Северо-Кавказский федеральный округ и перспективы Ставрополья

Северо-Кавказский федеральный округ  и перспективы Ставрополья

(Продолжение. Начало в номере  220 от 3 декабря)

Что «скрывают» власти?

В современном информационном пространстве фраза-медиавирус «власти скрывают» - одна из самых востребованных и популярных. Было бы наивно думать, что власти абсолютно открыты и всегда говорят правду, но, с другой стороны, видеть везде заговор властей против народа и одновременно призывать эти же власти «принять меры» – это своего рода «взаимоисключающие параграфы».
В связи с недавними событиями в Зеленокумске очередной раз прозвучало требование к власти: говорите правду, «признайте столкновение межэтническим!». Во-первых, нужно предельно четко понимать – дать оценку тем или иным событиям не значит сказать правду. Правда – это факты, а не оценки. А может ли государство давать такие оценки? С правовой точки зрения все очевидно – оценку действий участников подобного рода событий дает суд. А с политической?
Многие эксперты считают, что, оценивая события именно так, власть успокоит население. Мне кажется – произойдет наоборот. И вот почему. Во-первых, распространение информации о столкновении именно как об этническом конфликте приводит к расширению его пространства, может спровоцировать межэтнические столкновения в других местах. Это азы информационной безопасности. В случае со стихийными бедствиями и эпидемиями информация работает на безопасность. Здесь же она работает на дестабилизацию. Но скрывать происшествия подобного рода тем более нельзя – вместо фактов в информационном пространстве окажутся слухи, домыслы, и ситуация вообще выйдет из-под контроля.
Во-вторых, государство в этническом конфликте может быть либо «арбитром», либо стороной конфликта (например, в ситуациях этнического сепаратизма этническая группа сама противопоставляет себя государству). В случае, когда происходит конфликт между представителями разных этнических групп, государство может признать его межэтническим, только если стороны выступали под соответствующими лозунгами.
Иначе государство (а ведь оно обязано покарать виновных) попросту связывает себе руки. Признав подобный конфликт меж-этническим, оно автоматически, рано или поздно, становится одной из сторон. Действовать государство все равно сможет только в правовом поле. А вот применение санкций к виновным лицам (особенно если суд признает виновными представителей только одной из участвующих в событиях этнических групп) будет означать противопоставление государства определенной части населения, выделенной по этническому признаку. Это предельно облегчит работу разного рода провокаторам, может привести к т.н. «мобилизации» обиженной на государство этнической группы и т.д.
Понятно нежелание властей загонять себя в капкан. Другое дело, отрицать этническую подоплеку в ряде случаев также неверно. Настойчиво говорить о «бытовом» конфликте в то время, когда люди уверены в другом, – означает утратить доверие населения. Необходимо озвучивать конкретные факты и принимать конкретные меры. 
Как известно, во многих преступлениях против личности, совершаемых в полиэтничной среде, жертву выбирают по этническому признаку. Это легко приводит в дальнейшем к обострению межэтнической обстановки. Именно это происходит на Ставрополье и в других регионах. Однако порой СМИ видят «межнациональную рознь» там, где ее нет. Известный случай с «таджикской девочкой», где, как выяснилось, не было никаких «русских фашистов», – подтверждение этому. К сожалению, когда точка в трагическом деле была все же поставлена, «трубадуры антифашизма» скромно промолчали о том, что ввели население страны в заблуждение.
Кстати, заметно сходство между событиями в Зеленокумске и более ранним случаем в лагере отдыха «Дон». Эксперты чуть ли не единодушно признавали, что тогда очередной раз проявилась серьезная проблема – несовпадение мировоззренческих установок людей из различных регионов, разные модели поведения – «дома» и «на выезде» у отдельных представителей молодежи.
Задача государства – говорить правду. Не скрывать факты. Для региональных властей это еще более актуально. С оценками нужно, напротив, соблюдать предельную осторожность. История нашей Родины свидетельствует, что прекраснодушное желание «не скрывать» чревато. Для нас с вами, а не для записных «правдорубов». Пример этого – события конца 80-х в СССР. Тогда многие общественные деятели активно комментировали и даже пытались вмешаться в события в начинающих тлеть «горячих точках». Произносили пламенные речи с высоких трибун. В ряде случаев это приводило к резкой эскалации конфликтного процесса. К жертвам. И теперь тех, кто тогда занял «активную гражданскую позицию», многие вдумчивые авторы прямо называют провокаторами. Но тогда их едва ли не носили на руках, называли «совестью нации», их голос имел немалый вес… Безусловно, никто и сегодня не сравнивает подобных деятелей с профессионалами из царской охранки. Провокативные действия вполне можно совершить невольно. Искренне желая добра. Борясь с недомолвками и произволом (тем более они ведь действительно имели место). А на практике оказалось, что, услышав в благородных призывах невыгодные для себя предложения, экстремистски настроенные участники конфликтов переходят к насилию.
Задача властей во все времена одна – вмешаться в ситуацию, наказать виновных, причем так, чтобы население могло почувствовать себя в безопасности. Непременно принять кадровые решения. Жесткие, показательные, предостерегающие прочих от бездействия. К руководителям, а не к их замам. Резонансные события должны получать резонансный ответ – не успокаивающую болтовню. А «нерезонансные» жестко и молча пресекаться. Но в обоих случаях – с выявлением и максимально возможным устранением причин. Это будет самой лучшей профилактикой конфликтов в сфере межэтнических отношений.
Но никакая, даже самая лучшая, тактика – не эффективна, если нет адекватной стратегии.

Сегодняшние сценарии развития

В прошлый раз мы уже затрагивали тему «Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года». Остановимся на ней более подробно, тем более она уже успела получить немало отзывов от «экспертного сообщества». Стратегия представляет собой три сценария развития – инерционный, базовый и оптимальный. Последний сценарий рисует весьма привлекательные перспективы для округа в целом и нашего региона в частности. И именно он подвергся наиболее тщательному разбору и заслужил наибольшее количество критических отзывов. Надо сказать, что любая критика важнейшего для нашего региона программного документа – дело, безусловно, нужное. Ведь в Стратегию вполне можно вносить изменения и уточнения. Очевидно, что работа над ней продолжится по мере ее реализации. Другое дело, критика, не содержащая альтернативы, не очень-то конструктивна. Представим себе ситуацию – «экспертное сообщество» единодушно признает какое-либо положение Стратегии ошибочным. Но ничего не предлагает взамен или предлагает абстракции: «изменить политику федерального центра», «искать более действенные способы решения проблем», «необходима выработка более эффективных мер» и т.д. Ну и кто сможет работать на основе подобных пожеланий? Более пригодными для реализации являются пожелания дополнить или углубить те или иные разделы, указание на неясность и неполноту. Но оптимальным все-таки будет формулирование четких предложений, хотя это и наиболее сложно и уязвимо для критики.

Самое важное направление – работа с молодежью

Наиболее актуальной, сложной, но вместе с тем решаемой задачей является задача адекватного воздействия на молодежь. Она составляет более одной трети общей численности населения Северо-Кавказского федерального округа (приблизительно 2,8 млн человек).
В Стратегии уделено достаточно много внимания молодежной политике. Предусмотрены разнообразные мероприятия. Можно приветствовать желание подвергнуть ревизии образовательные программы в области истории, преподавать ее адекватно и одинаково во всех школах СКФО. 
С другой стороны, отдельного раздела о работе с молодежью в Стратегии нет. А нужен целый комплекс мер, начиная с патриотического воспитания и профилактики межэтнических проблем и заканчивая пропагандой здорового образа жизни. Молодежь не только наше будущее, это еще и одна из самых политически активных частей населения. С молодежью, а особенно со студентами высших и средних учебных заведений, легче наладить взаимодействие.  На «престижных» факультетах есть возможность позитивного влияния на будущих представителей этнических элит, что также немаловажно.
Задачу эту, безусловно, легче поставить, нежели решить. Необходимо привлечение широкого круга специалистов, имеющих опыт работы с молодежью, - психологов, социологов, этноконфликтологов. Начинать работу необходимо с первых дней обучения, с правильного формирования академических групп (особенно это актуально для крупных вузов). Группа, организованная на основе взвешенной оценки информации о каждом студенте, оценки его знаний, темперамента, коммуникативных способностей, возможно, даже этнической и религиозной принадлежности (с целью не допустить в первые дни обучения возникновения конфликтов на этой почве), позволит организовать работу специалистов, которая должна обязательно дополнять обычную работу куратора. С преподавателями необходимо проводить работу по повышению их профессионализма в области этнологии и этноконфликтологии. Несложно представить себе ситуацию, когда прямо в аудитории необдуманная фраза одного из студентов положит начало конфликту, который продолжится за пределами учебного заведения. Преподаватель должен уметь распознавать и по возможности предотвращать подобные ситуации.

Что планируется сделать?

Читая Стратегию, нельзя не заметить, что многие положения предполагают совершенно новый подход к управлению. Это и создание мощной внеадминистративной структуры – «Института развития» во главе с полпредом. Учитывая уникальное совмещение должностей полномочного представителя Президента и заместителя Председателя Правительства одним лицом, это позволит решать вопросы в самых разных областях, в том числе и за пределами предусмотренных у полномочных представителей полномочий – и по отношению к органам власти президентского подчинения, и по отношению к органам власти, имеющим правительственное подчинение.
Если говорить об оценке ситуации авторами Стратегии, то надо признать – о проблемах они хорошо осведомлены и умеют адекватно их формулировать. Да, предложения по некоторым вопросам носят декларативный характер, но, будем надеяться, их конкретизируют.
Очень радует намерение вплотную заняться вопросами возвращения русских на Северный Кавказ. Здесь предусмотрен целый комплекс мер – своего рода социальных преференций для русских. Когда-то аналогичные меры применяли к представителям этнических меньшинств. Это и выделение для местной русской молодежи квот на бюджетные отделения республиканских вузов, и предоставление квотированных возможностей для государственной и муниципальной службы, более всего – в местах компактного проживания.
В Стратегии признается, что социальные проблемы республик не решить крупными вливаниями в республиканские бюджеты. Этот подход критиковали давно. Многие ученые, в том числе представители республик, указывали на низкую эффективность и коррупциогенность подобного финансирования. Несправедливым это считало население тех субъектов, которые не имели таких щедрых федеральных бонусов. На смену «покупке лояльности» придет адресное развитие «прорывных» проектов. Дотации попытаются заменить рабочими местами, созданными и в неблагополучных регионах, и за пределами СКФО. Это позволит во многих регионах, отказаться от привлечения трудовых мигрантов из сопредельных государств и, соответственно, предотвратит отток средств из российской экономики. С другой стороны, это одно из самых сложных для реализации начинаний. После отмены института прописки отправить куда-то граждан России и тем более куда-то их затем вернуть практически невозможно. Хотя и здесь есть выход. Прежде всего, упор нужно делать не на высокую зарплату, а на полноценный соцпакет, ведомственное жилье, бесплатный проезд к месту работы и обратно. Но современное законодательство не допускает никакого административного воздействия в области выбора места жительства. Есть в этом «пробеле» и очевидные плюсы, и менее очевидные, но влияющие на реальность минусы. Но ограниченность административных возможностей станет серьезным препятствием для реализации этой идеи.
Радует, что должное внимание уделено задаче формирования информационного пространства. Это одна из самых важных задач. Нет – не цензура, но пристальное внимание к тому, что происходит, грамотное противодействие слухам, провокациям, своевременное и внятное информирование населения об обстановке и, что особенно важно, освещение успехов. Планы по созданию телеканала, внимание к Интернет-пространству показывают, что власть понимает это.
Главная проблема стратегического планирования – определить политические цели и идеологию, сформулировать консолидирующую идею для всех нас – жителей Северного Кавказа. К сожалению, этот важный вопрос пока не решен. О том, как это можно сделать, поговорим в следующий раз.
Максим Цапко, доцент СФ МГГУ им. М.А. Шолохова, кандидат политических наук

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов