Ставропольский сибиряк

Валерий Манин


В середине декабря 2016 года комиссия по присвоению почетных званий приняла решение Юрию Даниловичу Мишину присвоить звание почетного гражданина Ставрополя. Соответствующие атрибуты глава города Андрей Джатдоев и вручил номинанту.

Герой труда  Ставропольского края Юрий Мишин.
Герой труда Ставропольского края Юрий Мишин.

…Юрий Мишин, невысокий, коренастый парень, легко, словно упиваясь своей молодой силой, буграми натренированных мышц перекатывавшейся под тонким трикотажем алой футболки, взбежал на крутой берег Томи и с видимым блаженством растянулся на прогретой солнцем земле. Густая зелень, на северном склоне холма до середины лета устоявшая под натиском горячих ветров, с мая месяца налетавших с просторов великой Кулундинской степи, укутав лицо юноши в легкую кисею аромата пряного настоя трав, заботливо спрятала лежащего от всего мира.

Уняв легкое волнение, невесть откуда в нем возникшее, Юрий, приподнявшись над травяным буйством, с какой-то необъяснимой то ли тоской, то ли тревогой уставился в бескрайнюю даль, на самом конце которой в голубевшем тумане лесов терялась на пути к могучей Оби красавица Томь. Но созерцательное настроение неожиданно прервал бесцеремонный кузнечик, зеленой молнией метнувшийся с веточки тонконога в густую чащу пырея. Это словно пробудило Юрия ото сна, и он, скинув футболку и светлые холщовые штаны, с криком, напоминающим боевой клич североамериканских индейцев, понесся вниз по крутому склону и с разбега прыгнул  в воду. Прохладная влага ласково приняла разгоряченное тело в свои объятия.

Господи, сколько же раз за свои 23 прожитых года Юра нырял в эту реку, а сколько раз слетал на лыжах с вершины пологого склона утеса…

И вот, похоже, пришло время расставаться и с родной Юргой, уютно притаившейся в безлесных увалах и негустых лесистых островках на северо-западе Кемеровской области. Здесь, в ста километрах и от областного центра, и Томска, а в 170 – от Новосибирска родился и прожил все предыдущие годы Юра Мишин – хороший рабочий парень, выросший в хорошей рабочей семье, получивший добротное воспитание, в строгом соответствии с педагогическими принципами рабочей окраины девяностотысячного городка, где долгие годы культурная жизнь вращалась вокруг железнодорожной станции – важного узла, связывающего в единую систему Центральную Россию, Южный Урал, Кузбасс с необъятной Сибирью и совсем не таким уж отсюда далеким Дальним Востоком.

Друзья пригласили переехать на постоянное место жительства в Ставрополь. Непросто далось парню решение сменить родимую Сибирь на абсолютно незнакомый Северный Кавказ. Здесь все близко, все знакомо. И школа, где получил аттестат, и двор, где получил воспитание, и стадион, где осваивал азы футбола, волейбола, баскетбола, где познакомился с удивительным видом спорта – легкоатлетическим десятиборьем. Это она только называется – легкая атлетика, а на самом деле – тяжелейший и сложнейший вид спорта, сочетающий в себе абсолютно вроде бы несочетаемые дисциплины: одни требуют силы и мощи (толкание ядра и метание диска), другие – скорости (спринт и прыжки в длину), третьи – абсолютной координации (метание копья, прыжки с шестом и бег с барьерами), четвертые – выносливости (бег на 1500 метров)...

Но именно десятиборье пришлось по душе Мишину. Хорошо физически развитый, Юра легко добивался успеха в игровых видах, а тут что ни дисциплина, то проблема. А ставить перед собой задачи, чтобы потом их решать, как оказалось, в Мишине заложено чуть ли не на генетическом уровне. Юрий упорно осваивал все десять дисциплин удивительного многоборья.

И добился-таки своего, став призером чемпионатов Сибири и Дальнего Востока.

Но в рабочей среде к спорту в то время относились, как к забаве, баловству – в СССР официально «не было профессиональных спортсменов». Отец – суровый сибиряк, прошедший две войны, работал в мартеновском цехе на Юргинском машиностроительном заводе. Он, заметив, что один из трех его сыновей уделяет «слишком много внимания» спорту, в один из вечеров, когда вся семья собралась за ужином, негромким, но твердым голосом огласил решение, что Юрке пора выбирать себе профессию. Спорт, разумеется, в этом качестве не рассматривался. Наиболее достойной мужчины профессией в индустриальной Юрге, где при населении около 90 тысяч во второй половине прошлого века было восемь промышленных предприятий, считалась инженерная. И после окончания десятилетки Мишин поступил на электротехнический факультет знаменитого (даже сейчас) Томского политехнического института.

Надо сказать, что большинство ребят нашего поколения старались как можно скорее «стать самостоятельными». Поэтому многие уезжали на так называемые всесоюзные, комсомольско-молодежные, ударные стройки – на строительство сибирских гидроэлектростанций, разведку и последующую добычу углеводородов в Западной Сибири, на долгие годы ставших спасением стагнирующей экономики СССР и после его развала – Российской Федерации, на освоение угольного «клондайка» – КАТЭК, чуть позже – Байкало-Амурской магистрали...

Для Мишина «ударная стройка» началась через пару кварталов от дома – вместе с аттестатом зрелости Юрий получил и удостоверение электромонтажника, что позволило устроиться на работу на машиностроительный завод. Это, как сейчас принято говорить, «градообразующее предприятие» начало строиться в Юрге в 1941 году согласно всесоюзному плану возведения за Уралом заводов-дублеров, находившихся на европейской части СССР. ЮМЗ, как и его «прародитель» волгоградский гигант «Баррикады», по официальным документам, выпускал «буровое оборудование для нефтегазодобывающей отрасли». На самом же деле оба предприятия входили в оборонный комплекс государства. Кстати, из «бурового станка», возможно, сделанного на ЮМЗ, 1 мая 1960 года был сбит американский стратосферный самолёт-разведчик U-2 «Локхид», который пилотировал Фрэнсис Гарри Пауэрс, позже обмененный на знаменитого советского разведчика Рудольфа Абеля.

Из-за своеобразной продукции, выпускаемой на этом заводе, сборщик электрооборудования Юрий Мишин, со временем доросший до старшего мастера электромонтажного участка, получил так называемую «бронь» и не был призван в армию.

Нельзя сказать, что Мишин был таким уж закостенелым домоседом, но чтобы решиться на радикальные изменения в жизни, думал не один день. И все-таки после раздумий решил ехать на юг.

В молодости любые сборы недолги – все имущество уместилось в небольшой коричневый чемодан из прессованного картона, а запас питания на ближайшие пару дней – в кирзовую сумку на металлической «молнии». Короткая, но яркая церемония прощания с родней и друзьями на перроне вокзала, и вот молодой путешественник, взгромоздившись на верхнюю полку плацкартного вагона поезда «Новокузнецк – Кисловодск», с любопытством уставился в окно, подставляя лицо освежающим струям воздуха.
«Господи, какая же у нас огромная страна, – думал Юрий, наблюдая за изменяющейся с каждым днем за вагоном природой. – Вроде бы еще вчера мелькали привычные с детства березовые колки, а теперь уже поезд продирается сквозь таежные дебри, сжавшие обе железнодорожные колеи в своих прочных зеленых тисках».

Прошло еще немного времени, и за окном замелькала лесостепь, чуть ли не с каждым километром теряющая свое зеленое окаймление. А за Волгой, сколько ни смотри, кроме бескрайних степей с переливающимися золотом пшеничными нивами, почти ничего и нет. Ну разве что эту удручающую безлюдьем ширь время от времени разнообразят овечьи отары, у которых изваяниями застыли, операвшиеся на длинные посохи, которые здесь называют ярлыгами, чабаны. Да еще их полоумные собаки, временами забыв о своих непосредственных обязанностях по охране овец, с лаем бросавшиеся за поездом.

А на вокзалах, сделанных чуть ли не под копирку на всем многокилометровом расстоянии железнодорожной магистрали, особых различий не видно. Так, чуть изменилась одежда на людях да «вечные» бабушки торгуют на привокзальных рыночках не сибирскими шанежками и кедровыми орешками, а пирожками и пареными початками почти незнакомой кукурузы.

«А где же этот Кавказ? – удивился Мишин, приехав в Ставрополь. – Ни гор тебе со снежными вершинами, ни горцев в мохнатых папахах и черкесках. Степь почти такая же, как и под Саратовом...»

Но долго размышлять о географических парадоксах Северного Кавказа Юре не пришлось. Встретившие сибиряка друзья чуть ли не силой затолкали его в троллейбус и покатили к месту размещения.

Следующие два дня были посвящены изучению краевого центра и его окрестностей. Оказывается, равнина вокруг города – далеко не равнина, тут возвышенностей навалом, а розовеющий на заре двуглавый Эльбрус, кажется, вообще расположился за ближайшим бугром (так здесь называют сибирские сопки). Да и степь не везде на степь похожа – по ее краям и лесов хватает, а на западе, у подножия возвышенности, на которой и вокруг которой расположился сам Ставрополь, на закате расплавленной сталью сверкает озеро – вот чудеса!

Погуляв с друзьями пару дней, Мишин сказал: «Конечно, тут не Сибирь, но тоже красиво. А как же с работой?»

С работой тоже оказалось совсем неплохо. Дипломированного инженера, да еще с солидным опытом работы на производстве с удовольствием взяли на недавно открывшийся завод автомобильных прицепов – одно из структурных предприятий в середине семидесятых годов широко разрекламированного КамАЗа. Чтобы понять, какое значение придавалось этому гиганту советского автомобилестроения, достаточно сказать, что город Набережные Челны, где разместилось его головное производство, был переименован в Брежнев. Правда, имя Генсека ЦК КПСС город носил недолго...

Но и «выпускал прицепы» Мишин тоже недолго. Как оказалось, ставропольская составляющая гиганта отечественного автомобилестроения явно не тянула на суперсовременное производство. Да и инженеру-электрику, честно говоря, по специальности там работы было немного. Поэтому, когда Евгений Кузнецов, работавший в то время главным инженером завода «Электроавтоматика», на одном из спортивных соревнований заприметил Юрия Даниловича и уговорил директора Александра Корякина взять того заместителем начальника отдела комплектации, сибиряк долго себя уговаривать не заставил. Нельзя сказать, что Мишин был в восторге от новой должности – в Юрге он занимался непосредственно производством, своими руками изготавливал продукцию, а тут предложили обеспечивать это самое производство комплектующими деталями. Как оказалось, это абсолютно иная работа, о проблемах и тонкостях которой он мог только догадываться.

Думаю, большинство молодых специалистов, натолкнувшись на проблемы по выбиванию фондов, решение которых граничило если не с откровенным криминалом, то уж с нарушениями «социалистической морали» – точно, сбежали бы, куда глаза глядят. Но природная настойчивость и воспитанное с младых ногтей понятие о рабочей гордости не позволили Юрию бросить порученный участок работы. Двух-трех лет ему хватило, чтобы не только освоить незнакомое направление производства, но и получить навыки управления людьми.

Однако крепчавший день ото дня застой в производственном секторе советской экономики все меньше и меньше оставлял места для творческой работы, особенно для инженеров. По сути, в то время в СССР настоящая работа шла только в добывающих отраслях. А молодой специалист (Мишину было чуть за 30 лет) горел желанием применить свои знания и уже имевшийся опыт в «настоящем» деле.

А тут ему предложили поработать по профессии – энергетиком участка на ... прииске «Отрожный», что находится почти на противоположном краю Советского Союза – в Магаданской области.

На прииске.
На прииске.

И снова переезд через всю страну. Выйдя из салона самолета, Юрий Данилович с удивлением увидел почти сразу за территорией аэропорта бескрайние болота и заснеженную тундру, которая плохо сочеталась с тонкими джинсами и легкой курточкой прилетевшего. И почти полное безлюдье...

Хотя, приступив к работе на прииске, Юрий Данилович иногда сожалел, что на Колыме безлюдье не было таким уж полным. Находить общий язык приходилось с такими «трудягами», которые ни малейшего понятия не имели ни о работе вообще, ни о трудовой дисциплине как таковой.

Но перевести отношения с подчиненным из принципов Трудового кодекса в систему «понятий» Мишин не позволил. Натолкнувшись на «железный» характер потомственного сибиряка, самые завзятые бузотеры притихли, а поняв, что имеют дело не с чинушей, приехавшим «срубить деньгу по-легкому», а грамотным, главное, честным специалистом, зауважали, беспрекословно выполняя распоряжения руководителя.

Десять лет трудился Юрий Мишин на Чукотке, закончив работу на посту заместителя директора.

Но, по-видимому, у каждой работы имеется свой срок. Так случилось, что Мишин все чаще стал вспоминать о «Большой земле». Нельзя сказать, что это была тоска, но ощущение какого-то дискомфорта усиливалось день ото дня. И, что удивительно, в воспоминаниях большей частью приходила не родная Юрга, а …Ставрополь.

Первые дни в Ставрополе. У Крепостной стены.
Первые дни в Ставрополе. У Крепостной стены.

И после одного из отпусков, проведенного Мишиным в Ставрополе, прииск «Отрожный» недосчитался своего работника – Юрий Данилович принял предложение вернуться на «Электроавтоматику» и стать заместителем генерального директора.

Что в то время представляло собой это предприятие, и вспомнить страшно. Завод, который с 1958 года специализировался на выпуске низковольтных комплектных устройств и преобразовательной техники, за время застоя практически растерял рынки сбыта, а с падением спроса на технологически сложную продукцию стал деградировать и трудовой коллектив. Квалифицированный технический, инженерный и конструкторский состав покинул предприятие, а на его место пришли низкоразрядные работники. Чтобы хоть как-то выжить, приходилось сдавать в аренду производственные помещения, а в других выпускать ширпотреб вплоть до …табуреток.

Впрочем, «Электроавтоматика» была не единственной, кого постигла такая судьба. В девяностые годы прошлого века большинство высокотехнологичных производств в Ставрополе пришли в упадок. Постепенно прекращали существование некогда легендарный «Красный металлист», «Аналог», завод поршневых колец и завод автокранов, резко сократил производство «Сигнал» и так далее.

Как страшный сон вспоминает Юрий Мишин суровую зиму 1993-1994 годов. Тогда начались серьезные проблемы на Ставропольском мясокомбинате, и его котельные, построенные при непосредственном участии «Электроавтоматики», погасли. Для  предприятия это стало настоящей катастрофой – в заводские цеха перестало поступать тепло, и вся отопительная система вышла из строя.

Что только не делало руководство завода, чтобы реанимировать производство. А тут еще приходилось отбивать атаки людей, пытавшихся раздробить, обанкротить и распродать по частям завод. С огромным трудом удалось акционировать предприятие, юридически сделав его хозяином трудовой коллектив.

Юрий Мишин, назначенный коммерческим директором, вообще потерял покой и сон. В то время, когда старые производственные связи были разрушены, а новые строились на совершенно не известных принципах, часто имевших откровенно криминальный характер, его должность стала едва ли не ключевой. Быстро поняв, что к старому возврата уже не будет, Юрий Данилович стал использовать в своей работе опыт известных мировых компаний. Не все удавалось сразу, от чего-то приходилось отказываться, а что-то модернизировать с учетом российского менталитета и реалий текущего времени.

Директор «Электроавтоматики».
Директор «Электроавтоматики».

Судя по всему, пути к спасению завода были нащупаны правильные, и роль Мишина в этом деле оценена по достоинству. В декабре 1995 года решением трудового коллектива и совета директоров Юрий Данилович был назначен генеральным директором ОАО «Электроавтоматика».


Поняв, что на прежнюю продукцию спроса не будет, Мишин предложил в определенной степени перепрофилировать производство на выпуск новых изделий, в том числе и для Министерства обороны, а для этого на заводе создали свой инженерно-конструкторский центр. Удержав коллектив инженеров, конструкторов, технологов и большую часть кадровых рабочих, Мишин с коллегами не только сохранил уникальное производство, но и создал экономически самостоятельное предприятие. А реальная самостоятельность завода позволила быстро и гибко реагировать на спрос. Периодическое изменение выпускаемой продукции в той или иной степени не позволяло пустовать портфелю заказов. Правда, для этого надо было, что называется, постоянно «держать нос по ветру». А «ветер» дул чаще всего за пределами родного Ставрополья. Экономическая и финансовая жизнь большей частью кипела в столичном регионе. Вот и приходилось генеральному директору жить как бы на два дома. Начало недели проводить в Москве, а конец – в Ставрополе. Или наоборот. Впрочем, в этом ритме Юрий Данилович живет и сейчас...

Гособоронзаказ в действии.
Гособоронзаказ в действии.

В общем, лет через пять постоянных мытарств, реорганизаций и модификаций «Электроавтоматика» не только вернула себе утраченные в смутное время позиции, но и перебралась в число крепких производственных структур края.

Важно, что коллектив почувствовал и заинтересованность в производстве руководства завода, и твердую руку гендиректора.

Десятка полтора лет назад мой товарищ, работавший на «Электроавтоматике», с удивлением и восхищением рассказывал, как Юрий Данилович неожиданно в обеденный перерыв появился у них в цеху, который граничил со сдаваемыми в аренду помещениями. Здесь, в дальнем углу заводского двора, царили свои принципы, например, обеденный перерыв – наше личное время, которым распоряжаемся, как хотим, и едим, что хотим. А частенько «хотели мы съесть» по стаканчику водки, иногда и больше, если удавалось сделать шабашку. Увиденное вывело гендиректора из себя. Что тогда рабочие о себе услыхали, рассказывать нельзя – такие слова на телевидении «запикиваются». Но главное – они уловили: на заводе появился настоящий хозяин. А когда один за другим исчезли «арендаторы», а в вернувшихся в распоряжение завода помещениях стали развиваться новые производства, коллектив окончательно стал на сторону Мишина, абсолютно адекватно реагируя на его резкие замечания, поскольку они приносили реальную пользу, а не были проявлением плохого настроения начальника или его самодурства.

И сейчас завод представляет собой современное многопрофильное предприятие, на котором трудятся без малого полторы тысячи человек. Основной продукцией являются передвижные зарядные базы, системы электроснабжения, устройства зарядные, электростанции, электризуемые заграждения, аппараты фельдъегерской и почтовой связи, магнитные усилители, сварочное оборудование, электрощитовые, светодиодные светильники, зарядное оборудование для электромобилей – транспортного средства будущего и так далее...

Я видел, как светился Юрий Мишин, когда рассказывал, что в знаменитый Большой театр в свое время именно «Электроавтоматика» поставила (на конкурсной основе) преобразовательное электрооборудование! Кажется, оно функционирует и поныне. А это – уже признание на мировом уровне!

А несколько лет назад «Электроавтоматика» объявила дополнительный набор специалистов! Точнее, не набор, а отбор, поскольку сложность и техническое совершенство выпускаемых изделий предопределили необходимость использования современных высоких технологий, суперсовременного оборудования и аппаратуры. Например, завод располагает собственной метрологической службой, что позволяет контролировать качество продукции на самом высоком уровне. Ну не зря же «Электроавтоматика» – постоянный участник и даже дипломант таких престижных выставок, как «Интерполитех», «МАКС», «ВГТВ-Омск», «МВСВ», «IDELF», «Армия-2016»...

– Знаешь, – с чувством человека, закончившего какое-то главное дело, говорил мне Юрий Данилович, – теперь для меня уже совершенно несущественно набивать «портфель заказов». Главное – отшлифовать систему как поставок, так и сбыта. А сделать это могут только неравнодушные люди и специалисты международного уровня.

И Мишин, заботясь уже о завтрашнем дне предприятия, заключил договор о сотрудничестве с Северо-Кавказским федеральным университетом, а на заводе открыл и оснастил современным оборудованием базовую кафедру! Надо не только органически совмещать теорию с практикой, а и на практике тестировать теоретические открытия!

Вообще, отношение людей к своему делу для Мишина – важнейший критерий человеческой полноценности. Из нашего советского прошлого, по мнению Юрия Даниловича, надо обязательно взять преданность делу работающих, их профессионализм. Да, сейчас «умных» машин стало больше, а вот стало ли больше умных голов – вопрос. А трудовой процесс на «Электроавтоматике» в значительной степени творческий. Большая часть изделий разрабатывается на заводе, при этом не пренебрегают и кооперацией с коллегами из других предприятий и организаций. Но в идеале хочется, чтобы изделие от идеи и чертежей до выхода из цеха было «доморощенным».

Надо заметить, что к науке Юрий Данилович относится с особым пиететом. Да и сам он – кандидат юридических наук. И диссертацию защитил на вполне утилитарную тематику – по авторскому праву. Вроде бы где производство, а где право? Но Мишин понял специфику времени, когда творческую позицию надо защищать. Даже сейчас в заводском музее есть экспонаты (в том числе и «молодого возраста»), на которые сотрудники завода имеют авторские свидетельства, в их числе и Мишин. Поверьте, они грамотно защищены...

Сам Мишин не любит использовать слова из высокого стиля. Например, за те десятилетия, что мы знакомы, я ни разу не слышал от него слова «патриотизм», но твердо знаю, что генеральный директор не разделяет свою личную жизнь с жизнью заводской. Завод для него и есть жизнь! В полном ее объеме.

И это, думаю, является основой его мировоззрения. Используя лучшие наработки капиталистической системы, Юрий Данилович в принципе не приемлет извлечение прибыли любой ценой. По мнению генерального директора, работающим на предприятии обязательно должно быть комфортно.

– Понимаешь, – говорит Мишин, – сейчас мы увеличиваем объемы выпускаемой продукции, значит, растет и объем работы – это логично. Чтобы получить побольше прибыли, можно использовать фордовскую «потогонную систему» – увеличить нагрузку на работающих. А мы идем по иному пути – набираем дополнительно сотрудников. Слава богу, здесь проблемы нет.

Да и вряд ли в ближайшее время у «Электроавтоматики» появится кадровый голод. Репутация завода такова, что попасть сюда стремятся многие, а вот покидают по своей инициативе – единицы. На заводе немало династий, да и Мишин уже не один – здесь работают его дочь и сын. Андрей после окончания Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова и защиты кандидатской диссертации возвратился из столицы в Ставрополь. А Наталья – медик.

Влечет людей «Электроавтоматика» и социальной направленностью организации и производства, и внерабочего времени. Здесь одна из самых высоких в городе заработных плат. В обязательном порядке выплачивается единовременное пособие по рождению ребенка – 50 тысяч рублей. Более того, бросившие курить получают премию в размере месячного жалованья. Собственное крупное подсобное хозяйство дает возможность по доступным ценам обеспечивать полноценное питание в заводской столовой. Имеется своя заводская база отдыха на Новотроицком водохранилище, а также работающим обеспечен ежегодный недельный бесплатный отдых на Черном море или по путевке за символическую плату, на территории завода есть отлично оснащенный спортивный зал, где работают различные секции, а заводской стадион с естественным газоном на футбольном поле, 400-метровой рекортановой беговой дорожкой, теннисным кортом – лучший в городе. Я не знаю другого предприятия, где бы принимали на работу студентов-заочников и даже беременных женщин!

А недавно здесь появился специализированный участок, на котором могут работать инвалиды-колясочники! Причем оплата труда не сдельная, у них оклад. То есть главной задачей является не чисто производственная необходимость, а скорее социальная: дать людям с ограниченными физическими возможностями шанс зарабатывать, то есть находиться в общем строю, обрести уверенность в себе.

– Если этот эксперимент себя оправдает, – говорит Ю. Мишин, – расширим число рабочих мест.

В этом весь Юрий Мишин, человек, живущий жизнью не только своего предприятия, но и города, края... Я не знаю случая, когда бы Мишин не откликнулся на просьбу о помощи. «Электроавтоматика» постоянно помогает инвалидам, детским садам, школам, ветеранам спорта, Президентскому кадетскому училищу, православной церкви...

Свой солидный вклад завод внес в строительство Казанского собора в Ставрополе, Триумфальной арки, больниц №2 и №4, СОШ №41, спортивного комплекса медицинского университета, рентгеновской лаборатории для краевой больницы и так далее...

Само собой разумеется, особенно трепетное отношение у Юрия Даниловича к людям, чья судьба связана с «Электроавтоматикой». Например, предприятие помогло издать двухтомник известного ставропольского писателя Вадима Чернова, в свое время работавшего на заводе и стоявшего у истоков коллектива физкультуры предприятия. Кстати, Юрий Мишин сохранил верность увлечению своей молодости – спорту. Заводская футбольная команда уже много лет является абсолютно лучшей в крае. На стадионе проводятся традиционные легкоатлетические соревнования на призы бывшего директора завода, первого главы администрации Ставропольского края Евгения Кузнецова. В этом сезоне заводская команда дебютировала в чемпионате края по баскетболу. Убежден, что пройдет не так много времени, и о баскетболистах «Электроавтоматики» будут говорить с таким же уважением, как сейчас говорят о футболистах. За много лет знакомства с Мишиным убедился – он умеет добиваться поставленной цели.

Скажу откровенно: Юрий Мишин не любит кичиться своими наградами. Я и не припомню, когда видел его с «иконостасом». Хотя регалий у него немало. Юрий Данилович – герой труда Ставрополья, почетный доктор медицины Ставропольского государственного медицинского университета, награжден медалями «За доблестный труд» всех трех степеней, «За трудовую доблесть», «За заслуги перед Ставропольским краем», «За усердие и полезность», «За укрепление боевого братства», в 2004 году ему присвоено почетное звание «Лучший работник промышленного комплекса РФ», а совсем недавно он избран членом-корреспондентом Российской академии естественных наук...

Но мы то, земляки, обязаны знать, что рядом с нами живет настоящий герой нашего времени.

…Возвращаясь из очередной командировки, Юрий Данилович сказал своему водителю: «Леша, давай завернем на Волчьи ворота. Что-то захотелось нашим воздухом подышать».

Выйдя из салона автомобиля, с удовольствием подставил лицо крепкому ветерку, почти всегда гуляющему на самой высокой точке западной части Ставрополя. А потом неожиданно, повергнув в удивление Алексея Григорьевича, знающего «шефа» не один день, повалился в высокую траву, с удовольствием вдохнув крепкий настой степных трав. Вдруг прыгнувший на его лицо кузнечик заставил учащенно забиться сердце: «Ты смотри, шельмец, – мелькнуло в голове, – такой же бесцеремонный, как в Сибири. До Юрги тысячи верст, а они, как близнецы. Хотя чему удивляться, ведь и люди, что в Сибири, что на Чукотке, что на Кавказе, везде одинаковые. Оно и понятно: страна-то одна – Россия...»

Ставрополь, Электроавтоматика, генеральный директор АО, почетный гражданин, Юрий Данилович Мишин

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»



Последние новости

Все новости