Старые и новые крымчане

Игорь Шевелёв

Зарисовки о полуострове, который два года назад вновь стал российским, и его жителях

Севастополь весной
Севастополь весной

Добраться из Ставрополя до заветной Тавриды не так-то просто. Прямых авиарейсов нет, а единственный автобус едет 20 часов, останавливаясь едва ли не в каждом населённом пункте Ставрополья, Кубани и самого Крыма. До запуска долгожданного моста ещё три года, и поездка представляет из себя настоящее испытание. По прибытии меня сразу забрали в славный город Севастополь.

Василий

Когда утром я вышел из душа, меня уже ожидали друзья, с которыми накануне мы отмечали нашу встречу.

- Ты зачем помылся? Всё равно ведь в баню к порно-продюсеру едем, - уверенно говорит коренной москвич Петя, переехавший в Севастополь вместе со своей девушкой из Новокузнецка полгода назад.

- Я думал, это была пьяная шутка...

- Нет, всё очень серьёзно.

- Неужели и павлины там тоже будут, как он рассказывал?

- Я там ещё не был. Но сюжет напоминает «Мальчишник в Вегасе». Надо ехать, - отчеканил Петя и громко засмеялся.

Мы долго едем по городу-герою, и наконец-то можем его рассмотреть.

В Севастополе, как и во многих других крымских городах, впечатляющие архитектурные ансамбли ещё не успели обветшать и во всей красе представляют величественное наследие СССР. Как и весь Крым, он без инвестиций застыл на долгие годы именно в таком виде. Разве что добавилась уличная реклама и вывески магазинов. Но всё выглядит приятно, и даже дороги понемногу ремонтируются и местами видна разметка. Из-за отсутствия новостроев по крайней мере центр города выглядит целостно, как и задумывалось советскими архитекторами.

Но изменения всё же произошли. В начале марта город уже стоит в пробках, что ещё год назад наблюдалось лишь летом. В 2013 году здесь проживало 342 тысячи человек, а сейчас население оценивается почти в 420 тысяч человек. После референдума многие русские, жившие на Украине, решили переехать именно сюда. Много здесь и беженцев с Донбасса. Но то, что сразу бросается в глаза, это обилие автомобильных номеров с самыми разнообразными кодами регионов. Вряд ли это туристы, ведь температура воды в море едва ли больше 9 градусов.

Свернув во дворы, мы подъезжаем к воротам огромного трёхэтажного особняка, окружённого со всех сторон многоэтажками. Виновник торжества Артём, молодой адвокат из Севастополя, бежит открывать ворота. На нём стильный пиджак и резиновые тапочки на босую ногу. Порно-продюсер, по его словам, давно приглашал нас к себе. Мы въезжаем во двор и паркуемся рядом с дорогущим «Ягуаром», прямо перед вольером, в котором кроме двух павлинов живут 2 фазана, петух, 2 белых голубя и один кролик. Из открывшейся двери особняка к нам прибегает английский бульдог. Он большой и неповоротливый, но очень добрый. Как и его хозяин, пригласивший нас пройти внутрь.

- Это Василий, а это его жена Елена, - представил нам хозяев Артём.

- У вас такой огромный дом. Здесь очень красиво, - говорит наш друг Александр, бизнесмен из Санкт-Петербурга.

- Спасибо. Но у нас только треть дома. Но мы пока одни здесь живём. Две другие части, кстати, продаются. Будем рады соседству, - улыбается Елена.

- В этом году, я, наверное, не буду ничего покупать. Хотя вариант интересный.

Нас проводят в баню, но Василий отказывается присоединиться.

- Я очень люблю сауну, но мне нельзя. У меня сердце.

Его супруга периодически заходит к нам в сауну и интересуется, всё ли в порядке. И даже угощает пончиками с тыквой собственного приготовления. Нам немного неловко. Всё-таки в первый раз видим этих людей и паримся в их доме с полным комфортом совершенно бесплатно. Поэтому мы решаем не засиживаться, тем более что нас уже ждали в Ялте. Уезжая, мы сожалеем, что никто так и не решился спросить хозяина, чем он всё-таки зарабатывает на жизнь.

Александр

Дорога из Севастополя в Ялту
Дорога из Севастополя в Ялту

Мы направляемся в Ялту на автомобиле Александра. На задних сидениях я и Петя. За рулём хозяин авто, рядом в автокресле вертится его трёхлетняя дочь. В свои без малого 3 года она довольно неплохо разговаривает и на русском, и на английском. Разве что иногда путает языки и вставляет русские слова в английскую речь и наоборот. Но билингвальное воспитание удивляет не так сильно, как умение отца общаться с дочкой. Безо всяких "уси-пуси", спокойно и обстоятельно всё объясняя, как со взрослым человеком. И без напряжения, даже если ребёнок проказничает. Папа, говоря на английском, предлагает на выбор разные песни. Перебрав несколько вариантов, на повтор ставится детская песенка "Once i caught a fish alive". Девочка быстро успокаивается.

- Всё. Заснула. Теперь можно спокойно поговорить, - негромко говорит Саша.

- Почему вы с женой решили перебраться из Санкт-Петербурга именно в Севастополь? – Спрашиваю я.

- В основном из-за появления дочки. Очень важно, какие впечатления закладываются в ум с самого детства. Холод, булыжник и низкие серые облака 300 дней в году, или же как здесь - есть разница. Хотя зимой тут тоже бывает прохладно. Поэтому стараемся на это время уезжать куда-нибудь в Юго-Восточную Азию. Кстати, только на днях вернулись. Были в Гоа.

- А что с работой?

- У меня с этим всё в порядке. Новые проекты пока не начинаю, они требуют полной концентрации. Хочется, да и нужно, проводить больше времени с дочкой. А тот бизнес, что уже есть, хорошо отлажен. Хватает пары часов в день посидеть с ноутбуком, чтобы всё работало и деньги приходили.

- А вообще как в Крыму с заработком?

- Зарплаты здесь невысокие и люди, в основном, привыкли жить скромно. Что, кстати, сказывается на менталитете. Тут до сих пор помогают друг другу, не думая о деньгах. Ну, знаешь, сегодня ты починил соседу телевизор, а завтра он починит твою машину. Как будто с советских времён ничего не поменялось. И это я не в укор, наоборот мне это нравится.

- Но всё-таки бизнес и промышленность развиваются? Ты ведь уже полтора года как переехал, замечаешь ли прогресс?

- Ну, как тебе сказать. Наверное, как-то развивается. Но очень неторопливо.

- Из-за чего? Санкции, которые не позволяют нормальным банкам зайти в регион?

- Нет. Российские банки здесь уже присутствуют, хоть и в виде «дочек», под другими названиями. И условия кредитования по сути такие же, как в остальной России. Дело в людях. Они привыкли жить по-старому, мало пользуются интернетом. То есть, в кадровом вопросе Крым — это как Россия 15 лет назад. Тут ведь чиновники даже освоить бюджет не могут. Разработать грамотно проект, составить планы — они ещё не научились это делать.

Петя

Виноградники Крыма
Виноградники Крыма

На выезде из Севастополя дорога идёт меж зелёных холмов, изредка украшенных деревьями в цвету, едва ли уступающими по красоте японской сакуре. На Ялтинском кольце открывается вид на бескрайние виноградники. Наш попутчик Петя не отрывая взгляда от окна негромко, и с некоторой грустью, говорит:

- То, что мы сейчас видим, было посажено ещё в 70-х, максимум начале 80-х. Растения очень старые и почти не дают урожай. А то, что вырастает, для вина не годится. При СССР площади виноградиков достигали 115 тысяч гектаров, а сейчас осталось лишь 30 тысяч. И лишь треть даёт урожай.

- При «горбачёвской» антиалкогольной кампании вырубили? - Поинтересовался я.

- На самом деле именно в Крыму вырубки виноградников не было. Всё плавно угасало вместе с экономикой. Хотя именно тогда уничтожили селекционную базу, из-за чего сейчас наибольшие проблемы. В России нет хороших саженцев для винных сортов, поэтому вариант только закупать зарубежные. Это очень дорого, тем более что первый урожай от них будет только через 5 лет.

- Но ведь спрос на крымское вино растёт, и в магазинах оно есть. Значит винограда хватает?

- Нет, конечно. Многие заводы сейчас вообще не работают с виноградом, а лишь импортируют молодое вино и оставляют его вызревать, а потом разливают под собственным брендом.

- Но вино ведь всё равно получается неплохое?

- Отменное. Но самое главное — недорогое! - засмеялся Петя.

Вот мы уже любуемся самой живописной горной дорогой Крыма, вдоль которой по склонам растут сосны и причудливые можжевельники. В их сочетании с бескрайним морем есть что-то сказочное, нечто создающее ощущение нереальности происходящего.

Соня и Оля

Улицы Ялты
Улицы Ялты

Олю из Москвы я застал в Ялте уже собранной для возвращения в столицу. Она планировала переезжать в Севастополь и прилетела на несколько дней осмотреться. Случайно, благодаря подруге, заехав в Ялту на полдня, она поняла, что хочет жить именно здесь. На мой вопрос, чем этот город лучше Севастополя она эмоционально ответила: «Да всем. Тут даже люди красивее».

С другой собеседницей мне посчастливилось провести намного больше времени. Мы спускаемся с ней в сторону набережной по типичной для Ялты узкой и извилистой улочке, идущей между домами. Очаровательная Соня, переехавшая сюда из Санкт-Петербурга всего пару месяцев назад, рассказывает историю, при этом эмоционально жестикулируя.

- Это был один из моих первых дней в Ялте. Возвращаюсь я домой по этой улице. Навстречу идёт мужчина и вдруг говорит: «Здравствуйте!». А уже темно было. Вокруг никого. Я начала себе представлять, как лучше убегать, хотя выбор тут, как видишь, небольшой. Он уже совсем близко, а у меня всё это в голове крутится. Вдруг, улыбаясь, говорит: «Доброй Вам ночи!». И, не сбавляя шага, мимо проходит. Тогда я отчётливо поняла насколько мы в больших городах стали замороченными.

- Люди здесь вообще очень любят пообщаться на улице, - заметил я.

- Да. И притом, никто здесь от тебя ничего не хочет, ничего не пытается впарить. Хотя мне, наверное, целый месяц потребовался, чтобы это понять и, наконец, расслабиться.

- Как думаешь, летом здесь такая же атмосфера?

- Ещё не знаю, но надеюсь, что удастся проверить самой. А пока нужно найти заказы для моей удалённой работы, чтобы остаться. Не хочу возвращаться. Я очень полюбила Ялту.

Набережная Ялты
Набережная Ялты

Олег

В воскресенье в обед недалеко от автовокзала из динамиков доносятся громкие крики на арабском. Прохожие косятся в сторону источника звука, невольно морщась. Одна из двух официальных городских мечетей созывает верующих мусульман на молитву.

- Раньше тут прямо на центральных улицах проводились исламские акции, - рассказывает Олег, который не так давно переехал из Феодосии в Ялту. - Представляешь, стоит толпа со злобными лицами, у каждого плакат с надписью «Шариат или смерть», «Нет другого Бога, кроме Аллаха» или подобными. Это Хизб ут-Тахрир организовывала такие митинги. И не только в Ялте, во многих городах Крыма. А всё потому, что в Украине это легальная религиозная организация, хотя Россия и многие другие страны мира давно признали её террористической.

- А они кроме митингов ещё как-нибудь себя проявляли? - спрашиваю я.

- Не знаю. В городах я ничего такого не замечал, но много раз слышал, что у них в горах были лагери по подготовке боевиков. Работники спецслужб в разговорах не скрывали того, что знают об этом. Но, видимо, без политической воли сделать с этим ничего не могли.

- А сейчас такого нет?

- Нет. Все эти люди исчезли, как только Крым попал под российскую юрисдикцию, чему я несказанно рад. Жутковато было.

- А вообще с татарами как взаимоотношения? Чувствуется как-то национальная обида за депортацию или что-то в этом роде?

- Сложно сказать, их ведь очень мало. В Ялте, как и в Феодосии, что-то вроде 1%. Я с ними не особо сталкивался.

*** 

За непрестанными встречами, вечерними застольями и ночными прогулками пролетели ещё два дня. Пришло время возвращаться. И вот, снова томительный автобус. Пассажиры пытаются спать и, вероятно, мечтают о временах, когда по Крымскому мосту будут ходить поезда. Меня же в мыслях уносит в тёплые, ещё свежие, воспоминания, где меня окружают люди, что родом из всех уголков страны — крымчане. Мой Крым — это в первую очередь они.

 

референдум в Крыму, люди, Крым, миграция

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Россия»