Скромные труженики африканского неба...

Наталья Буняева

Скромные труженики африканского неба...

С Игорем мы знакомы уже лет восемь и при этом ни разу не виделись. Все по рассказам его супруги, моей тезки и подружки: герой работает в Африке, веселый и вообще... Так и оказалось при состоявшейся наконец встрече. Мы, наверное, сто кружек чая выпили, пока все рассказы о замечательной, во всех смыслах, Африке были исчерпаны. Ну что? Ну — герой! Кто-то боится глаза в небо поднять, а он сколько лет при летательных аппаратах, при своих самолетах-вертолетах.

Впрочем, давайте уже знакомиться. Игорь Владимирович Полищук, в авиации 22 года. Когда были сложные времена — уходил, но недалеко... «Спал плохо: как там мой вертолет? Как коллеги? В общем, уходил — возвращался... Хотя, помнишь же, — денег не было, в магазинах шаром покати. Нашим «верхушкам» страну развалить не терпелось, а у меня семья, дети... Было время, когда летали «за так»: зарплату не платили...»

- Нет, ну тебе повезло: как-то же в международную авиацию попал...

- Да просто все: работал в Тюмени, там, собственно, и сейчас «приписан». Наша авиационная компания в трудные времена начала заключать контракты с иностранными фирмами. А российский вертолет МИ-8 — рабочая стрекоза, приспособлен для всего: хоть народ, хоть груз перевезти, или там завод с места на место переставить. Хочешь — вези груз внутри машины, хочешь — снаружи... Понятно, что мы были выгодными сотрудниками. А еще — рядом с нами стоял международный летный отряд. Ой, жили они кучеряво!.. Потому что работали на ООН. Ну, собственно, эта всемирная организация и заметила наш вертолетик.

- Прямо так и говорили: идите и работайте?

- Да нет, конечно. Отбор жесточайший: здоровье, знание иностранных языков (предпочтительнее английский, конечно), характер, опыт, стрессоустойчивость летчика, бортинженера, штурмана. Ну мы посмотрели на это дело: решили для начала собрать вертолетчиков, отряды со всей страны, кто еще остался... Объединились сначала в пять отрядов. Потом еще добавились желающие. Ребята подобрались те еще: всякого навидались в своей жизни. И английский для нас был «семечками»: кто плохо знал — «что надо» выучил без труда. Остальные знания уже, как говорится, по ходу дела... Готовились все долго: кто-то специализировался (принимали специалистов самого высокого класса), кто «догонял» налеты: нужно определенное время летать, чтобы попасть в этот отряд. Некоторые остались на внутренних рейсах: на «северах» летают. Ну а нам вот он — первый настоящий контракт с ООН: работа в Африке! Значит, летим в Африку...

- Много стран пришлось повидать?

Скромные труженики африканского неба...

- Да почти все: Конго, Судан, Чад, Кот-дИвуар... Да все долго перечислять. Одна особенная: ООНия. Собственно, это «наша страна» на время пребывания в Африке. Все, что нам нужно для быта и работы, — через руководство объединенных сил.

- Первый свой прилет в Африку помнишь?

- А то! В 2005 году я полетел впервые. Через Москву, Дубай... И вот под крыльями самолета - Судан! Столицу Хартум пролетали минут 15. Город уходил за горизонт... Потом приехали в наше расположение, заселились в вагончики такие специальные: с кондиционерами, оборудованные. Утром просыпаюсь, долго пытаюсь понять, что я не дома. (Смеется!) Выхожу на улицу — духовка! Топка доменной печи! Обратно нырнул, остыл. В общем, акклиматизация сложной была.

- А местное население?

- Да мы его поначалу и не видели: бесконечные инструктажи, брифинги, контроль строжайший — мы как-то сразу поняли, что попали на серьезную работу: тут зазря не заплатят! Местных видели, но долго близко не подходили: некогда было. А потом — ничего... Африканцы — они как дети! На белого смотрят как на «ходячий кошелек». Я удивлялся первое время: наивные... Ну дети, понятно. А взрослые? Они зарабатывают «подножным товаром»: висят бананы — сорвал, продал. Сок из чего-нибудь давят... Дети — босота. Добрые все беспредельно! Честно, иной раз до слез умиляли своими душевными качествами. Наши работники из местных — короли! У них же зарплата в долларах. Есть другая «формация»: ребулы. Эти другие: всегда с оружием. Позиционируют себя, как исламисты, но против кого и чего воюют — и сами не знают. Племя на племя, деревня на деревню... Иной раз приходилось возить их главарей на переговоры.

- Игорь, вот иной раз по телевизору смотришь: вроде черный, а на русском говорит... Много там специалистов, которые у нас учились когда-то?

- Есть! Однажды стоим на аэродроме, чего-то нет для заправки... Ругаемся, я ору: где эти заправщики? Ну, понятно, непечатно добавляю характеристики заправщикам: все равно же не поймут. Ага! И вдруг за спиной такой «басище»: «Что вы хотели?». Оборачиваюсь — за спиной гигант, черный, как не знаю кто... И на хорошем русском продолжает со мной с ветскую беседу о заправщиках... Кстати, я долго удивлялся их способностям: любой язык могут за неделю выучить! Потом понял: их наречия сильно от наших отличаются. Они ритмичные, я бы даже сказал, музыкальные. Они слушают любой язык как музыку... И через некоторое время уже вовсю щебечут хоть на японском. Вот с японцами было сложновато: иногда за спиной вдруг как «закаркает» кто-то с хрипотцой. С перепугу передергивает: что это?! Оказывается, японец доброго утра желает, кланяется! Привыкли и к ним. «Наши» заправщики и их детвора владели всеми языками, какая бы команда рядом ни стояла: бельгийцы, русские, англичане...

- А что возите? Оружие приходится или больше мирные грузы?

- Исключительно мирные грузы! Мы скромные труженики. ООН не имеет права на транспортировку оружия, это противоречит принципам организации. У нас — мирные перевозки: гуманитарка, продукты, медикаменты, «врачи без границ», ротация (замена спецов), «голубые каски» сменяются, опять же — переговорщики, комиссии какие-нибудь... Да все и не упомнишь. Иной раз от усталости день с ночью путаешь...

- Правда, что наши (да вообще любые) белые не отличаются в Африке чистотой нравов? Ну я не знаю, как спросить...

- Нам этот вопрос задают все кому не лень, ты не исключение. Неправда. И этому есть несколько причин. Во-первых, если с выпивкой накроют, все: уволен без объяснений. Второе — напомню, что 80 процентов африканского населения поражено ВИЧ. Есть ли смысл вступать в тесные отношения с местным населением? Это для самоубийц. Хотя... Вот вспоминаю: были летчики, не наши, правда, иностранцы, женились на африканках. Возможно, где-то и кто-то рискует, но я таких не знаю. Там и без того опасностей хватает. Кстати, было дело: мы возили в некоторые большие племена коробки из-под холодильников, битком набитые презервативами. Ну как-то же надо их спасать! Того и гляди — континент опустеет, и где тогда работать?..

- А про опасности еще можно?

- Запросто: 150 видов лихорадки (у нас по четыре прививки), неизвестные насекомые, от которых надо спасаться, немыслимая для европейца буря по имени «хабоб», да те же ребулы-вояки...И даже эти головорезы с повадками детей. Но очень злых детей... Одному, увешанному цацками, «генералу» кто-то неведомый не дал звание «генералиссимус» - он деревню вырезал... Обиделся. Однажды наш экипаж попал в ситуацию: нас захватили в плен! Дураки какие-то, честно... В общем, повезли мы переговорщиков в деревню. Высадили. И в этот момент откуда-то на нас пошла лавина черных людей! Откуда они взялись? Пока шли, вооружались: из-под камней, с деревьев доставали оружие... В общем, захватили нашу «стрекозу» вооруженные господа африканцы. Один командир, весь в побрякушках на военной форме, с «блатной» такой рацией (я таких и не видел никогда), ходит, кипятится, что-то кричит в выключенную рацию. Типа, расстреляем пленных. Ну как-то дело к этому и идет: нас, экипаж, выстроили в затылок друг к другу и повели к деревне. Мы сначала даже шутили: хоть накормят! И вот уже к овражку ведут: главный суперрацией своей размахивает, вроде как угрожает, что все: расстреляют. Не скажу, что мы прямо храбрецы какие... Мороз по коже пробегал, но ребята держались. Андрюха с Украины жалел только, что дом не достроил, а кто-то не успел жениться. А я почему-то спокоен был: все спектаклем казалось. Спектаклем и оказалось: нас вернули к разграбленному вертолету. А там! Народ дерется за все: за ботинки, за каски, за автомат, за всякую ерунду. Слава Богу, мы улетели!

- С цивилизацией там проблемно?

- Африка как-то странно цивилизованна: скажем так, по краям, со стороны океанов... Там, где были колонии. Вглубь лучше не ходить. А ведь континент богатейший! Обустроить бы, научить этих людей работать, дать им образование... Да что говорить уже. Самые страшные среди всех вооруженных банд — нигерийские. Нигерийцев боятся все без исключения! Бизнес у них такой — убивать. А что касаемо бизнеса вообще — есть и своеобразный. На африканку вот лучше не смотреть, нечего на ней разглядывать. Иначе крик поднимет, что ее домогался вон тот белый, порвет на себе одежду... Тут же и полиция откуда-то вылезает, и объясняйся потом. Денежки они делят с полицией, дамочки эти. Кто-то из наших так попадался: удалось за 200 долларов замять скандал. Иначе все: отработал! А ты про нашу нравственность спрашиваешь. Да тут не захочешь, а будешь как овечка божья.

- Командировки долгие? Как семьи переносят?

- Да нормально семьи переносят. Привыкли. Молодые летчики, конечно, рвутся: а как же — он слетал на полгода, машину купил. Здоровье позволяет. А мы уже не особенно: чего мы там еще не видели? Работать надо: то достроить, то кредиты выплатить, женить-замуж... Ребята летят последний раз: лебединая песня! Привыкли к этой работе — вроде и клянешь ее, а в Африку тянет! Долго не высиживаешь дома, а на пенсии адаптироваться сложно... Еще же молодые мужики. Но больше полугода там никто не выдерживает.

Тут еще знаешь что? Вот вроде и зарабатываешь, но не деньги самоцель: они, как вода в песок... Тут другое — с ребятами «слетался», привык, как к семье. Одна мысль, что придется сказать другу «до свидания», убивает. Все из разных концов страны... Когда-то приедем в гости друг к другу? И в гостях — это одно, а в нашей «стрекозе», когда надо смотреть в оба и твою спину прикрывает твой друг, — это другое... Такая вот и Африка, такая и работа.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов