Тайное всегда становится явным

Нина Чечулина

Тайное всегда становится явным

Особенно с учетом меняющихся современных технологий и жизни, но все-таки по прошествии времени, к сожалению.

На днях известная писательница и телеведущая («Школа злословия», НТВ) Татьяна Толстая в своем блоге в ЖЖ («Живом журнале», ник – tanyant) сообщила, что в России вышло и уже поступило в продажу второе, дополненное издание альбома Дэвида Кинга «Пропавшие комиссары» (в оригинале «The Kommisar Vaniches»).

Т. Толстая рассказала, что появилось оно на свет в 1997 году на английском, и она писала на него рецензию, которая вошла в ее сборники на русском языке под названием «Неугодные лица» (изменив немного текст для отечественного читателя, потому что многое ему не надо было объяснять, он и так был уже осведомлен).

Речь в ней о фальсификации документов, картин и фотографий в советскую эпоху, особенно в сталинское время. Людей убивали, а изображения их вымарывали, чтобы, значит, ни следа. Либо лица и фигуры вырезали острым скальпелем или закрашивали черной краской, либо наводили ретушь, так сказать, сегодня более известную как фотошоп, который вполне можно считать ее прототипом.

Но память уничтожить до конца не удалось, сохранились негативы, первые издания, неучтенные копии. Пропаганда работала вовсю, и в 20-30-е годы материалы посылались на Запад и последовательно оседали в архивах и частных собраниях. В горбачевскую перестройку, когда стали открываться российские архивы, исследователи смогли заняться интереснейшим делом – восстановлением уничтоженного.

Тайное всегда становится явным

Кинг, рассказывает знакомая с ним Толстая, позднее преподававшая литературу в западных университетах, заинтересовался советскими архивами в 1970-м, когда впервые приехал в Советский Союз. Он разыскивал фотодокументы, связанные с Троцким, но ему не дали ни единого снимка. Писательница добавляет: запрещены были, между прочим, и антитроцкистские материалы. «Троцкий для революции не имеет никакого значения», – приводит Толстая слова Кинга; он, имеющий представление об истории СССР, озверел, и начал вести кропотливую работу по восстановлению исторических фотографий.

Этот альбом только малая часть того, что Кингу удалось сделать. Но и этого достаточно, чтобы увидеть масштаб зла и абсурда, рассматривать альбом и смешно, и страшно, и призывает в итоге – не пропустить без внимания выход этой книги…

Довольно подготовленный, обладающий историческими и иными знаниями, инет-народ стал гадать – почему исчез с официального фото близкий друг Сталина Сергей Киров, раньше тот же Вячеслав Молотов; кого же еще из тех четырех человек, кто присутствует на приведенной обложке фотографии еще при здоровье и силе, планомерно лишали жизни или присутствия поблизости, в онлайне, а после и виртуально изгоняли из памяти подкаблучники вождя всех времен и народов, пока он не остался в диком одиночестве? Собственно, так в нем и умер. Пожалели заодно, не без злорадства, правда, лучшего друга всех шоферов, столяров и физкультурников, что у него не было тогда интернета, и он просто не имел возможности «банить» соратника, ставшего неугодным, как обыкновенный обладатель компьютера в любой из нынешних социальных сетей, «вКонтакте», ЖЖ или Фейсбуке. То есть исключать присутствие раздражителя из своей сферы деятельности, да и из активной жизни вообще.

Напомнив тем менее, что изгнанный, лишенный права присутствовать в чьем-либо аккаунте, комментировать происходящее там, участвовать в дискуссии, хотя может со стороны смотреть, читать и опять же комментировать обмен мнениями, но только у себя в дневнике. Но это ведь все равно в полном объеме сохраняется Всемирной паутиной в так называемом «кэше». Другими словами, отыскать информацию при должной технической подготовке не составляет проблем. (Потому, кстати, и стремятся ограничить доступ к Сети в Северной Корее, уже менее удачно в Китае, при внешне похожем режиме власти, в других немногочисленных странах. Но реальность жизни такова, что ее невозможно остановить, как часы, например, своего рода подменив времена года, как бывает у нас в качестве эксперимента, увы, что не очень удобно житейски, по мнению многочисленных граждан.)

Тайное всегда становится явным

А юзер под ником в-v-temnote в ходе обсуждения вдруг вспомнила о собственном сокровище – раритетном фолианте «Гражданская война в СССР» 1935 года издания под руководством М. Горького, которое было свободно куплено в обычном книжном магазине и подарено в 36-м владельцу, о чем свидетельствует напечатанный и вклеенный адрес, и хранится теперь у нее дома как исторический памятник. В адресе вырезана фамилия владельца по какой-то причине, понятной сегодня, а также зачеркнуты ручкой на титульном листе некоторые фамилии (явно Раскольникова, Пятницкого, Товстухи, Угарова и других) и исключены ряд снимков (были изображены Троцкий, Каменев и компания, иные, ставшие однажды ненужными вождю) – вместо них пробелы. В наличии, как говорится в нынешнем перечне Антикварной книги, этого с краской на корешке, как в нем указывается, уже чрезвычайно редкого издания – нет, которые были, давно разобрали…

Мне, например, вспомнилась коллективная, как принято в школах и вузах при выпуске, по форме фотография Коллегии Черкесского областного отдела ГПУ 30-х, которая сейчас спокойно выставлена в ведомственном музее УФСБ по Ставропольскому краю (мы побывали в нем несколько лет назад с фотокорром «ВС» В. Плотниковым в связи с юбилеем спецслужбы). На ней черные провалы и подпись: «Закрыты портреты «врагов народа». Расстреливали ведь и своих – соседей, родственников, сослуживцев; по доносам, указаниям сверху или просто так, для перевыполнения плана. Помните в песне у Галича: «А вчера расстреляли двух марксистов, и прикрыли их трупы кумачом. Один из них был правым уклонистом, а другой, как оказалось, ни при чем». Невольно всплывает в памяти строчка поэта Бориса Слуцкого о том далеком, жутком времени закрытых автомобилей в сопровождении конвойных – так называемых «марусь»: «Дождь был как вождь, надолго, обложной…»

Фальсификации тогда были в порядке вещей, и казалось, что это, действительно, будет скрыто, и надолго, чуть ли не навсегда. Но все течет, говорили древние мыслители, все изменяется, не так ли? А уж в России по пословице точно надо жить долго.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов