Шел мальчишке в ту пору...

Весна 1945 года. Берлин затянут пеленой дыма так, что не видно солнца и кажется, будто наступило его затмение. Идут тяжелейшие уличные бои — фашисты не желают сдаваться. На узких улицах города танк — удобная мишень. Простор для маневра ограничен, дальше некуда. Вести огонь приходится практически вслепую: смотровая щель — триплекс — узенькая полоска, до крайности ограничивает обзор поля боя. Открыть люк и осмотреться на местности просто невозможно: осколки и пули летят таким роем, как будто танк попал под непрерывный ледяной градобой. Вот только град этот смертельный. Глубокой ночью танки остановились для короткого отдыха. Измотанные многочасовым боем танкисты задремали прямо на своих местах. И в этот момент от прямого попадания «фаустпатрона» танк Михаила Колесникова вспыхнул как лучина. На людях загорелась одежда, снаряжение, вот-вот рванёт боезапас. Молодой танкист в пылающем комбинезоне, теряя сознание, сумел выбраться из гибнущей машины. Ещё пытался вытащить кого-то, но сил не хватило, и он потерял сознание. Экипаж боевой машины, за исключением Михаила, погиб за считанные часы до Победы. За этот бой наш земляк, 19-летний Михаил Колесников, награждён орденом Красной Звезды. Это была уже вторая боевая награда молодого воина…

Весть о начале войны в село Шведино Петровского района пришла в разгар веселья: выходной день, начало летних каникул, окончание школы.
Ушедших на фронт мужчин заменили женщины и подростки. Не звучала по вечерам гармонь: не до веселья, да и играть некому — гармонист бил врагов. Уже через несколько месяцев в село потянулись искалеченные войной мужчины. Но в семьях даже таким были рады, даже счастливы, что их родные остались живы. Ведь в других хатах всё чаще раздавались причитания, стоны и плач над «похоронками». Да и то сказать — на фронт ушли более пятисот сельчан, а с войны вернулись только сто сорок три…
На плечи 14 — 16-летних подростков легла вся тяжесть мужской работы: после принятия решения о строительстве военного аэродрома под Петровском им приходилось возить камень из карьера горы Бараничьей, что в десяти километрах от Шведино. Поскольку объект был секретным, ребята, работая с раннего утра до поздней ночи, там же и жили. Тяжело было неимоверно, но все понимали значимость аэродрома для битвы за Северный Кавказ.
А затем, уже зимой 1942 года, подростков направили на рытьё противотанковых рвов вокруг Грачёвки. Михаил Андреевич вспоминает, как пацаны жили в полуземлянках, спали на соломе, обогревались «буржуйками», от которых один бок поджаривался, а другой замерзал. Вшей было столько, что шевелились волосы на голове. Но ребята терпели, понимая, что их семиметровой ширины и трехметровой глубины рвы будут серьёзным препятствием на пути фашистских танков…
И все же враг прорвался на Кавказ, подростки вернулись домой, где уже вовсю хозяйничали немцы. Стали жить скрытно, прятались, чтобы лишний раз не попадаться на глаза полицаям — боялись угона в Германию. К счастью для сельчан, старостой немцы поставили порядочного и честного старика, который по мере возможности оберегал земляков и от оккупантов, и от местных полицаев. Так что четыре месяца «под немцем» прошли довольно-таки спокойно…
После освобождения края вышедших «из подполья» ребят призвали в армию. Михаил стал курсантом 21-го отдельного учебного танкового полка, дислоцировавшегося в Пятигорске, и после ускоренного обучения попал на фронт.
Михаил Андреевич вспоминает, как однажды, во время глубокой разведки, их экипаж обнаружил колонну советских военнопленных, угоняемых немцами в тыл. Действуя, «как учили», огнём пулемётов и мощью гусениц танкисты-разведчики не только освободили соотечественников, но и взяли в плен солдат противника. За этот подвиг «экипаж машины боевой» в полном составе был награждён орденами Красной Звезды. Это была первая награда молодого танкиста.
Ветеран помнит, как при освобождении Польши из концлагеря выходили узники фашистов. Хотя «выходили» не совсем соответствует увиденному. Люди были истощены настолько, что еле двигались, многие ползли на коленях, другие просто лежали, не имея сил подняться, чтобы поблагодарить своих спасителей. Такое не забывается.
Ещё Михаилу Андреевичу памятны бои в Восточной Пруссии, где в то время скопилось огромное количество войск врага, который намеревался прорваться и соединиться с главными силами на побережье Балтийского моря. 2-й Белорусский фронт, в состав которого вошел танковый батальон, где воевал наш герой, должен был не дать врагу такой возможности и разгромить группировку.
Операция была весьма затруднительной не только в силу мощи сконцентрированных фашистских войск, но и т. н. «природных факторов». Наступление было возможным только по дорогам, а те проходили по пересечённой местности между холмами и возвышенностями, насквозь простреливаемыми врагом. Ещё одна трудность подстерегала наших бойцов: оборону держали «власовцы», которым терять было нечего. С огромным трудом передвигаясь по местности, каждую секунду ожидая выстрела снайпера, охотящегося за танками и бьющего по смотровым щелям, под покровом ночи танки подошли к городу Гдыня. Как вспоминает ветеран, город весь был охвачен огнем. «Катюши» «поработали» так, что горела земля, и ничего живого вокруг не осталось. Немецкие войска частично ушли морем, а большая часть из них сдались в плен.
Тяжелые бои шли на подступах к Зееловским высотам, на пути к Берлину, до которого оставалось несколько десятков километров. Первый батальон при штурме высот потерял десять танков, тогда командир второго батальона, где воевал наш земляк, принимает решение: высоты обойти и идти вперёд, на Берлин. А с окруженным на высотах врагом разберёмся позже.
Вот так, с тяжелыми боями, преодолевая мощные огневые рубежи врага, маневрируя, уничтожая и обходя препятствия, наши танки вошли в Берлин, на одной из улиц которого и произошёл случай, открывающий рассказ о нашем славном земляке, герое-танкисте Михаиле Андреевиче Колесникове.
Кроме второго ордена Красной Звезды за взятие Берлина молодой танкист получил одноименную медаль и, как говорит сам ветеран, самую дорогую фронтовую реликвию: Грамоту Военного Совета 1-й Гвардейской танковой армии, в которой есть такие строчки: «Вы до конца выполнили свой долг перед Родиной».
«Я благодарен отцу за его подвиг в освобождении нашей Родины, — говорит сын ветерана Сергей Михайлович, — гордятся дедом и мои сыновья — его внуки. Главный праздник в нашей семье - День Победы».
Григорий Варлавин.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов