«Стой! Тебе Героя дали!»

15 января исполняется 100 лет со дня рождения Героя Советского Союза Владимира Александровича Петрова

«Стой! Тебе Героя дали!»
Вся послевоенная жизнь уроженца Казани Владимира Александровича Петрова была связана со Ставрополем. Он был основателем и первым директором Ставропольского электротехникума связи, который с июля 1980 года носит его имя.

Ныне - это колледж связи имени В.А. Петрова.

Имея за плечами опыт работы на телефонной станции Поволжского фанерного завода, Владимир Петров в 1934 году поступил в Ленинградский электротехнический институт. Диплом с отличием инженера электросвязи он получил за год до начала войны, и приступил к работе на одном из «номерных» заводов в Ленинграде. Боевое крещение принял в августе 1942 года в составе 340-го стрелкового полка Лужской стрелковой дивизии Ленинградского фронта на Невском пятачке. Это условное, но очень точное название плацдарма на левом берегу Невы напротив Невской Дубровки, размеры которого постоянно менялись от 1 до 4 километров в ширину и от 800 до 350 метров в длину, иногда буквально за сутки, в зависимости от того, насколько удалось продвинуться нашим солдатам вперед или отступить. С этого клочка земли делались попытки пробиться навстречу советским войскам, которые наносили удар с востока, с тем чтобы прорвать блокаду Ленинграда. Пятачок стал для советских воинов огромной братской могилой, по разным оценкам, здесь погибли до 50 тысяч человек.

«Только что окончивший шестимесячные курсы младших лейтенантов, стою перед личным составом взвода ТТС (телефонно-телеграфной связи. – А.Ч.-К.). Начальство представляет меня его новым командиром вместо погибшего накануне. Чувствую себя неуютно. Я, еще не нюхавший пороха, «весь из себя», в форме «с иголочки», а мои подчиненные, уже узнавшие по чем фунт «фронтового лиха», чумазые, в рваных, прожженных ватниках, в разномастной обуви. Раздается свист вражеского снаряда. Мгновенно, как учили, падаю плашмя на землю, крепко к ней прижимаюсь. Свист прекращается, поднимаю голову. Взвод, не нарушивший даже строй, громко смеется…».
(Из воспоминаний В.А. Петрова
о его первом дне на передовой).

Связисты выполняли свою работу, ежедневно, ежечасно рискуя жизнью. Переводчики немецких телефонных разговоров каждую ночь уходили на нейтральную полосу, подключались к телефонным линиям немцев, слушали их разговоры. Комвзвода отбирал самое ценное и важное, оперативно передавал нужную информацию в штаб.
Использовалась в основном проводная связь, но обеспечить ее устойчивость в условиях практически не прекращающегося артиллерийского, минометного и пулеметного огня было невероятно сложно. В. Петров, силами вверенных ему бойцов-связистов, сам лично делал все возможное и невозможное, чтобы устранить повреждения на линии. Ни одного дня не обходилось без потерь. Во время одной из вылазок получил первое ранение.
После «Невского пятачка» была Финляндия. Взвод лейтенанта Петрова был придан отдельному батальону связи
115-го стрелкового корпуса. Летом 1944 года наши войска частично овладели знаменитой «линией Маннергейма». Перед Петровым была поставлена задача: обеспечить связь от штаба корпуса до штурмующей пехоты. Сложность и рискованность задания заключались в том, что «проложить» провод нужно было, форсируя реку Вуоксу под огнем противника. Петров взял несколько наиболее подготовленных бойцов. Когда до противоположного берега оставалось не более 50 метров, осколок снаряда попал в лодку. Связисты, держа над головами автоматы и телефонные аппараты, добрались до берега, занятого врагом. Выбравшись на берег, они нашли воронку, как оказалось, на немецком минном поле.
Бойцы заняли круговую оборону, зубами сорвав с концов проводов изоляцию, подключили один из уцелевших телефонных аппаратов. Зазвучали позывные, связь есть! За эту операцию В. Петров был награжден орденом Отечественной войны.
Весь дальнейший боевой путь Владимира Александровича был связан с наступающими частями 59-й армии 1-го Украинского фронта. Он пролегал вначале через Польшу, и, наконец, последний рубеж перед взятием Берлина – река Одер. Именно здесь в феврале 1945 года лейтенант совершит то, что называется коротким, но ёмким словом «подвиг». Выполняя приказ командования корпуса, он принял отчаянное решение: проникнуть в тыл врага и закрепиться там. Только так можно было обеспечить связь с передовыми полками и командным пунктом корпуса.
Глухой, темной ночью группа вышла на уже рыхлеющий от весенней оттепели лёд. Ориентировались по трассирующим пулям и осветительным ракетам. Как ни старались обойти полыньи, в одну из них Петров и два его боевых товарища все же угодили. Через два часа вышли на противоположный берег в ледяных «скафандрах». Доползли до небольшой воронки, подключили телефонные провода, передали необходимые сведения. Передовые подразделения получили точные ориентиры немецких позиций, данные о расположении минных полей, свободных проходах между ними. Ранним утром наши войска начали форсирование реки, захватили вражеский берег, продвинулись по нему на несколько километров. Прокладывая телефонные провода, связисты одновременно помогали пехотинцам «глушить» пулеметные «гнёзда» гитлеровцев.
Однако, оказывая ожесточенное сопротивление, пустив танки и пехоту между стыками наших дивизий, немцы вновь вернули себе правый берег Одера. Петров со своей группой мог прорваться к своим, но принял решение остаться на вражеской территории, тем более что в его распоряжении оказалось теперь пять контрольных станций. «Оккупировав» домик на окраине деревушки, соединил параллельно пять пар проводов, вышел на связь с командующим корпусом, дав ему возможность одновременно быть на связи со всеми командирами воинских соединений. В деревушке и на всей прилегающей территории был враг. Восстановить повреждённую линию, оставаясь незаметными для врага, в такой ситуации было невозможно. Тогда Петров облачился в форму эсэсовского офицера, которая была в доме, а сержант Лебедев надел шинель и каску. На улице по нитке кабеля двинулись вперед, и сразу же впереди себя увидели немецкие танки. Мысль была одна: не останавливаться, не дать повода заподозрить себя. Со стороны танков что-то крикнули. Петров поднял руку, приветствуя немецких танкистов, и произнес нечто такое, что и сам не понял, но главное объяснил жестом: мол, вы, ребята, заняты своим делом, мы своим, не мешайте. И пошли дальше.
Нашли одно повреждение линии рядом с серыми, в белых пятнах машинами, второе - сразу за колонной, обеспечили прерванную связь. Немцы убедились: связисты заняты «своим делом». Петров успел шепнуть Лебедеву: «Запомни, танков шестнадцать. Если что, доложишь». Спустя время танки были накрыты залпами «катюш».

27 июня 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» лейтенанту Петрову было присвоено звание Героя Советского Союза. А узнал он об этом в Ставрополе, куда в июле 1945 года передислоцировали из Германии батальон связи, в котором он служил. Узнал, можно сказать, случайно.
Вот как рассказывал об этом сам Владимир Александрович:
- Как-то среди нас, офицеров, прошедших войну, зашел разговор о наиболее памятных событиях из фронтовой жизни. Я поделился о том, как пришлось действовать на Одере в тылу немцев. Выслушав меня, один из моих товарищей воскликнул: «Петров, было же сообщение о твоем награждении тогда. Только не помню, чем именно. Сходи в штаб (имелся в виду штаб Ставропольского военного округа, который в июле 1945 года стал одним из трех в результате реорганизации СКВО. - А.Ч.-К.), наведи справки».
Я сначала отмахнулся: мол, дела уже минувших дней. А потом все-таки решил уточнить: а вдруг...
Штабист после проверки списков развел руками:
- Среди награжденных орденами и медалями тебя нет.
Я развернулся, чтобы покинуть кабинет. Уже взялся за ручку двери, как услышал:
– Стой, лейтенант! Тебе же Героя дали!

«Стой! Тебе Героя дали!»

В конце октября 45-го грудь лейтенанта Владимира Петрова украсила Золотая Звезда. Он стал одним из 329 воинов-связистов, удостоенных высшей награды Родины.
Уйдя в конце 1946 года в запас, Владимир Александрович остался в Ставрополе, уж больно понравился ему этот южный город. Обзавелся семьей. Кстати, первая его жена, тоже фронтовичка, Нина Георгиевна Петрова продолжительное время работала главным врачом Ставропольского городского родильного дома. Её имя было, как говорится, на слуху у всех горожан. У Петровых родилось двое детей - сын и дочь. К сожалению, судьба не отвела Нине Георгиевне долгую жизнь, она, будучи директором медучилища, умерла в возрасте 36 лет. Во втором браке Владимир Александрович удочерил двух девочек-близнецов своей супруги Марии Ивановны, и воспитывал их с такой же любовью и заботой, как своих детей.
Как специалист-связист, В. Петров был чрезвычайно востребован. Вначале Владимир Александрович трудился заместителем директора Ставропольской городской радиотрансляционной сети, а с ноября 1948 года, когда была создана дирекция Ставропольской краевой радиотрансляционной сети, стал её начальником.
В ноябре 1955 года он приступил к исполнению обязанностей первого директора первого и единственного на Северном Кавказе Ставропольского электротехникума связи и оставался им на протяжении 14 лет. Нужно было практически с нуля создавать учебно-материальную базу, формировать педагогический коллектив, а также решать массу других организационных и хозяйственных вопросов.
Выпускник техникума Василий Савченко, который в бытность В. Петрова директором, возглавлял комитет ВЛКСМ, а потом ставший преподавателем, хорошо знал Владимира Александровича и сохранил о нём самые тёплые воспоминания:
- Во внеурочное время он был прекрасным собеседником, контактным, общительным, любил рассказывать всякие житейские курьезные и смешные истории, байки, слушать, как их «подавали» другие. Над самыми забавными мог заразительно смеяться. Был заядлым рыбаком.
В личном архиве Василия Ивановича хранятся фотографии В. Петрова. Одним снимком он особенно дорожит. На нём в семейном кругу рядом с Владимиром Александровичем запечатлён космонавт Валерий Быковский, который был почётным гостем VIII слёта бригадиров и передовиков ученических производственных бригад Ставрополья, проходившего 6 января 1964 года во Дворце культуры имени Ю.А. Гагарина. Там и состоялось знакомство двух Героев Советского Союза, после чего Валерий Федорович побывал в гостях у Владимира Александровича и его близких.
- Сам факт, что техникум возглавлял Герой Советского Союза, не только делал честь нашему учебному заведению, но и обязывал всегда быть в лидерах, - говорит В.И. Савченко. - А в 90-е годы всё, что было наработано ранее в колледже, стало как-то размываться, подменяться, утрачиваться. Это случилось с экспозицией музея истории учебного заведения. К сожалению, все экспонаты отправлены в запасники и ждут своего часа. Тоже самое произошло и с некоторыми документами, личными вещами Владимира Александровича Петрова. Нынче появилась надежда на то, что в колледже вновь будет воссоздан музей. Во всяком случае, новый директор Владимир Сергеевич Найденко, с которым я встречался недавно, настроен оптимистически. Со своей стороны, если потребуется, я готов оказать посильную помощь в этом благородном и нужном деле.
К тому же, на фасаде парадного входа необходимо оформить памятную доску в честь основателя – первого директора электротехникума связи. Установить также достойное надгробие на его могиле. А ещё давно назрела необходимость учредить стипендию имени В. А. Петрова.
Анатолий ЧЕРНОВ-КАЗИНСКИЙ,
член Союза журналистов России.
Фото из семейного архива В. Савченко и с сайта
Ставропольского колледжа связи имени В.А. Петрова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов