задача таможенной службы: обеспечить взимание таможенных пошлин, не пропустить товары, запрещенные к ввозу, и товары, вывоз которых регламентирован. С другой стороны, с 1993 года мы пережили 4 или пять очень серьезных преобразований. Мы совершенствуемся с учетом внешних факторов и того, что Россия – достаточно своеобразная держава. Пытаемся перенимать все прогрессивное, что есть в таможенных службах других государств, но найти при этом свой путь.

— Что привнес в жизнь новый Таможенный кодекс?

— Круг полномочий сотрудников таможенных органов, перечень документов, которые могли требовать при производстве оформления четко регламентирован, круг полномочий инспектора тоже находится в жестких рамках. В 2005 году мы перешли на работу по системе управления рисками. Направлена она на то, чтобы обеспечить минимальный, но необходимый контроль за теми товарами, которые представляют из себя так называемые риски. Под рисками понимается возможность несоблюдения таможенного, административного и уголовного законодательства, ввоз товаров под другими наименованиями или в других количествах приводит к недобору таможенных платежей. Часто спрашивают: благо ли то, что Россия стремится в ВТО и не отразится ли это на нашем производителе… На сей предмет дискутировали многие известные экономисты, но окончательного ответа так никто и не нашел… Мы со своей стороны делаем все, чтобы таможенная служба соответствовала тем требованиям, которые выдвигает Всемирная торговая организация для принятия России. Все остальное – политические моменты, потому что от нас требуют открытия границ, снижения пошлин на импорт – а таким образом, мы, естественно, не защитим отечественного производителя… И здесь, наверное, оставим возможность принятия решения нашему высшему руководству.

— Время нынче сложное. В своей работе вы взаимодействуете с другими силовыми структурами?

— Конечно, хотя эффективность этого взаимодействия не очень велика. У каждой структуры есть свои планы, по которым надо отчитаться перед своим руководством. Пока не будет нацелена работа всех на один результат, а в идеале и нацеливают нас на это, эффекта добиться сложно. Есть, конечно, примеры удачных совместных операций, но они единичны.

— Например…

— В начале этого года у нас с ФСБ была проведена совместная операция по пресечению деятельности организованной преступной группы, которая занималась незаконным ввозом и легализацией автомобилей иностранного производства.

— В канун профессионального праздника, может быть, скажете несколько слов о сотрудниках Ставропольской таможни.

— Нескольких я бы не хотел выделять. Коллектив прекрасный высокопрофессиональный…

— Судя по победам в конкурсах художественного творчества – еще и поющий.

— И поющий, и танцующий, и спортсмены, и меценаты… Наши личные доходы вопреки расхожему мнению не очень велики. Мы финансируемся из федерального бюджета, поэтому на благотворительные цели ничего из этого бюджета взять не можем. Но мы все же идем навстречу тем, кто нуждается в помощи. Помогаем, например, детскому дому, откликаемся на некоторые личные просьбы о материальной помощи. Конечно, таких обращений поступает очень много – и всем помочь мы просто не сможем – вся благотворительность идет из личных средств сотрудников. Поэтому помощь деньгами, продуктами, лекарствами оказывается выборочно и адресно. Когда слышим благодарности, это приятно. Мы ведь хотим быть полезными жителям города и края. Дело в том, что все таможенные платежи поступают в федеральный бюджет – местным бюджетам ничего не остается. Но мы все же работаем здесь, и с людьми здесь живущими хотим быть добрыми соседями и друзьями.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов