Спасите нашу «Схему»

Андрей Цындрин

Спасите нашу «Схему»

Вот уже более девяти месяцев сотрудники некогда успешного ставропольского предприятия ОАО «Схема» вынуждены перебиваться случайными заработками.
А еще год назад у завода были выгодные госконтракты, сотрудники получали приличную зарплату, в цехах работала молодежь. Ситуация резко ухудшилась после того, как исполняющая обязанности генерального директора «Схемы» ушла со своего поста. Как выяснилось позже, счета предприятия были арестованы, из-за чего сейчас под угрозу срыва поставлен крупный госконтракт, сумма долга перед сторонними организациями выросла в разы, а молодые кадры, не став дожидаться лучших времен, начали уходить с завода…

Когда я принялся разбираться в истории со «Схемой», оказалось, что она больше похожа на сценарий мексиканского сериала, снятого по всем законам жанра: с родственными связями, настоящими латиноамериканскими страстями и неизвестным финалом, о котором, скорее всего, не знают и сами его участники.
Для того чтобы немного прояснить ситуацию, начну с предыстории завода. «Схема» была основана в 1960 году как Специальное конструкторско-технологическое бюро полупроводниковой техники (СКТБ ПТ). В советское время предприятие входило в объединение с заводом «Оптрон» («Схема» разрабатывала изделия для военных нужд, «Оптрон» эти изделия производил). Во времена приватизации «Схема» была реорганизована в ОАО. С тех пор, отделившись от «Оптрона», завод стал производить собственную продукцию. Кстати, производственные площади и административные помещения обоих предприятий соседствуют в одном семиэтажном здании по проспекту Кулакова, где «Схема» занимает три верхних этажа.
В кабинете временно исполняющего обязанности директора Виктора Попова члены совета директоров рассказали мне, что трудности с госзаказами и просрочки по заработной плате на заводе начались сразу после недавних «рокировок» в руководстве «Схемы». То есть после прихода на пост генерального директора Татьяны Кириченко, до этого главного бухгалтера предприятия.
Конечно, обвинять Кириченко «во всех смертных» не стоит. Во всяком случае, нужно дождаться результатов аудиторской проверки, которая сейчас идет на предприятии. Но то, что завод находится на грани банкротства, – факт. Об этом говорится и в исковом заявлении в Арбитражный суд, подготовленном и подписанном советом директоров предприятия.
В этом году «Схема» получила выгодный оборонный заказ с авансом в размере 3,5 миллиона рублей, однако, как выяснилось позже, деньги были израсходованы не по назначению. Сейчас руководству приходится жертвовать другими контрактами, для того чтобы выполнить этот. Иначе платить по счетам за коммунальные услуги будет просто нечем. Пока же на предприятии и так систематически отключают электроэнергию.
— Работать в таких условиях завод, выпускающий полупроводниковую технику, не может, — рассказывает председатель совета директоров Анатолий Корнеев.
Удивительно, но, по его словам, информацию о таком положении дел совет узнал спустя несколько месяцев после ухода с поста гендиректора Татьяны Кириченко.
Сейчас у «Схемы» появились новые хозяева. Оказалось, что контрольный пакет акций, которыми владели бывший директор и главный бухгалтер, проданы господам с московской пропиской. О том, какие планы у основных акционеров, совет директоров «Схемы» не знает.
Я попробовал связаться с госпожой Кириченко по телефону, чтобы узнать: почему все это время остальное руководство завода оставалось в неведении о происходящем? Однако общаться по телефону она отказалась, а назначенную встречу каждый раз откладывала на потом. Впрочем, как и бывший главный бухгалтер «Схемы» Зинаида Чинокалова (дочь Кириченко).
Кроме того, таинственным образом предприятие лишилось трехэтажного производственного здания. Как выяснилось, постройка площадью 950 квадратных метров, принадлежащая «Схеме», находится в долевой собственности неких В. Величкина и С. Кочнева. По словам Виктора Попова, администрация завода обратилась в суд Промышленного района, который наложил на здание арест до выяснения обстоятельств сделки. Дело в том, что согласно Закону «Об акционерных обществах» решение об отчуждении здания должен был принимать совет директоров. Однако в договоре мены стоит всего лишь две подписи.
— Несмотря на то, что трехэтажка арестована, в ней по-прежнему продолжают трудиться работники предприятия, — рассказывает заведующий техническим отделом Александр Фомин.

Спасите нашу «Схему»

— С новым заказом много трудностей, производственных площадей сейчас не хватает, вот и приходится работать здесь, — продолжает Фомин, ведя меня по неотапливаемым помещениям отчужденного здания, в котором работают всего три человека.
Пока нынешнее руководство предприятия решает спорные вопросы, рядовые сотрудники остаются в стороне и не могут влиять на реальное положение дел. Неопределенность и неизвестность вызывают у людей страх остаться без средств к существованию. Пугает не только это. Большинство из них посвятили заводу не один десяток лет. По признанию Елены Гуга, работающей здесь инженером уже 25 лет, трудиться где-то в другом месте она, впрочем, как и большинство ее коллег, просто не сможет.
— Работаю здесь с восемьдесят пятого года, но такого на нашем предприятии еще не было. Мы хотим работать, и мы умеем работать, но ведь нужно кормить семью. Конечно, обидно за завод. Уходят настоящие мастера своего дела.
Разобраться с тем, что сейчас происходит на предприятии, не представляется возможным. В том, что завод находится на грани банкротства, винить можно кого угодно. И не важно, виновато ли в этом бывшее руководство, из-за упущений которого некогда успешное предприятие с пятидесятилетней историей оказалось в трудном положении, или все к этому и шло. Важно то, что в любой момент восемьдесят человек, оставшихся работать на предприятии, в прямом смысле слова могут оказаться на улице.
Мы будем следить за дальнейшим развитием ситуации на заводе «Схема».

Фото Александра Плотникова

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов