Шанель №5 — запах русского Заполярья

В понедельник исполнилось сто лет, как знаменитая российская парфюмерная фирма «А. Ралле и Ко» заключила договор с местными властями об открытии фирменного павильона и поставках своей продукции в курортный город Кисловодск и на Кавказские Минеральные Воды.

Любая война, малая или большая, во всех отношениях – дело незамечательное. Однако человечеству, увы, нравится им заниматься под разными предлогами время от времени. Что, прямо скажем, его нисколько не красит. «Карфаген должен быть разрушен!» - решил римский сенат. Строили, строили – и на тебе…
Нормальную, в смысле созидательную, историю можно представить, к сожалению, в виде не очень продолжительных периодов между выстрелами каких-нибудь гаубиц, будто для того и существующих, чтобы народонаселение набиралось сил и здорового румянца на обе щеки, а затем вновь пускалось во все тяжкие. Зачем, почему, для чего? Словно нет других, куда более приятных занятий. Крутить курортные романы, скажем, и, в волнении собираясь на свидание у нарзанного источника, слегка брызнуть на себя стойкими духами «Анютины глазки» и одеколоном «Букет Наполеона» в надежде на победу в вечном поединке мужчины и женщины… Чем не бой? Не менее увлекательный, чем военный, короткий или затяжной, с потерями, отступлениями, атаками и засадами. Нет же, надо вагонами отливать далеко не виртуальные пули, придумывать все новые и новые виды оружия, чтобы убивать наповал, навсегда.

Профессия – производитель ароматов

Первая мировая война, следом революция в России и рассекли биографию всемирно известного товарищества высшей парфюмерии «А.Ралле и Ко» на две части. До того и после. И обе оказались между тем весьма успешными.
Возникшая в столице империи в 1843 году фабрика постепенно превратилась в крупнейшее предприятие Европы, поставляла свою продукцию даже во Францию, не говоря уже о Китае, Персии и Турции. Ее основатель – французский подданный Альфонс Ралле начинал с изготовления стеариновых свеч и мыловарения и только потом освоил столь тонкое дело, как производство ароматов. Сырье он завозил со своей родины, для разработок новых продуктов приглашал специалистов с мировым именем. Продукция «Ралле» – изысканные духи, помада, пудра, мыло – начала пользоваться огромной популярностью. В ассортименте было до 800 наименований, одних духов свыше 270. В конце концов Альфонс удостоился звания придворного парфюмера Его императорского высочества цесаревича, а позднее и самого императора, стал поставщиком Высочайшего двора, о чем непременно указывалось на экспортных этикетках и в рекламных объявлениях. А когда вынужден был уехать из северной страны из-за болезни легких, то продал фабрику компаньонам с условием – кому бы она ни принадлежала, должна носить его имя.

В начале прошлого века она была преобразована в товарищество, которое имело оптовые склады и фирменные магазины в Москве и Петербурге, открывало свои торговые представительства одно за другим во множестве городов на территории России. Добралось и до кавказских предгорий – до солнечного Кисловодска. В Пятигорск пробиться не удалось, наверное, потому, что там все было «схвачено» конкурентами, соотечественниками из компании «Брокар», чей одеколон для настоящих мужчин и век спустя в моде у метросексуалов, то бишь у тех, про кого Пушкин писал: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей».

Почему столь привлекательными были Воды для французских бизнесменов, пожалуй, долго объяснять не надо. Одно слово – курорт, к тому же посещаемый высокими лицами обоего пола. А значит, любовные, альковные приключения, адюльтеры на закате теплого южного солнца, короче, «Татьяна, вспомни дни золотые, кусты сирени…». Впрочем, это будет несколько позже.

Ароматы кофе и духов

Итак, 12 октября 1909 года директором Кавказских Минеральных Вод С.Тиличеевым был утвержден договор с доверенным лицом «А.Ралле и Ко» московской цеховой Елизаветой Васильевной Шепелевой на предмет аренды павильона в кисловодском парке рядом с кофейней на три лечебных сезона для торговли косметикой, парфюмерией, галантерейными и другими товарами. Договором предписывалась оплата 1200 рублей за сезон, а также содержание павильона и площадки вокруг него в «безукоризненной чистоте и опрятности».

Правда, позднее возник другой вариант – явно с подачи властей. Решено было построить собственный павильон в одном из самых живописных мест Кисловодска – у Ольховки вместе с перекрытием через шумную, особенно по весне, речку. Однако у директора-распорядителя головного предприятия в столице В.Зеленкова появился целый ряд вопросов, за разъяснением которых он позволил себе обратиться к их любезности заведующему кисловодской группой С.Ясенскому. А именно: как понимать перекрытие в пять саженей – вдоль берега или поперек? Какова приблизительная стоимость его и на чей счет оно должно быть построено? Имеется ли в Кисловодске или Пятигорске подрядчик, которому можно доверить постройку? Возможно ли довести срок аренды земельного участка до 12 лет? Стороны долго перетягивали канат, если по-современному, «частно-государственного партнерства». И в 1912 году новый павильон таки открылся – там, где и планировалось: над рекой Ольховкой. Можно предположить, тогда же там состоялась и премьера нового продукта, выпущенного в честь столетия Бородинской битвы, – одеколона «Букет Наполеона», который наделал в высшем обществе много шуму. Его «придумал» молодой и талантливый парфюмер Эрнест Бо.

Однако торговал фирменный павильон в Кисловодске относительно недолго – до 1915 года, снижая и снижая товарооборот, пока не закрылся окончательно. Когда говорят пушки, а уже вовсю шла Первая мировая война, не до выездов на курорт, который к тому же превратился в город госпиталей. На улицах все чаще встречались изувеченные на поле брани люди, нередко на костылях, что вносило в атмосферу несколько иные, чем духов и одеколонов, запахи. Белила, румяна, пудра и прочее, столь нужное и ценимое в мирное время, оказались невостребованными в количестве, необходимом для успешной коммерции. Начали было поставлять специальный, по-солдатски крепкий и пряный одеколон, надеясь, что его будут раскупать люди в шинелях. Но и это не спасло: не до изысков парфюмеров было фронтовикам.

У «Свободы» французские традиции

Кстати, один из самых главных, ведущих специалистов предприятия, его так и называли – король ароматов, рожденный в России красавец парфюмер-новатор Эрнест Бо, которого знала вся артистическая и купеческая Москва, тоже воевал. Никто не ожидал от него, человека тонкого, с безупречными манерами, всегда изысканно одетого, завсегдатая Большого и Художественного театров, служителя прекрасных дам, а это – неотъемлемая черта его профессии, такой смелости, решительности и мужества. Пять лет он служил в войсках Антанты, его грудь украсили немало боевых наград. В конце 1918 года его соединение стояло на Кольском полуострове, Эрнеста поразил особенный, свежий аромат заполярных озер и рек, освещенных незаходящим солнцем. Потом он вспоминал: «Этот характерный запах я сохранил в своей памяти, и после больших усилий и трудов мне удалось воссоздать его…»

Это и были знаменитые на весь мир духи «Шанель № 5», о которых, судя по реплике персонажа из фильма «Бриллиантовая рука», знали даже советские милиционеры. Аромат был «сочинен» Эрнестом Бо уже в Париже, когда гигантское предприятие «А. Ралле и Ко», где он работал, было уже национализировано, как и многое другое, и получило сначала название «Государственный мыловаренный завод № 4», а потом уже и известное до сих пор – фабрика «Свобода». Сегодня на ее долю приходится более 60 процентов российского рынка зубных паст, свыше 50 – шампуней и кремов, около 40 – туалетного мыла.
А название знаменитых духов возникло с подачи законодательницы парижских мод гениальной Коко Шанель, известной изобретением короткого и изысканного, без всяких причиндалов, черного платья. Ей очень не нравились цветочные запахи, которые были в ходу в начале прошлого века, она считала их чересчур «буржуазными». Вот и попросила своего друга Эрнеста придумать для нее специальные духи, которых еще не было никогда! Он и вспомнил 1918 год, фронтовой Кольский полуостров, воплотив-таки в жизнь свою мечту. Так что российская земля тоже имеет к ним какое-то отношение. Номер же в названии объясняется просто: в мае, а это пятый месяц календарного года, у Коко должна была открыться очередная именная выставка одежды, к ней и приурочили премьеру неординарного аромата. И она предложила дать духам такой номер, присовокупив его в духе довлеющего тогда конструктивизма к своей фамилии, только упоминание которой уже предполагало высочайшую стильность…

А создатель их, Эрнест Эдуардович Бо, дожил до 1961 года, похороны его состоялись 8 марта в приходской церкви Нотр-Дам де Грасс де Пасси. Его гроб засыпали лепестками роз. Мало кто из присутствующих помнил, что разработанные им духи «Фея роз» выпускались на московской фабрике в России и были чрезвычайно популярны за ее пределами, потому что в первозданности сохраняли аромат этих цветов, их выпуск прекратился в 1917 году и больше не возобновлялся. Мало кто помнил, что он был коренным москвичом и прожил в дорогом ему городе больше тридцати лет, что был воспитан на русской культуре, предан ей и памяти друзей своей молодости до последнего дня.

Валентина КИСЛЕНКО.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов