Сначала люди. Потом — все остальное!

Наталья Буняева

Сначала люди. Потом — все остальное!

Звонок в диспетчерской пожарной охраны раздался рано утром, около шести часов. «Пожар! Помогите!». Звонил молодой парень: от растерянности, видимо, забыл представиться. В девять утра пожар был ликвидирован в активной фазе. До 12 часов дня пожарные еще проливали-разбирали обломки. А растерянные погорельцы ломали головы: что же дальше? И кто бы мог подумать, что вокруг этого, в общем-то, заурядного дела возникнут кривотолки? Пожарных обвинят в нерасторопности.

Что же случилось в эти шесть часов и раньше, тогда, когда огонь еще не начал пожирать с виду вполне еще крепкий, уютный дом?

Дом по проезду Фабричному, 3, строили, судя по всему, давно. Не берусь утверждать, но по стилю и архитектуре он очень похож на «немецкие дома», возводимые пленными немцами после войны. Двухэтажный, оштукатуренный, аккуратный, клумбы-деревья. Дом жил своей жизнью, и, судя по тому, что от него осталось, народ тут жил зажиточно. Не шиковали, но и не последний кусок доедали: все чисто, аккуратно, замок на входной двери, вон там стеклопакеты, квартиры приватизированные. Все собственники, это оказалось важным…

Когда дым проник в квартиры, девушка с первого этажа, видимо, от растерянности позвонила своему парню. Тот, не медля, - в пожарную охрану. А вот дальше… А дальше все говорят разное. Когда мы на редакционной машине подъехали к дому, тут же подошли любопытные. И с ходу объявили, что виноваты пожарные: долго ехали, минут сорок. Это очень серьезное обвинение.

Связаться с пожарными оказалось довольно просто, более того — мы нашли пожарного, принимавшего участие в ликвидации возгорания. «Да перестаньте! Ну сами посудите: даже теоретически невозможно представить такое! Часть неподалеку: тут пешком за 20 минут дойти можно. Мы уложились в расчетное время по городу: 10 минут. Если уж предельно точным быть — за девять. Тушить пожар сразу мы не смогли — было утро, люди спали, а когда загорелось, началась паника: нижний этаж полыхает, наверху бабуля не знает, как выбраться. Первое правило пожарного: сначала люди, потом огонь! Мы народ выводили из горящего помещения. Девять человек, из них две старушки, и одна из них совсем уж собралась прыгать со второго этажа. Хозяйка квартиры, откуда начался пожар, была пьяной. Дом сложный: коридоры, пустоты в перекрытиях. Вывели людей, и сразу же начали тушить. В ликвидации пожара были задействованы четыре расчета, воды хватало в цистернах. И, к чести и жильцов дома, и жилищного управления, гидрант был исправен. К дому мы подъехали без проблем. Пожару присвоена 1-бис — вторая степень сложности. О причине пожара говорить рано, версии еще изучаются, но, по самым предварительным сведениям, это был поджог. Любой проверяющий может убедиться: зафиксировано время звонка, время выезда. Пожарных обвинять не стоит».

В пользу версии о поджоге высказываются многие. Даже парень, сообщивший о пожаре, знает: там была квартира не очень благополучная. Пили часто и помногу… Вот кто-то пригрозил, что подожжет дом, если не будут пускать или наливать. Об этом же говорят и соседи погорельцев: было такое. Да и загорелась сначала дверь этой «нехорошей» квартиры, а от нее огонь моментально перекинулся по деревянным конструкциям на другие помещения. Сухое дерево вспыхнуло за считанные минуты.

Отчасти эту версию подтвердил и полицейский, охранявший дом от мародеров. Он-то уж наслушался разговоров: событие для тихой улочки неслыханное. Кстати, следует поблагодарить городские власти — они позаботились о сохранности оставшегося имущества. Жильцов мы не застали: измотанные таким несчастьем люди разместились по знакомым, родственникам и съемным квартирам. Зато дом осматривают всевозможные комиссии. Делать-то что-то надо! И вот тут есть серьезная проблема.

Как пояснили в пресс-службе администрации города, задача стоит очень сложная. На заседании комиссии по помощи погорельцам решается, что делать. И вот какая закавыка: квартиры приватизированные, и все восемь - в частной собственности. Льготников нет… Жилье не застраховано. Все возможные способы помощи, по существующему законодательству, минимальны. По решению Ставропольской городской Думы будут изысканы деньги для материальной помощи. В подобных случаях ее максимум 25 тысяч рублей. Не иключено, что дом попадет в программу капитального ремонта на 2012 год. В любом случае, людей не бросят…

Стоим у сгоревшего дома… Жалко как! И людей, и сам дом, сиротливо глядящий пустыми глазницами окон на мокрую январскую улицу. Мы живем в сложные времена — надеяться приходится только на себя в любом случае, и свою собственность сберегать можем сами, не надеясь ни на кого. Все, что может привести к беде, должно быть исправлено. Это и проводка, и различные коммуникации, и если есть такие вот ненадежные соседи, бороться с ними всеми возможными и законными способами. Надо решать, как застраховать жилье: уж лучше заплатить в год несколько тысяч, чем остаться на улице в ночной рубашке и тапках на босу ногу…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости