Спираль Страхова

Валерий Манин

Все без исключения люди, пережившие ужасные годы Великой Отечественной войны, в той или иной степени несут на себе ее отпечатки. Но есть такие, по кому война просто прокатилась своим безжалостным катком, как бы впечатав наглухо в их характер лучшие и не совсем приятные человеческие качества. Одним из таких уникальных людей, несущих в себе немыслимый набор всевозможных проявлений человеческой сущности, является, на мой взгляд, Юрий Страхов. Блестящий спортсмен, добрейшей души человек, в то же время отличавшийся какой-то бесшабашностью, я бы даже сказал, забубенностью, которая сделала его жизнь непростой и даже непредсказуемой.

…Лондонский аэропорт Хитроу в июне 1967 года встретил сборную Советского Союза по спортивной акробатике, приехавшую на свой первый, еще неофициальный чемпионат мира, ярким солнцем и температурой за 30 градусов. Юра Страхов, известный балагур и душа команды, единственный изо всей делегации не взявший с собой зонт и плащ, довольно прищурился и хитровато произнес: «Я ж вам говорил, что Англия – самое солнечное место на планете. Географию надо учить, а не черпать знания из романов Конан Дойля». И, перекинув через плечо спортивную сумку, легкой, пружинистой походкой налегке зашагал к автобусу, с жалостью оглядываясь на своих партнеров по команде, которые тащили баулы с теплой и «противоливневой» одеждой и обувью.

С таким же солнечным настроением Страхов через пару дней вышел и на акробатическую дорожку. Отработал свою программу, как обычно, без сучка и задоринки – мощно, даже агрессивно, своими немыслимыми спиралями в воздухе, вызвав бурю аплодисментов у зрителей. Казалось, вот она, золотая медаль чемпиона мира! Но после многолетнего лидера сборной СССР на дорожку вышел его земляк Василий Скакун. И снова зал взорвался овацией. Такой сложной и элегантно выполненной программы местные болельщики еще не видели. И на высшую ступеньку пьедестала почета поднялся Скакун, а Страхов расположился рядом…

Потом был феерический круиз советских акробатов по городам Великобритании и огромный успех Страхова.

– Да, Юра рожден для театра или цирка, – вспоминает заслуженный работник физической культуры России Виктор Криунов. – Где-то в середине шестидесятых годов прошлого века мы, ставропольские спортсмены, ездили по городам и селам края с показательными выступлениями. Мне довелось аккомпанировать Страхову во время его пластических этюдов. И тут надо было держать ухо востро, так как ни разу Юра полностью не повторял свое предыдущее выступление, а постоянно вносил какие-то изменения. Импровизатор в спорте и жизни – очень творческая натура.

Но еще больше Страхов был бойцом. Не умел он проигрывать, хотя редко кто видел Юрия удрученным – всегда с иронией относился к своим неудачам.

– Думаю, – говорит заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер Советского Союза Василий Скакун, – чаще с показной. Помню, весной 1958 года нас, молодых пацанят, собранных с разных концов Ставрополья великим тренером Михаилом Страховым для отбора в свою спортивную школу, привезли в специализированный зал. Я, деревенский парнишка, аж обалдел от того, что увидел: залитый солнцем зал с массой различных приспособлений и тренажеров, крепкие, мускулистые парни в белоснежных трико на дорожке вытворяли черт-те что. Я как был в сапогах, на которых засохла петровская глина, с кирзовой сумкой через плечо, так и шагнул в это ослепительное великолепие. Но тут же напоролся на жесткий окрик: «Ты куда, колхозан, лезешь? А ну снимай свои сапожищи! В зал входят только в сменной обуви или вообще босиком!»

Я, к своим 14 годам уже успевший отхлебнуть сладкой отравы из сосуда под названием «Признание», опешил, но, воспитанный на вековых деревенских принципах уважения к старшим, молча проглотил обиду, вышел в коридор, снял обувь и возвратился в зал – очень уж хотелось увидеть в деле великих мастеров. А Юра Страхов (а это он поучал меня принципам спортивной культуры и этики) царил в этом чудесном мире. Это был великий спортсмен, и великий актер.

Но мало кто знал, что творится в душе у этого непобедимого чемпиона и весельчака. Не любил Юра быть вторым нигде: ни в спортзале, ни на соревнованиях, ни в жизни... Обладая отнюдь не выдающимися по акробатическим стандартам антропологическими данными, он за счет удивительного трудолюбия и спортивной страсти, хорошего честолюбия добился огромных результатов. Чтобы только перечислить его спортивные регалии, надо выделить отдельную страницу. Одно то, что в течение лет 10-12 он не знал себе равных на акробатической дорожке – дорогого стоит. Но, главное, он торил дорогу для следующих поколений. Страхов стал первым на Ставрополье заслуженным мастером спорта и первым заслуженным мастером, ставшим и заслуженным тренером России. Это он своими уникальными комбинациями вывел акробатику на мировую арену, где потом более полувека, вплоть до сегодняшнего дня, царят представители ставропольской школы.

Но тогда, летом 1967 года, тридцатилетний чемпион вдруг понял: на спортивной дорожке ему места уже нет. И после лондонского чемпионата мира и триумфальных гастролей Страхов твердо решил уйти из большого спорта. Несмотря на уговоры товарищей и тренеров, говоривших, что он еще не все сделал на дорожке, Юрий больше в официальных состязаниях участия не принимал.

– Уходить из спорта надо вовремя, – и сейчас убежден Ю. Страхов, – когда тебя еще не жалеют. Я ведь видел, что могу еще какое-то время держаться на мировом уровне, но пришло время более молодых. Да и не оставлял я акробатическую вершину беспризорной – там уже вовсю хозяйничал Вася Скакун – талантливейший спортсмен нового поколения.

А сам Юрий Страхов был полновластным хозяином мировой акробатики на протяжении целого десятилетия. Еще в далеком 1957 году он впервые принял участие в чемпионате СССР. Но тогда остался без медали – выступал с травмой, хотя в интересах командной борьбы из турнира не выбыл. А уже на следующий год огромные Лужники рукоплескали отчаянному ставропольцу, который при огромном стечении народа добыл свою первую большую награду – серебряную медаль за второе место в чемпионате СССР. Хотя тогда чемпионом стал Вячеслав Бирюков, всем стало ясно, что в стране уже появился новый король акробатики – настолько комбинации Страхова были сложнее, чем у соперников.

– А уж о чистоте исполнения прыжков Юрием Владимировичем, – вспоминает Василий Скакун, – ходили легенды. Помню, в 1965 году наша сборная выступала в Австрии. Так Страхов был лучшим во всех двенадцати обязательных элементах! А темп исполнения был таким, что трудно было даже уследить за кульбитами. Но при этом неизменными оставались чистота исполнения и высочайший артистизм. Именно все эти качества и позволили Страхову на протяжении десяти лет пять раз выигрывать абсолютное первенство СССР, быть победителем Спартакиады народов СССР. Лишь однажды, в 1963 году, он остался без медали, но тот сезон ставропольский уникум пропустил из-за серьезной травмы ахиллова сухожилия.

Но, закончив активные выступления в качестве спортсмена, Юрий Владимирович не порвал с акробатикой. Он окончательно перешел на тренерскую работу. Окончательно потому, что уже до этого лет пять он занимался с молодыми спортсменами.

– Наш тренер, – говорит Ю. Страхов, – Михаил Владимирович Страхов, бывший по совместительству и моим старшим братом, ввел такую систему, что более опытные и квалифицированные спортсмены всегда шефствовали над более юными. Вот мы и возились с малышней, исподволь набираясь тренерского опыта. Поэтому и переход от соревновательной части спортивной жизни к тренерской у меня, впрочем, как и у многих других учеников Михаила, прошел органически и почти безболезненно. Вроде бы только вчера мы тренировались вместе, а сегодня ребята занимаются уже под моим руководством.

И тренерская судьба Юрия Владимировича складывалась удачно. Он воспитал знаменитых чемпионов: Валентину Чухареву-Завалий, Наталью Тимофееву, Юрия Аселедкина. Да разве всех перечислишь! При этом, будучи заслуженным мастером спорта и заслуженным тренером России, он никогда не чурался возни с малышней. Тренером он был таким же, как и спортсменом, бескомпромиссным во всем. Далеко не все его ученики понимали и тем более принимали тренерский максимализм – некоторые, уже став чемпионами, уходили к другим наставникам. Юрий Владимирович обижался, рвал отношения и со спортсменами-ренегатами, и с тренерами, которые взяли их под свое крыло.

– Конечно, – считает Василий Скакун, – Юра имел право на обиду. Но к этому убеждению я пришел сейчас, когда сам нахожусь в тренерской шкуре без малого полвека. А тогда, в середине семидесятых, когда ко мне, начинающему тренеру, вдруг пришли за помощью уже ставшие знаменитыми ученики Страхова, я не понял, почему Юрий Владимирович (кстати, на протяжении многих лет, начиная с того памятного для меня весеннего дня 1958 года, когда мы познакомились, не позволявший мне обращаться к нему на «ты», хотя со многими, более молодыми ребятами был запанибрата) вдруг перестал со мной здороваться. Тогда я поступил по меньшей мере нетактично, нарушив неписанные каноны корпоративной этики. Но ведь и я в то время только-только покинул акробатическую дорожку и во мне еще прочно сидел спортсмен, долго не желавший уступать место тренеру. И чтобы сгладить тогдашний необдуманный поступок, о котором я вскоре искренне пожалел, мне пришлось потратить годы...

В то же время вскоре всем, Юрию Владимировичу в первую очередь, стало ясно, что продолжить дело своего великого брата он не может: характер Страхова – взрывной, импульсивный – нередко толкал его на поступки весьма резкие, часто, с точки зрения бытовой логики, не объяснимые.

Проработав в разных качествах более трех десятков лет в Ставропольском государственном педагогическом институте (предшественник СГУ и СКФУ) и подготовив десятки мастеров международного уровня, он вдруг взял и ушел в обычную детско-юношескую спортивную школу. Причем не акробатическую, а обычную, под порядковым номером пять.

– У нас Юрий Владимирович, – как-то рассказывал мне бывший директор ДЮСШ № 5 Виктор Зиновьев (увы, уже от нас ушедший), – взялся вести занятия по общефизической подготовке. При этом он к тренировкам относился очень творчески, чем иногда ставил в тупик и меня, и школьных методистов. Например, он в занятия гандболистов ввел элементы акробатики и даже бадминтона.

Вообще же, Страхов, чей педагогический стаж перевалил полувековой рубеж и который до сего дня трудится, до такой степени человек одаренный и трудолюбивый, что, займись он хоть шахматами, и там бы был не на последних ролях. Как-то мой старший товарищ, сам тренер от бога, мастер спорта по тяжелой атлетике Евгений Абрамович Динер (тоже, увы, от нас ушедший), в начале шестидесятых годов командовавший спортротой в Ставрополе, у которого проходил срочную службу рядовой Страхов, рассказывал, что Юрий, побывав несколько раз на тренировках штангистов, без всяких видимых усилий на чемпионате ВВС выполнил норматив мастера спорта по… тяжелой атлетике.

Да что там шестидесятые годы! Помнится, Юрий Страхов, которому было уже за семь десятков лет, взял и перед всей нашей удивленной компанией сделал стойку на руках на спинках двух стульев! Порывался потом повторить этот трюк на перилах балкона девятого этажа, но нашими общими усилиями был остановлен. Вот такой он, знаменитый ставропольский спортсмен и тренер, мой старый добрый друг Юрий Страхов, который и в свои восемьдесят с хвостиком лет сохранил мальчишеский запал и удивительную тягу к жизни. Да они почти все такие дети войны – жадные до жизни… 

спортивная акробатика, Великая Отечественная война, 75 лет Великой Победы, дети войны

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Спорт»