Соседи на карте и в веках

Михаил Сухарев
Крепость села Московского
Крепость села Московского

Крепости Московская и Донская завершают наш рассказ об истории и жизни крепостей Азово-Моздокской оборонительной линии. Завершают вместе, потому что крепости под порядковыми номерами 8 и 9 стоят немного особняком от остальных. Всё дело в том, что хотя они и были запланированы к строительству в 1777 году, вместе с остальными, на деле построены были позже. По документам можно судить, что строительство их было начато и закончено только в 1780 году, а хопёрские казаки даже не принимали в нём участия и прибыли в эти места только весной 1781. 16-му Ладожскому пехотному полку приказали заниматься Донской крепостью, а Горскому батальону – Московской. Оставшиеся на местах крепостей по сей день сёла Московское и Донское соседствуют не только на карте, но и в разнообразных документах и описаниях, посвящённых созданию Азово-Моздокской линии. Даже выезжая из Ставропольского края в сторону столицы, вы непременно проедете по очереди именно эти два села.

Донская и Московская свою оборонительную функцию исчерпали уже в первом десятилетии своего существования. На этот же период пришлись и наибольшие боевые тревоги станичников. Самые массовые и частые набеги предпринимались закубанскими черкесами и кабардинцами на крепости и редуты, располагавшиеся юго-восточнее Ставрополя. Горцы считали, что линия «отрезала» издавна принадлежавшие им угодья и пастбища. Не удивительно, что все их нападения и вылазки на этом участке уже с 1778 года сопровождались требованиями сноса русских крепостей. Территории же, лежавшие севернее Ставрополя, служили для них объектом обычного наездничества с целью грабежа и наживы. Здесь горцев привлекал, прежде всего, Черкасский тракт. И станицы хопёрцев они рассматривали как источник материальной добычи.

Проездом в обеих станицах были Пушкин, Лермонтов, Толстой и многие другие знаменитые люди. Документальных подтверждений этому не сохранилось, а может, и не было никогда, но тракт из Петербурга в Тифлис был один, так что у путешественников просто не оставалось другого пути.

В условиях бездорожья и большой протяжённости коммуникаций, содержание крепостей стоило необыкновенно дорого. Полное их обеспечение было практически невозможно, поэтому крепости привлекли к себе свободных людей, которые и создали мирное население. Переселенцы пришли из Харьковской, Пензенской, Воронежской, Черниговской, Смоленской, Тверской и других губерний. Именно поэтому после ухода в 1826 году казаков из станиц, они сразу стали сёлами.

Быль и небыль

Вилор Бочарников
.Вилор Бочарников

В июне-сентябре солдаты Горского батальона под командованием секунд-майора Фёдора Ускова построили Московскую крепость. В октябре она была укомплектована орудиями и вступила в строй действующих как 8-я крепость Азово-Моздокской оборонительной линии.

Казаки сотни есаула Найдёнова из Хопёрского полка прибыли в Московскую «смотреть место себе под двор» в апреле 1781 года, о чём свидетельствует рапорт премьер-майора Ускова, подлинник которого находится в Москве в Центральном государственном архиве древних актов.

Современное Московское вполне себе обыкновенное село с населением всего в пять с половиной тысяч человек, протянулось длинными рядами улиц вдоль балки, образованной в северо-западных отрогах Ставропольской возвышенности миллионы лет назад. Множественные холмы, небольшие, с плоскими вершинами, ограничивающие её с востока и запада, постепенно понижаются и уходят на север в сторону соседнего села Донского. Южная оконечность балки покрыта островками небольших лесов с причудливыми названиями: Крылов, Богатый, Кирпичный. Несколько в стороне заросли клёна, дуба и орешника образуют ещё один лес – Рыданчик.

Скраб жителей села Московского
Скраб жителей села Московского

Существует предание о том, как этот небольшой лесок получил своё название. Заселявшие эти места аборигены перед приходом русских солдат забили шерстью источники питьевой воды и собрались на холме, возвышавшемся над лесом. Кто-то не выдержал и приглушённо зарыдал. Боль расставания с родной землёй была столь велика, что следом зарыдали все, от мала до велика. Стон прокатился по лесу и был услышан далеко за его пределами проходившими колоннами Горского егерского батальона, солдатам которого предстояло возвести крепость. Они-то и назвали лес «Рыданчик». Но это всего лишь красивая легенда. На самом деле всё гораздо прозаичнее. На возвышении у леса выявлены остатки укреплённого поста, имевшего прямоугольную форму и называвшегося реданом. От него и произошло видоизменённое название леса.

В 1826 году казачья станица была перенесена на Кубань в станицу Барсуковскую, а немногим позднее, в 1939 году, в селе построили «визитную карточку» села - церковь Николая Чудотворца, которая и поныне действует и отлично видна с трассы.

Их имена в сердцах сельчан

Иван Гриценко
Иван Гриценко

Знанием истории села мы во многом обязаны уроженцу Московского Вилору Алексеевичу Бочарникову. Необычное имя – Вилор – дано ему в честь Владимира Ильича Ленина организатора революции. Родился он в 1926 году, а в то время детям часто давали имена, в которых был заключён революционный смысл, порой целые лозунги.

Вилор Алексеевич написал о жизни и подвигах более ста своих односельчан. Им созданы уникальные машинописные материалы «История села Московского», «У ворот Кавказа», «К вопросу о дате основания крепостей Московской и Донской» и другие. Все эти труды существуют всего в нескольких экземплярах. Часть из них хранится в музее Изобильненского района, несколько в школе №4 самого Московского. В этих трудах содержится информация, добытая Бочарниковым в архивах Москвы, где он провёл огромное количество времени.

Конечно, отличника народного просвещения, заслуженного педагога, краеведа, почётного гражданина Московского знает всё село.

Хранят память сельчане и о капитан-лейтенанте Иване Михайловиче Гриценко, который в годы Великой Отечественной войны был командиром подводной лодки «Щ-204», или просто «Щуки». Довольно редкая и непредсказуемая судьба для выходца из небольшого села. К сожалению, точная судьба лодки, которой командовал Гриценко, неизвестна. 22 ноября 1941 года лодка вышла из Туапсе и пропала. Её обнаружили лишь через 42 года с болгарского траулера «Алка» в устье реки Камчия. На корпусе подводного судна многочисленные повреждения, характер которых, в силу прошедшего времени, с точностью определить уже невозможно.

Ивану Михайловичу Гриценко посвящена часть выставки в школе Московского. А дело командира подводной лодки «Щ-204» Ивана Гриценко продолжили сын и внук. Оба стали моряками-подводниками.

Донские свистуны

Карта крепости села Донского
Карта крепости села Донского

Согласно плану, Донская крепость была прямоугольной формы, ориентированной с юга на север, с приблизительными размерами сторон 445 x 351 метр. Земляной вал на батареях и по углам возвышался на 4,5 метра по внутренней стороне и 4 метра по внешней. К слову, в Донском остался небольшой фрагмент земляного вала, несколько десятков метров, хотя если не знать, что эта насыпь сделана 250 лет назад для защиты от набегов, то можно принять её за самый обыкновенный поросший травой холм.

В музее Труновского района хранится план крепости 1801 года и воссозданный по ней макет, на котором можно посмотреть, где на территории предположительно находились казармы, дома офицеров, конюшни и другие строения. План этот нашёл в московских архивах бывший директор музея Фёдор Николаевич Долженко. Нынешние сотрудники отзываются о нём как об очень незаурядном человеке.

Мельница в Донском
Мельница в Донском

Фёдора Николаевича  в селе любят и уважают. Как творческая личность, он совмещает в себе способности архитектора, талант художника, кропотливость музейщика и дар поэта. Более тридцати лет он отдал строительству и архитектуре. По инициативе Долженко разработаны проекты застройки отдельных микрорайонов сел района, площадей, зеленых зон отдыха, индивидуальные проекты жилых домов.

Как председатель районного Совета ВООПИК, Федор Николаевич заботился о сохранении памятников и мемориальных захоронений нашего района. Он внёс огромный вклад в создание музея села Донского, путём многочисленных краеведческих изысканий, собранных по крупицам экспонатов по истории и этнографии малой Родины. Каждый посетитель музея имеет замечательную возможность любоваться пейзажами, натюрмортами, жанровыми полотнами кисти мастера, написанными с большой любовью к природе и людям. И это при том, что никакого художественного образования Фёдор Николаевич не получал.

Глубокие познания Федора Николаевича Долженко по истории села позволяют по праву называть его, почетного гражданина Донского, летописцем родным мест, истинным патриотом своего края. Этим летом он отметил своё 85-летие. Хотя дедушка сам картины уже не пишет, есть в селе продолжатели его дела.

Гордятся дончане своей соотечественницей Татьяной Федотьевной Корабельниковой, которая спасла колхозное знамя во время немецкой оккупации. Трижды у неё проводили обыски, но так и не смогли ничего обнаружить, а когда фашистов прогнали, она вышла встречать советских солдат с красным полотнищем.

В музее села хранятся посемейные списки 1858-го и 1917 года. Если человек знает, что корни его в Донском, то можно смело искать предков в этих списках. Даже примерно определить, когда они перебрались в эти места (до или после 1858 года).

Очень много глины скрывают здешние земли, поэтому местные жители делали из неё буквально всё. И пол был мазаный глиной и саман с соломой делали, большая часть посуды тоже сделана из глины. Соседи в шутку называли дончан свистунами, за то, что те любили делать глиняные свистульки и ходить с ними, насвистывая разные мелодии.

На все руки мастера

Федор Долженко
Федор Долженко

Были в селе и ремесленных дел мастера. В середине XIX века в селе жили 15 каменщиков, два печника, два столяра, шесть кузнецов, 17 мельников, два бондаря, шесть шубников, два шапочника, три овчинника и ещё трое: портной, стекольщик и сапожник. Кроме того, некоторые выжигали известь. Сохранилось множество металлических изделий, выкованных местными умельцами. Ножи, ножницы, печные заслонки, конечно же, подковы, чугунки, утюги и много-много других вещей.

Фрагмент земляного вала Донской крепости
Фрагмент земляного вала Донской крепости

Умельцев в Донском хватает и до сих пор. Чего стоит только дом-музей Поповых. Нина Ивановна и Иван Николаевич Поповы уже 15 лет содержат в своём доме музей народных промыслов. Их дом совершенно уникален. Почти вся мебель сделана руками Ивана Николаевича, а вышивки с большим вкусом исполнены хозяйкой дома: это самые разные техники – вышивка «гладью», «крестиком», выбивка по ткани.  Очень гостеприимные люди, Поповы рады всем, кого интересует народное творчество. В их доме-музее побывали десятки экскурсий взрослых и детей не только из села и района, но и края. В молодые годы супруги Поповы были постоянными участниками самодеятельности: пели народные песни, частушки. Несмотря на преклонный возраст (за 80 лет!), Нина Ивановна помнит наизусть десятки песен и стихотворений.

Кстати, в музее Донского поведали одну из легенд, почему в разговорной речи деньги называют «бабками». Был когда-то на купюре в 100 рублей портрет императрицы Екатерины II, но не все крестьяне знали кто это, поэтому так и говорили, что какая-то бабка.

Осталась у дончан из достопримечательностей вальцовая мельница — самое старое из сохранившихся здесь зданий. По архивным данным, на ней установлены вальцовые станки швейцарской фирмы Бюллер, которая благополучно существует до сих пор и давно стала многомиллионной корпорацией.

Жить дальше

В остальном же, внешний облик Московского и Донского уже вряд ли напомнит гостям о славных страницах истории. И жилые и хозяйственные постройки XIX века давно снесены, а на их месте стоят новые домишки.

Это не хорошо и не плохо, что сёла обновили свой облик. Это обычное течение жизни. Жалко, конечно, купеческие и крестьянские дома, жалко и что от самих крепостей остались одни планы на бумаге. Но вся оборонительная линия дала начало городам, станицам и сёлам. Вдохнула новую жизнь в земли Ставрополья. И Ставрополье помнит об этом, хранит собранный по крупицам скарб казаков, крестьянские пожитки. Бережно хранит и продолжает восстанавливать биографии героев, которых много родилось и погибло на этих землях. Никогда не забудем мы, как смело и радостно бились их золотые сердца.

Редакция «Вечернего Ставрополя» выражает благодарность МБУК «Историко-краеведческий музей Труновского муниципального района Ставропольского края» и его директору Анжелике Васильевне Стреловой, а так же ГБУК СК «Музей истории Изобильненского района» и его директору Ирине Владимировне Смирновой за помощь в подборе материала.

Московское, Азово-Моздокская линия, село Донское

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов