Так кто же занимается «махновщиной»?

Лариса Ракитянская

В распоряжении редакции «Вечернего Ставрополя» имеется аудиозапись с краевого совещания, на котором рассматривались вопросы поступления арендной платы за землю в городе Ставрополе. На записи четко слышно, как заместитель председателя правительства края Анатолий Воропаев обрушился с критикой на первого заместителя директора комитета по управлению муниципальным имуществом городской администрации Владимира Колесникова за то, что город не душит налогами по указке края промышленные предприятия. «Махновщина какая­то, честное слово! – восклицает вице­премьер. – Не надо тут защитниками обездоленных выступать. Есть постановление правительства, и вы обязаны его выполнять!» Мы не стали предавать огласке слова вице­премьера, которые он адресовал В.Колесникову «один на один», хотя в зале присутствовали представители прессы. Но насчет «махновщины» решили озвучить мнение Евгения Письменного, генерального директора ОАО «Автоприцеп­КамАЗ», депутата Государственной думы Ставропольского края. У известного ставропольского производственника и политика такая характеристика действий городской власти вызвала бурю возмущения. Что, впрочем, вполне логично для руководителя, «болеющего» душой за свое производство и за развитие промышленности всего края. Начал Евгений Яковлевич, как говорится, «с места в карьер».

­ По пути «махновщины», анархии, правового нигилизма, незаконного решения экономических проблем за счет успешных предприятий сегодня идет правительство Ставропольского края и в первую очередь отвечающий за экономический блок Анатолий Воропаев. Коров, которые дают молоко, нужно пасти, холить и лелеять, а зарезать ­ много ума не надо. Вместо того чтобы поддерживать и развивать промышленность, готовить производственные кадры, создавать рабочие места, правительство поднимает арендную плату за землю и требует от городских властей неукоснительного исполнения своих инициатив. Была ставка земельного налога 1,5 процента от кадастровой стоимости земли, стала 4 процента. Проще простого поменять цифры и создать видимость наполнения краевого бюджета. Я говорю «видимость», потому что с таким подходом мы загубим предприятия, которые сегодня считают каждую копейку, но стабильно платят налоги в бюджет. А вот когда платить будет нечего, «драконовские» меры правительству края уже не помогут.

­ Но что могут городские власти в этой ситуации?

­ Очень многое, и не только могут, но и делают. Краевое правительство может устанавливать базовый размер арендной платы за те земли, что находятся в собственности Ставропольского края. Но на сегодняшний день в крае прошли разграничение лишь около 150 тысяч гектаров земли из 6 миллионов гектаров, и до сих пор основная часть земель ­ государственная. А федеральное законодательство четко определяет, что распоряжение такими землями до разграничения государственной собственности осуществляется органами местного самоуправления. Город установил ставку земельного налога в 2 процента и уже рассматривает возможность снижения этой ставки до 0,85 процента от кадастровой стоимости земли. Потому что в администрации краевого центра думают о перспективах развития промышленных предприятий, многим из которых сложно платить большую ставку, но которые, если установить щадящий налоговый режим, станут, вновь образно выражусь, «курицами, несущими золотые яйца», как говорят на Западе. Думать о будущем – как раз и есть разумный подход, а не «махновщина».

­ Вы руководите крупным предприятием, которое, помимо производственных мощностей имеет в аренде 40 гектаров земли. Естественно, что высокая ставка земельного налога прежде всего негативно отразится на финансовом состоянии ОАО «Автоприцеп­КамАЗ» и подобных ему предприятий, у которых еще с советских времен остались большие площади. Где же выход из создавшейся ситуации? Придется расставаться с дорогой землей?

­ Отдать проще всего. Но мы, как я уже сказал, должны думать о будущем. Нашему предприятию есть куда развиваться. И потом, существенная часть наших площадей находится под мобрезервом, иными словами, завод входит в число стратегических предприятий, которые должны, согласно мобилизационному плану, развернуть свои мощности на случай чрезвычайных ситуаций. Мобрезерв – это запас на случай войны, мы несем огромные расходы по содержанию оборудования и других мощностей, и с нас еще за это три шкуры драть? Мы акционерное общество, но мы и государственные люди, понимаем свою ответственность. Но почему же это не понимают чиновники, которые обязаны защищать государство и его целостность? В прошлом году мы заплатили за землю 8 миллионов рублей, а в этом, выходит, должны уже 25 миллионов. Даже монополисты­энергетики повышают тарифы на 10 ­ 20 процентов в год, что само по себе тяжело для крупных промышленных предприятий. А краевое правительство взвинтило арендную плату в три с половиной раза!

Кто работает, того и топят. Но мы топить себя не позволим. Земля, на которой расположен наш завод, сегодня находится в государственной собственности, а не в собственности Ставропольского края. Поэтому постановление в отношении размера арендной платы, на которое постоянно ссылается А.Воропаев, может носить только рекомендательный характер для городских властей, с которыми мы находимся в постоянном диалоге. Вот вам и ответ: выход заключается в диалоге с властью, совместной работе на благо наших предприятий, а значит – на благо жителей города и края. Только власть тоже должна пойти навстречу, забыть об амбициях, не путать политику с экономикой. Но вы же знаете, что край пытается действовать в приказном порядке даже там, где не имеет на это никаких полномочий. Меня, кстати, иногда спрашивают: чего ты город защищаешь? А как не защищать, я же житель города, и за мной – тысячи горожан, моих избирателей. И полторы тысячи заводчан, за будущее которых я тоже несу ответственность, как руководитель. Поэтому с любым произволом таких, как А.Воропаев и им подобных, я не согласен и буду защищать интересы товаропроизводителей, жителей нашего края.

Беседовал Вадим БАКАНОВ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов