Старые задачи новых застав

Лариса Ракитянская
Старые задачи новых застав

Погранслужба переживает период реорганизации. В ее ходе Ставрополь перестал быть столицей трех морей, в ведении Северо-Кавказского погрануправления остался сухопутный участок российско-грузинской границы: погранотряды, несущие службу в Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, – самый сложный российский рубеж. До недавнего времени – и самый необустроенный. Понятно, что при Советском Союзе никаких застав вдоль Кавказского хребта не было. С распадом страны возникла необходимость обустройства границы. Но практически десять лет этим обустройством занимались практически только сами пограничники – подразделения размещались в палатках, блиндажах, вагончиках. В этих условиях жили и семьи офицеров. Три года назад обустройство южного рубежа было обозначено как государственный приоритет.   Сейчас граница радикально меняет облик. Накануне праздника нам довелось побывать в Кабардино-Балкарии на одной из застав нового образца.
Нальчик и его окрестности
 Еще несколько лет назад на улицах Нальчика было намного многолюднее. Сейчас город какой-то пустынный. Офицеры объясняют – это после 13 октября. После бандитского налета на город люди стали осторожнее. Из дома выходят в магазин да на работу. Детей и подростков по вечерам практически не встретишь… Да и массовых мероприятий почти не проводится. Вот и в День пограничника никаких городских программ не будет – не та обстановка. Все торжественные мероприятия пройдут только на территории части.
Здание управления Нальчикского отряда тоже хранит следы октябрьского налета. Его бандиты атаковали одним из первых. Сейчас уже не является секретом, что оперативная информация о готовящемся террористическом акте была и тщательно разрабатывалась, что больше, чем за неделю, в город были переброшены спецподразделения, что в состоянии полной боеготовности находились дислоцированные в КБР воинские части. Это Нальчик и спасло. Потерь все же избежать не удалось. В бою погиб и сержант Сидорук – контрактник погранслужбы. Накануне Дня пограничника  сослуживцы установили на территории части обелиск памяти..
Наше пребывание в отряде было недолгим. Мы лишь успели коротко пообщаться с земляками, в Нальчикском отряде начальник штаба Игорь Дроздов и заместитель командира Борис Князев - ставропольцы, и получить направление на заставу «Булумгун», откуда до Грузии – 30 километров. От Нальчика это два часа езды.
 Дальше в горы – дальше от цивилизации.  О ней напоминают иной раз лишь спутниковые тарелки, прилепившиеся к крыше какого-нибудь самого богатого сельского дома. Над маленькими селениями годы и блага технической революции  невластны – тут те же, что и встарь, зацепившиеся за горные склоны полусакли-полудомишки, маленькие делянки, огороженные плетнями. В горах живут балкарцы. Здесь они жили до депортации. Сюда вернулись после. Что удивительно – процесс возвращения прошел совершенно безболезненно, несмотря на то, что в селениях уже обосновались кабардинцы и скины. Каким-то образом договорились миром – скины вернулись в Грузию, а кабардинцы – на равнину. Так что селения в горах балкарские.  Клочки земли, что в буквальном смысле отвоеваны у гор, плодородными не назовешь. Местные выращивают в основном картошку и капусту. Но на это семьи не прокормить. Они тут большие. Овец держать выгоднее. Основной бизнес здесь – шерстяной. Вязание вещей на продажу поставлено на поток.
У Чегомких водопадов – самая  бойкая точка во всей округе. Красота здесь неописуемая, так что редко какая машина возле водопадов не останавливается. Пассажиров сразу берут в оборот торгующие тетеньки, которые наперебой предлагают свитера, шали, носки. Туристы нарасхват – в связи с обстановкой их стало в последнее время намного меньше.
 Сходящиеся над дорогой глыбы, грозно гудящий в расщелине поток реки Чегем, отвесные скалы, пересеченные белесыми стрелами – шрамами селевых потоков. Маленькие селения на горных склонах. Однако удаляться вглубь населенных пунктов сопровождающие нам не советуют. Пограничники хорошо знают цену экзотическим красотам вокруг. Кроме туристских в этих местах имеются и другие тропы, гарантировать всеобщую лояльность населения тоже пока не приходится. Хотя без работы с местными жителями пограничник службу не несет. Особенно в последнее время.
Солнечная поляна
«Булумгум» по-балкарски – «солнечная поляна». Это красивое название носит селение в двести дворов, что почти у  границы с Грузией. Недавно возле него построили заставу, которую тоже назвали «Булунгум». Даже в проливной дождь, в который мы прибыли в расположение части, застава и вправду смотрелась солнечно. Только пограничная вышка, огороженная территория и караульный пост возвращали к военной реальности. В остальном все напоминало гостиницу. Белый колер стен, телевизоры в холле, массивные деревянные двери с позолоченными ручками. Это и есть застава нового типа, где нет казарм, а есть кубрики, где предусмотрены «люксы» для семей офицеров. И даже детская площадка. Это на перспективу. Офицерский состав очень молод. Вот и начальнику  заставы Алексею Горневому – 25 лет. Правда, он собирается в скором времени распрощаться с холостой жизнью и привезти из Краснодара невесту. В квартире уже все подготовил к встрече. До декабря семьи везти было попросту некуда. Застава (щитовые домики) была раньше в 15 километрах от нынешнего расположения, добраться до нее в распутицу можно было только маршем. Алексей так прослужил три года, сначала замом по воспитательной работе, потом начальником.
Он-то не сетовал – после суворовского училища и Галицынского пограничного института прекрасно осознавал, на каком участке придется служить. Тем более что это ему, видать, судьбой назначено. Даже комиссия на распределении смеялась: «Горневой?! С такой фамилией только в горах служить».
Реорганизация коснулась «Солнечной поляны» не только в плане обустройства, но и формирования. Теперь тут служат  контрактники. На южную границу срочников стараются не отправлять. Это тоже один из этапов государственной программы. Старший лейтенант Горневой отмечает плюсы – с контрактниками строить отношения проще. Работает материальный фактор. Недисциплинированного бойца-срочника пара лишних нарядов не пугает, а вот перспектива лишиться работы и зарплаты в случае профессионального несоответствия  контрактников очень дисциплинирует.

Две стороны одного контракта
Конечно, есть другая сторона медали – среди пограничников по контракту много местных жителей.   Это по всей южной границе. Может быть, нововведение логично с плане налаживания доброго сотрудничества «зеленых фуражек» и населения, которое изначально далеко не поголовно было обрадовано неожиданно образовавшейся в 1993 году границей. Кто-то из-за ушедших под заставы выпасов обижался, кто-то с понятием «погранзона» считаться не хотел.  Сейчас местные имеют возможность оценить выгоду от соседства с пограничниками в виде работы и социальных гарантий (которых в горных селениях в принципе нет). Другой вопрос – что оценят это все равно не все. Ведь кому-то мозги успели запудрить вполне определенной пропагандой. Северный Кавказ эмиссары экстремистских организаций «окучивали» давно.
Офицеры говорят, что будущих контрактников проверяют тщательно. И все-таки волнует вопрос, кто охраняет границу и полномочны ли командиры расторгать контракт с теми, чье пребывание в части чревато пусть даже не экстремистскими, а просто негативными последствиями.
Алексей Горневой пояснил, что  приходящий на контракт местный житель проходит сначала испытательный срок. Конечно, приходится с ними много общаться – благо Галицинский институт командир заканчивал по специализации «психолог»… Приходится наблюдать на новобранцами. И расставаться с ними приходится часто. Многие отсеиваются уже на этом испытательном этапе.  Были случаи, когда приходилось ходатайствовать перед командованием и о  расторжении уже действующего контракта.
Из местных в части самая популярная личность повар Хаким. Понятно, кухня – дело ответственное. Мужчина он хозяйственный, уважительный и с хитрецой. Житель соседнего села, повар профессиональный – учился этому делу в Нальчике и Москве, в советские времена работал на турбазе, не бедствовал. Но до того как пришел на заставу, долго без работы был…
- Лучше стало жить, как соседями с пограничниками стали?
- Мне лучше, - загадочно улыбнулся Хаким.

Собачья служба
Те ребята, что пошли на контракт из срочников – костяк заставы и опора командира. Эти проверенные, и решение принимали осознанно. Вот, например, Валерий Фомин, профессиональный кинолог (учился этому еще на гражданке). Потом, уже в учебном центре в Буденновске, воспитал овчарку Герду. С ней и пришел на заставу. Герда – талантливая. А значит, востребованная. Мы ее «дома» не застали.
- Самые талантливые у нас чаще всего в наряды выходят, - смеются офицеры.
Хотя способные все - профнепригодных собак на границе нет. Даже щенок Чилитта проявляет в своем нежном возрасте вполне очевидные служебно-разыскные способности.  Громко лает на каждого, кто осмелится нарушить границу общего вольера, кроме хозяев, а также учится брать след.
Утром Валера Фомин со своим подопечным  Рэем демонстрировали, как это делается. Огромный черный ризеншнауцер, чувствовалось, очень радовался, что его забрали из скучного вольера, пританцовывал на месте и нетерпеливо натягивал поводок, как бы поторапливая бойца, зачем-то задержавшегося у КПП. Он больше походил на добродушного межвежонка, чем на пограничную собаку. Однако первое впечатление было обманчивым – за заставой пес сразу почувствовал себя при исполнении и тут же взял след.
- Животное почуял, - пояснил Валерий.
- Не человека?
- Нет, на человека он совершенно иначе реагирует.
- Как?
- Как учили. По всем правилам.
   В погоню за четвероногим нарушителем пограничной зоны Рэй с Валерой не отправились. И журналистов не пустили. Тут, сказали, летом даже медведи иногда появляются.
К сожалению, могут появиться не только медведи. Наряды и кордоны  выставляются даже на труднопроходимых участках (по официальной формулировке – в местах возможного продвижения  боевиков и членов незаконных вооруженных формирований).  Перед выходом – обычная процедура. Начальник заставы проводит инструктаж, определяет боевую задачу:
- Организовать наблюдение, оружие применять в соответствии с уставом воинской службы…
Обычное утро, обычные слова, обычная работа – пограничная. Когда рядом плечо товарища, и ты в ответе за него, а он за тебя. А вы вместе в ответе за все и за всех, потому что за вами – Россия.


Фото Александра
 ПЛОТНИКОВА.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов