Созвездие «Чаек»

Окончание. Начало в № 66.

Я - «ЧАЙКА»!
Позывной у девушек был «Берёзка», но Сергей Павлович предложил Валентине Терешковой другой - «Чайка». Она согласилась, и уже в первые минуты полёта оставшиеся на Земле могли слышать звонкий рапортующий голос: «Я - «Чайка», всё отлично, перегрузки незначительны, самочувствие отличное, машина идёт отлично!».
Но скоро ликование на Земле сменилось беспокойством. Хотя «Чайка» рапортовала о хорошем самочувствии, датчики показывали совсем иное. После колоссальных перегрузок начала сказываться невесомость, коварно действующая на «индивидуальные особенности вестибулярного аппарата космонавта Терешковой», результаты которых она прятала за обшивку корабля. Пропадала связь, иногда более чем на два часа. Королёв нервничал. Увидев на экране неподвижное лицо Валентины, он потребовал у Государственной комиссии прекращения полёта. Но там решили всё-таки эксперимент продолжить. Не удалось выполнить тренаж по ручному управлению. На все вопросы с Земли «Чайка» отвечала: «Корабль не слушается». Королёв приказал все эксперименты прекратить и готовиться к спуску.
И всё же это был прорыв. Это была победа! Пусть не все из запланированного удалось выполнить, но это был подвиг во имя страны, её престижа и величия. Сорок восемь раз облетела «Чайка» земной шар, более 70 часов провела в тесной кабине космического корабля в полулежачем положении, в тяжёлом скафандре и снаряжении хрупкая девушка, на долю которой выпала великая честь и такая же ответственность быть первой женщиной на неизведанном тернистом космическом пути...
Из-за некоторого сбоя в программе полёта посадка Валентины Терешковой прошла несколько в стороне от заданного района. Дул сильный ветер, и парашют с космонавтом сильно раскачивало. При порыве ветра Валентина сильно ударилась о срез гермо-шлема и приземлилась с приличным синяком на носу. Но это было ничто по сравнению с той радостью, которую испытала девушка от встречи с Землей.
Подоспевшие жители близлежащего села, которые уже знали о полёте наших космонавтов, сначала подумали, что приземлился Валерий Быковский. Они радостно приветствовали космонавта, но когда Валентина сняла гермошлем и люди увидели ее лицо, ликованию не было предела. Нарушая все инструкции, она стала общаться с народом, изъявила желание поесть «земной» пищи, стала раздавать тюбики с пищей «космической» и автографы. Прибывшей через час поисковой группе с большим трудом удалось привести все в порядок. Учёные были раздражены: поев «земной» пищи и выпив молока, Терешкова лишила науку объективных данных трехдневного пребывания человека в космосе.

«Космос не для баб»
Определённые трудности и сложности полёта первой женщины в космос заставили учёных опять вернуться к вопросу целесообразности таких экспериментов. Рассказывали, как Сергей Павлович Королёв, вернувшись после приземления домой, признался жене, что трое суток полёта Валентины Терешковой отняли у него сил больше, чем все предыдущие полёты мужчин-космонавтов вместе взятые. И сказал историческую фразу: «Запомни, детонька, космос не для баб...».
После полёта на Валентину свалилась вселенская слава. Её всюду приглашали, чествовали, восхищались подвигом, земляки гордились своим знакомством с первой леди Земли. Государства награждали высшими знаками отличия, руководители стран считали честью для себя сфотографироваться рядом с героиней.
Её подругам по отряду тоже кое-что перепало. Им разрешили выйти замуж, правда, детей пока иметь не рекомендовали. Вышла замуж и Валентина. Её избранником стал Андриян Николаев, космонавт № 3. Ходили упорные слухи, что жениться их чуть ли не заставил Никита Сергеевич Хрущев. По воспоминаниям А. Николаева и самой Валентины Владимировны, они долго дружили, Андриян красиво ухаживал, дарил охапки цветов и корзины фруктов. Когда на одном из приёмов в Кремле Юрий Гагарин, шутя, сказал главе государства, что эту пару надо поженить. Хрущев ответил: «Это их личное дело». На свадьбе он был посаженным отцом. У звёздной космической семьи родилась дочь Елена, которая, став взрослой, связала свою жизнь с медициной...
Учёные-врачи не рекомендовали пока посылать в космос женщин. Слишком много было неясного, сложного, рискованного. Обсуждая этот вопрос в верхах, Королёв сказал: «С полётом Терешковой мы поторопились немного. Ну поигрались - и хватит». В руководстве страны пришли к единому мнению: ещё не настало время полётов женщин, нельзя рисковать их жизнями.
Однако оставшиеся в отряде девушки продолжали тренироваться и готовиться к обещанным полётам. Перспектива была заманчива: планировался первый выход женщины в открытый космос.
Это должно было стать ответом на планы CШA, их «Лунной программе». В апреле 1965 года началась подготовка к космическому эксперименту, даже были утверждены кандидатуры для выхода в открытый космос: Валентина Пономарёва и Ирина Соловьева. Но программа была закрыта, не успев начаться...
До 1969 года женщины упорно тренировались, ждали, надеялись. Когда поняли, что о них просто-напросто забыли, обратились в ЦК. Их поблагодарили за службу и объявили, что отряд расформирован...
Они нашли свое место в жизни. Валентина Пономарёва - доктор наук, профессор, Татьяна Кузнецова и Жанна Ёркина стали инженерами, Ирина Соловьева - учёный-психолог, сама готовит космонавтов к полётам. У них есть все: семьи, дети, внуки. Но куда деть разочарование, горечь обиды и сознание собственной нереализованности? Каждая из них была готова к полётам. Такие специалисты - товар штучный, и не дать ему проявиться - расточительно для любого государства.
В утешение можно сказать, что США примерно в то же время тоже прекратили подготовку женщин-астронавтов. Правда, потом во-зобновили, и сейчас американки летают в космос наравне с мужчинами, командуют космическими кораблями и экспедициями. Но ведь сейчас и техника не та.
В 80-е годы по настоянию главного конструктора Валентина Глушко в нашей стране
возобновилась подготовка жен-щин-космонавтов. Светлане Савицкой удалось дважды (в 1982 и 1984 гг.) побывать на орбите, но она стала как исключение: выпускница МАИ, лётчик-испы-татель, абсолютная чемпионка мира по спортивному пилотажу. Вскоре после смерти Глушко второй женский космический отряд постигла судьба первого. «Чайкам» взлететь не дали...
В 90-х стало не до космоса. Когда же пошло возрождение, коммерциализация полётов сделала ставку на мужчин. Да и потом: материальная выгода, звания, почёт - с этими благами мужчины делиться с женщинами не желают. Только через 10 лет после полёта Светланы Савицкой, в 1994 году, в космос слетала Елена Кондакова. Как говорят, только потому, что её муж занимал одну из высших должностей в системе освоения космоса.
Послабление требований медицинского характера, биографических данных, предприимчивость и амбициозность наших женщин делают для них космос, с одной стороны, доступнее. Например, известная прекрасная актриса Ольга Кабо прошла полный курс подготовки полёта на орбиту. А с другой стороны, сегодня в отряде космонавтов только одна женщина - Надежда Кужельная. Её дублёры - мужчины. Единственная оставшаяся «Чайка» всё еще надеется взлететь...
А Валентина Владимировна Терешкова, несмотря ни на что, для всех землян была и остаётся величайшей из женщин, первой шагнувшей в звёздные дали!


Григорий ВАРЛАВИН.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов