Стать «военным» ребенком побудила война

Наконец-то на страницах «Вечернего Ставрополя» появились воспоминания о детях войны! Сегодня этим «детям» далеко за 70 — поздновато о них заговорили! Но — лучше поздно, чем никогда! Мне тоже вот захотелось поделиться своими воспоминаниями...

Родился я в Рязанской области. Было мне почти семь лет, когда началась война. Отчетливо помню, как один за другим мои дяди уходили на фронт. Трое из них погибли вскоре, в 41-м... В январе 1942-го я проводил на фронт и отца. Остались мы у матери трое — мал мала меньше (я старший) — практически без средств. Хлеба — 300 граммов на душу, и то, если опоздаешь, останешься без них. Поэтому вставали в очередь в три часа ночи и ждали до 8-9 утра. Как выжили? Даже сам удивляюсь! Голодные, холодные, а в школу все же ходили. Ну а летом вместе со взрослыми вместо лошадей впрягались в плуг, в борону. Лошадей берегли для колхозных работ. До сих пор слышу гул фашистских самолетов, летавших каждую ночь бомбить Сормовский завод в Горьком. В 1943-м пришла похоронка на отца. Погиб он при освобождении Черниговской области. Поревели мы с матерью крепко, а жить-то надо... Последний дядя, работавший до этого «по брони» на железной дороге, выпросился на фронт, чтобы отомстить за погибших братьев. Провоевав полгода, вернулся с перебитой ногой. Ну а я поклялся стать военным и тоже отомстить немцам за отца. В то время для нас, подростков, все немцы были фашистами. Уже потом, когда по долгу службы мне пришлось побывать в немецких поселениях в России, я понял, что немцы-то — хороший, работящий, гостеприимный народ...

Закончилась война, мы опять крепко поплакали в День Победы. Но все же радовались. Когда я закончил школу, наш директор уговаривал меня поехать учиться в Ленинградское художественное училище (я хорошо рисовал). Я наотрез отказался, помня свое обещание стать военным. Да и кто бы меня там содержал? У меня и штанов-то без заплат не было! Райвоенкомат выделил мне место для поступления в военную академию им. Дзержинского. Прошел медкомиссию в Рязани и жду вызова. И вдруг в конце августа военкомат сообщает, что пришел отказ. А в аттестате зрелости у меня были только две четверки, остальные — пятерки. Странно! Позже я, конечно, понял: дело в «папенькиных сынках» - со мной такие потом учились... Отправился я по военным училищам и поступил в училище связи в Горьком. По окончании отправился в распоряжение министра обороны СССР. Оказалось, это Семипалатинский ядерный полигон. Что пришлось делать там — предмет особого, большого разговора, и, кстати, в 1992 году за эти работы мне был вручен орден Мужества. Затем была учеба в военной академии связи, служба в ракетных войсках стратегического назначения. В 1968 году был переведен в Ставропольское высшее военное училище связи преподавателем.

Вот одна из судеб детей войны. Объединяет нас одно — мы оказались обделенными, и наших заслуг не замечают. А пенсионные органы в своих реформах, по-моему, уже запутались. В некоторых странах давно действует программа «Дети войны». Она предусматривает надбавки к пенсии до 30 процентов. Чем же хуже мы, россияне? Пудрят нам мозги в основном обещаниями и переносом сроков из года в год. Пора нашей общественной организации «Дети войны» активнее действовать и держать курс на связи в этой сфере с организациями других регионов, выходить с предложениями на Президента РФ, в Государственную Думу. Пусть лучше меньше достанется ворам...

Н. М. Киселев, полковник в отставке, ветеран подразделений особого риска

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов