Сначала мама, потом сотрудница полиции

Наталья Ардалина

Накануне по дороге на работу по радио я слушала беседу ведущих, которые запустили опрос среди мужчин на тему «Должна ли женщина работать?». И ведущие, тоже мужчины, серьезно размышляли над этим вопросом. И я вдруг подумала: вам-то какое дело? Давайте уже оставим это решение женщинам, ведь каждая из нас, исходя из конкретных условий и склада характера, сама способна понять, что для нее лучше – ежедневные трудовые будни в офисе или дома.

Российская реальность такова, что полностью посвятить себя семье и детям может далеко не каждая женщина. Но не каждая и хочет этого, многие стремятся сделать карьеру, добиться профессионального признания, не забывая при этом о семье и уделяя достаточное внимание близким. Полностью совместила в себе эти качества заместитель начальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции подразделения по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Ставропольскому краю полковник полиции Светлана Коновалова. Причем у нее, уже вырастившей собственного ребенка, теперь голова болит обо всех мальчишках и девчонках Ставрополья.

В свое время Светлана Викторовна, как многие советские школьники, насмотревшиеся героических фильмов про милицию, планировала ловить преступников, сидеть в засадах и стрелять по бандитам. Но служба в дознании, а затем в следствии оказалась немного иной, хотя тоже крайне интересной. И уже тогда спецификой преступлений, которые расследовала Светлана Викторовна, были дела с участием детей и подростков. Поэтому спустя годы никто не удивился, что именно она стала одним из руководителей подразделения по работе с несовершеннолетними в крае.

Собственно, это одна из тех служб в полиции, где крайне важны не только профессиональные знания, но и человеческие качества. Если человек «сухарь» и «букварь», то он здесь не задержится, здесь нужно уметь наладить контакт с колючим подростком и часто с не менее колючими его родителями.

«Нам достались родители 90-х и 2000-х, и пока мы не можем их перевоспитать, – с улыбкой рассказывает Светлана Викторовна. – Их мировоззрение строится на признании своего чада исключительным, самым лучшим».

А потому каждый сотрудник отделов по делам несовершеннолетних – немного психолог, где-то мягкий, где-то строгий, который должен суметь найти правильный подход к детям и взрослым, нащупать нужную струнку в душе и постараться сделать так, чтобы однажды оступившийся подросток не пошел по кривой дорожке дальше.

Кстати, сложился некий стереотип о том, что на учет в отделы по делам несовершеннолетних попадают дети сплошь из неблагополучных семей. На самом деле это не совсем правильно. Вот случай из следственной практики Светланы Коноваловой: за серию краж велосипедов задержали группу подростков, причем организатором оказался мальчишка из очень благополучной семьи. Мальчик еще даже не достиг возраста уголовной ответственности. С ним ходил отец, который в штыки воспринимал любые обвинения в сторону своего сына, кричал: «Вы на него наговариваете!», «Он не мог так поступить!», «Ему это не нужно, у него все есть!» И только серия очных ставок с другими участниками этой группы убедила папу, что организатором «бизнеса» по краже великов был именно его сын. Пришлось извиняться не только за его поведение, но и за свое...

А вот другой пример – бабушка, одна воспитывавшая внука, который попался на мелкой краже, не пыталась его выгораживать или оправдывать, но при этом с такой любовью и заботой общалась с ним, что до мальчишки дошло, как больно он сделал единственному родному человеку. Дело было прекращено в суде за примирением сторон.

Вот вроде бы и там, и там – любовь к своему чаду, но такая разная. Где найти ту золотую середину, чтобы наши дети не страдали от недостатка внимания, но и не стали залюбленными эгоистами? А недостаток внимания сегодня, кстати, одна из главных проблем. Мы воспитываем своих детей по телефону, потому что даже вечерами и по выходным, когда родители приходят домой и, казалось бы, могут пообщаться с детьми, им нужно успеть сделать массу домашних дел.

«И я в свое время, когда ребенок рос, больше времени проводила на работе, чем дома, – рассказывает Светлана Викторовна. – Но всегда старалась каждую свободную минуту посвятить семье – почитать вместе книжки, сходить в парк или на экскурсию, просто поговорить по душам. Потому что если ребенок не будет получать внимания от родителей, он найдет это внимание на улице, и далеко не факт, что оно окажет на него положительное воздействие».

Сегодня, в век высоких технологий, дети и вовсе проводят время вроде бы дома, но непонятно на каких интернет-ресурсах, а родители зачастую даже не видят, по каким сайтам «ходят» их чадушки. И потом сильно удивляются, если однажды в гости нагрянет сотрудник по делам несовершеннолетних, который расскажет, что сын или дочь – активный участник экстремистской группировки в интернете.

Практически все опасные ресурсы тщательно мониторятся, только многие дети этого не знают, считают, что в интернете они могут позволить себе делать все что угодно.

«Дети на встречах с сотрудниками полиции часто говорят: мы сами все знаем, а что не знаем, в интернете посмотрим, – рассказывает Светлана Викторовна. – Но когда разговор доходит до реальных примеров из практики, они проникаются этим. На днях мальчик интересовался: если я один раз зашел на экстремистский сайт, меня теперь на учет поставят? Нет, конечно, не поставят, но если интерес к подобным ресурсам станет постоянным, то мы будем выяснять его причины».

И еще Светлана Викторовна всегда на встречах с подростками акцентирует внимание не только на их правах, но и на обязанностях. Вот есть у него право на бесплатное образование, но оно же – и обязанность, а если ребенок каждый раз срывает уроки, это означает, что свою обязанность по получению образования он не исполняет.

«Вообще, нам нужно переходить к диалоговой системе взаимоотношений с детьми, – рассказывает Светлана Коновалова. – Мы ведь не можем сказать, что взрослые всегда правы. Нет, мы смотрим на мир под одним углом, дети – под другим, нужно обсуждать любую ситуацию и приходить к общему решению, к взаимопониманию. И сделать это можно только слушая и слыша друг друга».

Профессиональный цинизм – это не про сотрудников ПДН, но профессиональная деформация у них тоже есть: они просто не могут быть равнодушными. Вот идет Светлана Викторовна по улице и видит, как детвора играет совсем рядом с дорогой, а мамочка при этом отвернулась, в телефон смотрит. Кто-то молча пройдет мимо, а она не сможет, потому что знает, как часто в одну секунду может случиться непоправимое. И весь коллектив службы примерно такой, они стремятся в первую очередь не наказать, а помочь оступившимся детям вернуться к нормальной жизни, полной радостей и волнений. И хотя под руководством Светланы Коноваловой трудятся и мужчины, и женщины, сегодня ее поздравления и пожелания обращены к самой прекрасной половине человечества:

«Женщина всегда должна оставаться женщиной – красивой, любимой, и дети должны помнить, что мама – это в первую очередь именно мама, а только потом уже сотрудник полиции. Поэтому хочу пожелать побольше времени проводить с близкими. Ну и конечно, здоровья и благополучия, стабильности и уверенности в завтрашнем дне».

отдел по делам несовершеннолетних, Международный женский день 8 Марта, ПДН, полиция

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Закон и порядок»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»