Сергей Кириллов: «Музыка может быть только любимой женой»

Станислав Маслаков

Сергей Кириллов: «Музыка может быть только любимой женой»

20 лет назад в Ставрополе появился камерный оркестр «Кантабиле». Ещё через 20 лет в городе может не остаться ни оркестров, ни музыкантов, ни тех, кто способен воспринимать классику. Совсем не праздничное интервью с руководителем Ставропольской городской капеллы «Кантабиле» заслуженным артистом России Сергеем Кирилловым, который вопреки всему продолжает жить и работать в Ставрополе, но сомневается в большом музыкальном будущем города.

Впрочем, начали мы всё же за здравие…

— В начале пути мы были талантливые, молодые и красивые. В нас поверили, сделали муниципальными, купили орган, дали зал и зарплату – все, как в сказке! А мы играли нашу любимую музыку Баха, Моцарта и Вивальди. А публика к нам ходила все эти годы, и были аншлаги, и это предмет нашей отдельной гордости. Ещё бы! Об этом мечтают многие музыканты в мире – ажиотажный спрос на классическую музыку в провинциальном городе…

— Почему же «были»? Вашему оркестру 20 лет, это не тот возраст, чтобы говорить о себе в прошедшем времени…

— За 20 лет пути «собачка могла подрасти». Увы, вместе с победными реляциями приходится признать, что при всем таланте и возросшем мастерстве костяк команды стареет. Сил ещё на 20 лет уже не хватит. К тому же за последние три года от нас ушла добрая половина коллектива, и мы остались на плаву просто чудом.

— Почему люди уходят? Не видят перспектив?

— Основная причина предельно банальна – наша нищета. Зарплата у музыкантов на уровне прожиточного минимума. Ставки у нас от 6 до 9 тысяч. И это у лучших специалистов в городе! Чтобы выжить, они работают во всех возможных коллективах. Кроме «Кантабиле» еще и духовой оркестр, еще оркестр филармонии, ещё архиерейский и филармонический хоры, колледж искусств…

— То есть либо играть везде, где только можно, либо…

— Для здоровья вредно, но куда деваться? Пару лет назад я сам думал, что ухожу, но обошлось. Сегодня двое моих музыкантов попали в больницу. Это старая гвардия, костяк оркестра. Многие не выдерживают и уходят. Одни меняют профессию, другие – место жительства. Едут в Италию, Францию, Австрию, Грецию, не говоря уже о Москве, Грозном, Назрани и Астрахани. Некоторые из нас занялись бизнесом или играют по ресторанам. Впрочем, некоторые устроились неплохо. Тенор Андрей Дунаев из Ставрополя - солист Большого театра. Наши пели в Мариинке, Метрополитен опере. Сейчас наша выпускница Татьяна Ларина (сопрано) успешно дебютирует в Европе…

— И им на смену никто не приходит?

— Новые кадры появляются по случаю. Я сам был новым кадром в своё время — жизнь занесла в Ставрополь. У меня работают люди из Баку, других городов. Кто-то из ставропольцев вернулся домой к семье — состарились родители. Историй много. Некоторые уезжают уже по второму кругу, как Ирина Белая, которая сейчас живёт и работает в Астрахани. То есть в большинстве случаев люди к нам попадают не по доброй воле. Выпускники колледжа уж точно не планируют оставаться здесь — нет работы! Лучше в Подмосковье преподавать в детской музыкальной школе.

— Сегодня классическая культура в Ставрополе в упадке и забвении?

— Нет. Я бы вообще не хотел показаться неблагодарным. Для нас что-то всегда делалось. Было бы неправильно думать, что я на что-то жалуюсь или чего-то прошу. Как сказала мне одна дама из бухгалтерии – вы знали, на что шли. И она совершенно права. У нас, при всей нищете, яркая творческая жизнь, и мы благодарны тем чиновникам, которые нам помогали. Это без иронии – спасибо вам, господа! Когда-то нам выделили хороший зал на 100 человек, купили в США орган, потом добавили ставок для певцов хора и сделали капеллу.
Другой вопрос, что интерес к нам – не только к оркестру, а ко всей классической культуре – постепенно утрачивается.

— То есть если вам, к примеру, повысят зарплату, всех проблем это не решит?

— Давайте сделаем фантастическое допущение. Повысят, скажем, оклад вдвое-втрое. Это немного поднимет рейтинг нашей работы, но принципиально наш статус не изменится. Нам нужна заинтересованность самого работодателя. Уже несколько лет никто из высших чинов не заходил, а зарплату последние несколько лет, по сути, не повышали. Видимо, руководители наши никак не меломаны. А может, они о нас толком и не догадываются, разве что по бухгалтерским отчётам… Музыка может быть только любимой женой, которой не жалко купить кольцо с бриллиантом и не требовать потом финансовой отдачи. Отдача будет, но не так примитивно, не в виде кассовых сборов. За 20 лет нашей истории было ровно два случая, когда меня вызывали в управление культуры города и просили осуществить их творческий проект. Первый раз – юбилей Пушкина, второй – Шостаковича. Разумеется, если не считать предложения сыграть в ресторане на 8 Марта, скажем, 1—2 номера классической попсы или поиграть в фойе с полчаса, пока гости собираются перед мероприятием. А нам нужна полноценная программа развития коллектива.

— И сегодня, как я понимаю, такой программы нет. А если бы вам предложили её написать, то что бы там было?

— Для начала я бы предложил взять пример с президента Путина, который лично курирует ведущие театры и оркестры и публично демонстрирует свой интерес к классической музыке. Далее – нужны большие проекты. К примеру, провести международный фестиваль камерных оркестров, хоров и чего еще угодно. Построить красивый концертный зал человек на 200 — 250. Увеличить «Кантабиле» вдвое – сейчас состав фантастически минимальный. Можно сделать хороший эстрадный коллектив взамен уничтоженного диксиленда. Собрать джаз-бенд. Организовать рекламную поддержку оркестров. В конце концов, можно перенять опыт более успешных городов. Поехать в Кисловодск, Краснодар и Грозный. Хотя бы открыть интернет и спросить у умных людей: что же делать? Но самое первое – это решить для себя: пригодится ли Ставрополю «Кантабиле» со своим органным залом впредь или пусть все идёт своим чередом?

— А вообще, как вам кажется: нужна классическая музыка Ставрополю? Если тут останется только попса и блатняк плюс «За тебя калым отдам», то это прискорбно. Но город-то никуда не денется. Может, вас воспринимают как нечто приятное, но не то чтобы необходимое?

— Стены-то останутся, но что в них будет происходить? Живая музыка гармонизует душу человека. Это хорошо понимают люди с душевными расстройствами. Они часто приходят в концертный зал и получают облегчение. В просвещённой Европе классическая музыка была и есть удел элиты общества: аристократии, духовенства, богатых людей. Они готовы тратить своё время и деньги, прививают своим детям любовь к высокому искусству. Зачем? Думаю, тут всё дело в интуитивном понимании того, что позже доказала наука. Вы же знаете, что даже вода структурируется особым образом от музыки великих Баха, Генделя?

— Но и без них вода течёт. А также рождаются дети, работает экономика и идёт какая-то жизнь.

— Но какая? Бытие определяет сознание: на чём растут наши дети, такими они и вырастают. Вслух говорить неудобно, но мы же вымираем! И сначала умирает душа, а потом уже и тело. Если недостаточно просто того, что без развитого классического искусства мы вычёркиваем себя из цивилизованного мира, превращаемся в дикарей, которых и за людей-то никто не считает, подумайте хотя бы о простой безопасности. Музыка для нас – способ реанимации души. Мы помогаем людям стать Людьми. Но нас всё меньше и меньше. И не нас жалко. Уж как-нибудь доживем. А вы, господа, с чем останетесь?

 

А пока будущее классической музыки в Ставрополе неопределённо, хочется, несмотря ни на что, вспомнить, что у городской капеллы «Кантабиле» юбилей.

Праздничный концерт состоится в четверг, 16 мая, в 18.00 по адресу: ул. Дзержинского, 87, — в здании детской музыкальной школы №1.
Билеты можно купить заранее, тел. 215-067.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
ВЕЛИКОЛЕПНО!!!! Но это "глас вопиющего в пустыне" Не услышат и не увидят,там уже некому....
1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов