Светское государство с православным кодом

Елена Павлова

Светское государство с православным кодом

20-21 декабря в Ставрополе пройдет Форум Всемирного русского народного собора. В обсуждении актуальнейших проблем современности примут участие представители власти, науки и общества, а также – священства. Базовой площадкой Форума станет Северо-Кавказский федеральный университет, в качестве экспертов будут выступать ученые СКФО, ЮФО и Москвы. Подготовка к Форуму идет полным ходом. Мы тоже начинаем свою подготовку – информационную. И сейчас, за месяц до события, «Вечерка» предлагает читателям и самим поучаствовать в обсуждении вынесенных на Форум тем и проблем. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с директором Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного Центра РАН профессором Виктором Авксентьевым. Он – модератор секции «Русский народ – современность и перспектива».

- Прежде всего нужно обозначить проблемы, - сам начинает диалог Виктор Анатольевич. – Сейчас очень много говорится об изменении демографической ситуации в крае, в Интернете активно идет обсуждение по теме «Ставрополье – российское Косово». Это говорит о том, что проблема существует, но ее надо четко понять и интерпретировать. Я ученый, и могу опираться не на слухи и поверхностные наблюдения, а только – на проверенные факты. Таковыми являются данные переписи. Некоторые говорят, что им нельзя доверять. В то же время от профессиональных демографов слышал, что эта перепись была одной из наиболее качественных. Не берусь судить, не будучи специалистом в этом вопросе, но других данных у нас нет. В том числе – и оценочных данных. Так вот по результатам переписи 2010 года суммарное изменение славянского населения края произошло, но оно незначительно, и говорить о «массовом оттоке русских» не приходится.

Проблемы есть, но они лежат в несколько иной плоскости. Прежде всего это возможности карьерного роста для молодежи. Я много лет работаю со студентами и отчетливо вижу настроения в их среде. Молодежь не видит на Ставрополье перспектив для карьерного роста и самореализации – особенно та молодежь, что получила здесь хорошее образование. У нас нет или очень мало предприятий, требующих хорошей квалификации и современного приложения труда, что могло бы заинтересовать образованную молодежь. Но молодые люди находят такие рабочие места не только в Москве или Санкт-Петербурге, но и в Краснодаре и Ростове.

Отсутствие сферы приложения для молодого интеллекта – серьезная проблема, которую надо решать. А решить ее можно, только если мы вплотную подступимся к выполнению той миссии, которая подспудно закладывалась для Ставрополья, когда создавался СКФО, – что край должен стать инновационным локомотивом, который потянет за собой экономику республик. Пока ни здесь, ни там инновационного рывка не произошло. И если в 2010 году на вопрос, почему Ставропольский край находится в СКФО, а не в ЮФО вместе, например, с Краснодарским, ответить было достаточно просто, то сейчас делать это все сложнее и сложнее.

- Сейчас все активнее поднимается вопрос о неравноправии русского народа…

- Это второй аспект проблемы. Когда говорят о кризисе русского народа, мы должны понимать, что он составляет этническое большинство. А в демократическом обществе, к которому мы вроде бы себя относим, от имени большинства, в том числе этнического, обычно выступает государство. И проблемы этого большинства являются не столько этническими, сколько проблемами самого государства. Русские не очень комфортно чувствуют себя не только на Кавказе. Гораздо более активный отток идет с Дальнего Востока, Север «оголяется» у нас. И поверьте, для целостности России это не меньшая угроза. И все уехавшие отсюда и оттуда подтягиваются в мегаполисы. То есть тут можно говорить не только о проблемах Северного Кавказа, но и провале региональной политики в масштабах всей России. Кстати, с Кавказа уезжают не только русские, но и представители народов Кавказа – причем в большом количестве, которые тоже чувствуют себя дискомфортно и ищут лучшей доли за пределами своей этнической территории.

На решение этих проблем и было направлено создание СКФО. Прошло почти четыре года. Есть ли позитивные результаты? Есть.

Этого нельзя отрицать. Но они несопоставимы ни с финансовыми, ни с организационными затратами, ни с управленческими усилиями. И у людей это, конечно, вызывает разочарование, утомление, недоверие, и как результат – власть утрачивает в глазах людей образ того, кто способен изменить их жизнь к лучшему. И это влияет на те разночтения, которые существуют в русском вопросе.

- Да, в русском вопросе разногласий много. Мы имели тому подтверждения даже в течение последних двух месяцев. Причем многоаспектные подтверждения: сначала в сентябре-октябре, когда развивались события, связанные с процессом отставки атамана Терского войска, потом в октябре-ноябре, во время подготовки и проведения съезда славян, который высветил не только существующие разногласия между лидерами славянского движения, но и противоречия во взглядах и даже мировоззренческих позициях. В чем, по-вашему, корень, как вы говорите, разночтений?

- В непонимании того, на что нужно ориентироваться. Предъявлять претензии нерусским?.. Но копнешь чуть глубже и задаешься вопросом: «А в чем, собственно, их вина?». Предъявлять претензии государству - ну тогда нужно четко сформулировать, в чем состоят эти претензии… В том, что оно не уделяет внимания русским? Но у нас государственный язык – русский, ведущей в учебнике истории проходит русская нить, родная литература – русская. К сожалению, количество часов на ее изучение в школьной программе сокращено. И это серьезная ошибка, которая может иметь пагубные последствия… То, что поступательное развитие государства невозможно без поступательного развития русского народа, понятно всем. Это тождественные вещи. И эта проблема осознана властью и сформулирована как задача построения конкурентоспособного государства. Задача неплоха и вполне логична, но мы уже хотим видеть какое-то движение на этом пути. Пока оно очень незаметно. Пока ощущение, что мы теряем даже ранее завоеванные позиции – в том числе и в геополитическом пространстве, и в экономическом. И люди интуитивно улавливают эти нестыковки – в чем, собственно, источник русских проблем в России. Поэтому я еще раз подчеркиваю; проблема русского народа – не сугубо этническая. Это проблема России как государства, как цивилизации, как страны.

Второй момент, на который стоит обратить внимание, говоря о расколах и разночтениях в русском вопросе, - это позиция Русской Православной Церкви. Многих раздражает, что церковь идет в такой тесной смычке с государством. При этом сама церковь это всегда отрицает. Но это ведь действительно так… Церковь превратилась из духовного института в часть политического истеблишмента. Это устраивает и церковь, и власть, но не устраивает многих людей. Вот они и идут в свои духовные искания мимо церкви – того института, который исторически связан с русским народом, его становлением и развитием.

- И в результате даже на съезде славян в числе целей был назван поиск точек соприкосновения. Печально, но единства нет и в самом русском народе: противоречия между верующими и атеистами, между православными и родноверами и т.д. и т.п…

- Это тоже порождено политикой государства (особенно в 90-е годы прошлого столетия), которое поощряло религиозное возрождение, почему-то думая, что это возрождение обязательно пойдет по пути традиционных религий и предотвратит тем самым отток населения в секты, радикальные религиозные движения. Но получилось наоборот…

Да, будучи неверующим, я признаю, что современный русский народ сформировался в ходе православной истории, что некий православный код сидит в каждом человеке – и в верующем, и в неверующем. Это нас даже сближает – в каких-то поведенческих стереотипах, в видении мира, соборности, коллективизме, который не до конца исчез из нашей жизни. И с этой точки зрения альтернативно выраженные православию религиозные течения вносят раскол в среду русского народа. Но активное распространение, скажем, родноверия – это реакция на превращение РПЦ в элемент государственного истеблишмента – это не против духовной системы, а против института протест. Вносят родноверы раскол? Да… Но с их точки зрения, РПЦ вносит раскол. И у каждой стороны тут своя правда.

И решение этой проблемы я вижу в переходе к светскому государству, к светской модернизации. Основу нашей будущности составляют наука и образование. Мы должны быть устремлены в будущее – не в XVIII век, не в XVI и не в XII, а в XXI. Мы должны думать о том, какое место займет Россия в цивилизации XXI века. Победами над «Пуси Райт» мы там никакого места не займем. Все зависит от развития научных изысканий и высоких технологий. И двигаться мы должны в этом направлении. Вот и идеология у нас будет.

- А какое место в этой идеологии займет патриотизм?

- Ключевое. Потому что не может государство существовать без народа. Не власть, а народ – источник государственности, который формирует страну. Народ - это люди, объединенные общей идентичностью. Гражданская идентичность, когда люди разных национальностей ощущают себя как россияне, в основном сформирована. Но этого недостаточно. Сейчас надо формировать социокультурное единство россиян – единство символов, образов, общих ценностей, понимания места России в мире, осознание необходимости бороться за это место. При разных вероисповеданиях, традициях, культуре это сложный процесс и длительный. Идентичности рушатся мгновенно, а создаются порой столетиями. При развитии информационных технологий это происходит быстрее. Нужно создавать российскую цивилизацию. Пока многое в этой сфере – не вопрос прикладных теорий, а вопрос философов и политологов. Пока мы даже не можем ответить на вопрос: что такое русская цивилизация? Это западный мир? Или не западный? Место России в мире – главный вопрос всей русской философской мысли. Но сейчас, когда происходит смещение центров мирового развития с Запада в Юго-Восточную Азию, это наше промежуточное положение становится не недостатком, а преимуществом. Мы контактируем и граничим (в том числе культурно граничим) с большинством великих цивилизаций. Это наше преимущество – надо еще подумать, как его использовать.

- Если мы говорим о формировании социокультурного единства, то какую роль в этом вы отводите Пушкину, Лермонтову, Достоевскому?

- Ведущую. Мы – письменная цивилизация, ядром которой является русская классическая литература. Это стержневой предмет для формирования русской и российской идентичности. Сокращение часов литературы в школьной программе я считаю ударом по российской идентичности.

- А как Вы оцениваете сам факт того, что Форум Русского народного cобора уже второй раз будет проводиться в Ставрополе?

- Позитивно. Это хорошая традиция. Прошлогодний Форум прошел неоднозначно. Он остался в памяти участников прежде всего приездом и выступлением Патриарха. Это было стержневое событие, хотя ему предшествовали неплохие дискуссии. В этом году такой фигуры не ожидается, и упор будет сделан на содержание. Идет очень активная подготовка к этому мероприятию. Ключевую роль здесь играет епархия, содержание обеспечивает СКФУ. Есть все основания предполагать, что Форум пройдет интересно.

- Судя по организаторам, будут представлены разные взгляды – в том числе и по проблемам, о которых мы сегодня говорили. Есть возможность соблюдения баланса?

- Мы рассчитываем именно на создание конструктивного баланса между позитивной нотой и той критикой, которая существует в обществе. Для Ставрополья этот момент не менее значим, чем те вопросы, которые будут обсуждаться на Форуме.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов