Страшное прошлое не должно повториться

Страшное прошлое не должно повториться
67 лет назад наш город был захвачен фашистами. О том, что происходило в нашем городе в страшные дни оккупации, рассказывают наши читатели. Вот такое письмо прислала нам участница тех событий, Надежда Половянова, пережившая и войну, и оккупацию.

«Я принадлежу к тому поколению, от которого остались в живых очень и очень немногие… И в сознании, и в памяти новых поколений нет тех знаний и представлений о том, что знали и видели мы.

67 лет назад, 2 августа, наш город был оккупирован немецко-фашистскими захватчиками. Мечты о «быстрой» войне уже были рассеяны. На всех фронтах шли ожесточенные бои, немцы были уже в Ростовской области, жители Ставрополя, считавшие себя находящимися в далеком тылу, почувствовали всю опасность приближающейся беды.
А я, мечтавшая о своем двадцатилетии, была совсем удручена: он пришелся как раз на 10 августа 1942 года. Когда город уже был оккупирован…

Второго августа, с утра, началась бомбежка города. А к вечеру вошли в город враги. Целый день люди прятались, кто где мог: в подвалах, в бомбоубежищах (их было мало). На пересечении улиц Пушкина и Мира в одном из дворов было такое оборудованное бомбоубежище, где и находились мы — жители этого района. Кто плакал, кто дрожал от страха, некоторые люди рвали свои документы. Кто-то прятал документы в щелях убежища, и все боялись выглянуть наружу. Но к вечеру, когда наступила какая-то гнетущая тишина, все разошлись по домам.
Утром, забравшись на забор, я выглянула на улицу… На углу стоял часовой. На второй или третий день оккупации я с подругами вышла на улицу: хотели осмотреться. Никто не знал, что творится вокруг нас. В глаза бросились огромные плакаты с надписью: «Жид. Бей жидов!».

И потянулись напряженные дни, полные страха. Каждый день издавались приказы о явке в комендатуру комсомольцев, коммунистов, студентов, учащихся, людей той или иной профессии. Все приказы и указы заканчивались словами «За неявку — смерть, арест!».

На улице Ленина несколько дней валялись трупы, горели квартиры в домах сотрудников НКВД. Казармы на той же улице Ленина были заняты солдатами, которые то ли ради потехи, то ли желая позабавиться целились из ружей в тех, кто проходил на противоположной стороне. Я это испытала на себе: пришлось идти к тете-инвалиду, жившей на проспекте Октябрьской Революции (тогда - улице Ворошиловской).

Нашу молодежь без конца отправляли в Германию. Евреев собрали в группы на улицах якобы для перевозки в какой-то район. Они явились с вещами и ждали, надеялись на обещания… Однажды я видела, как вели наших пленных солдат, пиная их прикладами и отгоняя женщин, старавшихся бросить или как-нибудь передать кусок хлеба измученным бойцам.
Только благодаря победоносным действиям нашей Советской Армии немцы не успели всех нас уничтожить или угнать в Германию. Шесть месяцев оккупации остались в памяти как страшный сон.

И дай Бог, чтобы живущее сегодня и последующие поколения никогда не оказались в положении униженных, бесправных, порабощенных чужеземцами людей!

Надо не завидовать чужой жизни за морями-океанами, а делать все для своего народа, для своей Родины. Только в своей стране, среди своего народа можно быть счастливым!»

Надежда Андреевна Половянова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов