Ставропольские журналисты с честью проиграли пожарным из Буденновска

Наталья Ардалина
Однажды я, будучи маленькой девочкой, из окна автобуса увидела, как горит большой дом. Дом стоял прямо у дороги, движение на ней из-за пожара перекрыли. Клубы дыма вырывались из-под крыши, языки пламени лизали стены, и красивый плющ, опутавший когда-то несчастный дом, повис скрученными плетями. На пожарище было много людей. Какая-то старушка кричала, путалась под ногами милиции и пожарных. А потом рухнула крыша, и огонь с воем вырвался в небо. В том аду был и мой брат. Он - пожарный, и не единственный в нашей большой и шумной семье. Потом, когда все уже потушили и транспорту было разрешено ехать дальше, я увидела и его. Он сидел на бордюре, вытирая лицо грязным полотенцем. Мы медленно проезжали мимо смертельно уставших людей, собирающих свое мудреное пожарное хозяйство.

Команду ставропольских журналистов пригласили к себе в гости пожарные из Буденновска. Отчасти для того, чтобы познакомиться: 'гости' как раз и освещают проблемы МЧС, куда с недавних пор входит и пожарная охрана. Отчасти для того, чтобы позволить журналистам примерить на себя, и притом в прямом смысле, 'шкуру' российского пожарного. Прием был организован на территории Буденновской пожарной части №9. Вообще-то правильно все это называется по-другому: отдельная государственная противопожарная служба (ОГПС), отряд №9. Наш проводник – начальник городского управления ГО и ЧС Артем Ярцев. Большой души человек!

Пожарная часть под стать всему красивому, что есть в этом маленьком и симпатичном городке. В городе домики 'пряничные': два окна на улицу, два – во двор. Чистота и красота на клумбах и в палисадниках. И в части – все под шнурок, покрашено, побелено и вымыто. Сверкает все: от дворовых беседок до громоздких пожарных машин. Они тоже кажутся новенькими, хоть и являются на деле весьма почтенными. Почти вся техника насчитывает здесь по паре десятилетий. Но здесь умеют сберегать то, что есть. В части полно всяких помещений, боксов и боксиков, где в идеальном порядке хранится все оборудование. И командует всем этим сложным механизмом полковник Гари Сагателян. Гари Арсенович, как и полагается южанину, человек весьма гостеприимный, ведет нас по подведомственной территории. М-да… Тут даже сауна есть. Да какая! С фонтанчиками, каминчиками, креслицами… 'И что, для простых пожарных, а, товарищ полковник?' Жаль, нечаянно обидела полковника: 'Конечно, а как же! И еще вот спортивный зал. У нас же команда есть, пожарно-прикладной спорт… Выступает на уровне России'. Наши ребята, журналисты из 'Ставрополки', 'Комсомолки' и СГТРК, при виде спортивного зала слегка обалдевают. Тимур с Колей тут же оседлывают великолепные тренажеры, а Семен, слегка постучав по боксерской груше, уверяет нас, что видел груши и получше. Красота, конечно, что уж тут говорить. А если учесть, что пожарные по нескольку часов в неделю отводят на спортивную подготовку, становится понятным, кто в товарищеской встрече проиграет.

…Мы стоим у специальных полок со сложенными специальным способом пожарными костюмами. Нам рассказывают, что и как, в какой последовательности нужно на себя надевать, чтобы ничего не перепутать и сделать все быстро. По сигналу мы хватаем эти громадные штаны и тут же путаемся в лямках. Куртку надо накинуть на себя специальным броском 'через голову'. У меня она летит непонятно куда, а потом теряется пояс, а потом выясняется, что мне не достался топорик, который у каждого пожарного должен висеть, м-м-м.., ну там, где задний карман. Товарищи мои давятся от смеха, наблюдая за суматохой. А когда еще и шлем водружается на голову, то становится понятным, как же тяжела шапка Мономаха, то бишь доля пожарного! Ведь во всем этом ужасе, подбитом каким-то войлоком, надо еще и быстро-быстро ходить, бегать, работать. Путаясь в этом одеянии, добегаю до машины. А забраться в нее - тю-тю… Ноги коротковаты. Кто-то подталкивает, и я вваливаюсь в кабину, попутно радуясь, что сзади томагавк не болтается. А потом машина поехала, завывая, из гаража. В общем, когда все кончилось, выясняется, что одевались мы ровно две минуты. А наши соперники - 30 секунд, да еще и не торопились при этом. Рекорд части – 14 секунд. Снимать всю эту амуницию нам помогали пожарные и, молодцы какие, почти не смеялись над нами.

А дальше все пошли на стадион. Он оборудован всем тем, что нужно для тренировок огнеборцев. Есть и беговые дорожки, есть и башня о четыре этажа. К ней уже придвинута машина с выдвижной лестницей. И забираться нам по ней аж до самого верха. Кстати, совсем не трудно оказалось. Наши девочки, Вера и Лариса, совершенно спокойно 'ходили' по ней вверх-вниз. Я высоты боюсь панически, но, думаю, что, если приспичит, тоже полезу. Во всяком случае, один раз я заставила себя спуститься с четвертого этажа. Приободрилась уже у самой земли: отсюда не убьюсь.

С некоторым опасением нам разрешили-таки разок залезть на стенку по приставным лестницам: а вдруг журналисты попадают, ножки переломают, и вообще… Но мы дружно уверили, что переломаем с радостью, и полезли. Кстати, ребята наши прямо быстренько так лазали, как подручные Вия прямо. Тимур первым забрался на второй этаж, а вот дальше, то есть выше, уже не решился. Зато команда пожарных (красивые парни, между прочим) взлетела на стену с фантастической скоростью за 15 секунд. Я за это время смогла преодолеть всего один лестничный пролет, по 'нормальной' лестнице. А по пожарной… Ну представьте себе тетеньку с малым ростом и солидным весом. Представили? Лестница так подо мной стонала, что я не решилась ее дальше мучить и, засев в окне второго этажа, наблюдала за приготовлениями к следующему испытанию. Оно простое: надо надеть на себя 'космонавтский' костюм, похожий на серебряный балахон, потушить пеной горящий поддон - в общем, побегать. Я вызываюсь, руководствуясь очень простым соображением: ну когда еще придется? Костюм нахлобучивают на меня, и тут становится понятным, какая на улице жара. Я просто 'спекаюсь' внутри, и кто-то из ребят там, вне костюма, запереживал: не выдержит… Да, действительно, считаю до десяти и в какую-то дыру высовываю голову. Вроде полегчало. Отдышавшись, снова ныряю в серебристую духовку с рукавами и штанами. И в таком виде пытаюсь удержать пожарный рукав, подающий специальную пену, производимую пенообразователем. Что-то там получилось у меня, и к невыносимой жаре прибавляется запах шампуня. Вот этим 'мыльным' раствором и тушат открытое пламя. Оказывается, мне удалось сбить огонь и мячик, закрепленный на специальном штативе. Я еще затоптать поддон пыталась, но, честно говоря, не удалось. Зато наши ребята с удовольствием делали 'снег', задирая пожарный рукав к небу. И с неба сыпались сверкающие хлопья. Красота какая!

Еще удалось поуправлять высоченным пожарным краном-пенообразователем ППП-36 высотой в 36 метров. Он медленно, как в кино, расправлял колени, поднимал голову. А вообще-то напоминал заторможенного богомола. Особенно 'тормозил', когда пульт управления этим чудовищем попал в неопытные журналистские руки.

Часа через два стало понятно, что если мы сейчас не прекратим все соревнования, то отчет о них писать будет просто некому. Мы так устали, что уже и не удивились, когда увидели над домами черные клубы дыма. 'Поедем тушить…' Но справились без нас, и другие, не 'наши', пожарные. Наши еще покатали нас по городу, показали местные достопримечательности, рассказали об успехах и трудностях как города в целом, так и отдельно взятого пожарного отряда. А потом накормили до отвала и отправили домой. Наш 'пожарный' день окончен. А 'их' пожарный день будет всегда. Вот так они и живут, от пожара до пожара. Вот так они, не важно, зимой или летом, спасают нас, неразумных, от верной гибели. Вот так они идут в огонь. И не важно, большой или маленький. Любой обжигает…

Наталья Буняева.

P.S. За первые месяцы этого года в крае произошло 565 пожаров. Погибли 69 человек. Основная причина пожаров: алкогольное опьянение, непотушенная сигарета, неосторожное обращение с огнем.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов