Там, где кончается надежда

Ирина Боровлева
Если направиться из Ставрополя на северо-восток по федеральной трассе А–154, то, проехав село с многообещающим названием Надежда, практически сразу попадаешь в Грачевский район. Естественно, никаких видимых изменений в окружающем мире при пересечении условной линии границы районов заметить невозможно. Те же аккуратные зеленеющие гектары полей, те же индустриальные скелеты тут и там у обочин и ближе к горизонту, бывшие наверняка какими-то важными и значимыми объектами в далекие времена ожидания коммунизма. Скромные сельские дома, в каждом из которых живут обыкновенные люди, как и в тысячах других небольших населенных пунктах России, занимающиеся своими делами далеко не вселенских масштабов. И можно промчаться мимо по федеральной трассе, оставив в памяти пейзаж за окном как очередную иллюстрацию современной российской действительности, склонной если не к улучшению, то, по крайней мере, к стабильности. А можно остановиться, чтобы попытаться вникнуть в суть этой жизни и прийти в шок. Потому что иллюзия благополучия рассыпается в пыль.

Даже поверхностное знакомство с цифрами статистики ставит Грачевский район по уровню социально-экономического развития на одно из последних мест в крае. Устойчивый спад отмечается по большинству видов сельскохозяйственной продукции. По данным за прошлый год, вырастить зерно в районе обходится на 20% дороже, чем в среднем по краю, а подсолнечник - на 78%. За последние три года заметно снизился интерес к району со стороны инвесторов. Вкладывать серьезные деньги в убыточную сферу, при этом развивая инфраструктуру и занимаясь оздоровлением социальной среды, крайне невыгодно. При том что есть способы куда более быстрого приумножения своих средств.

Примечателен случай, когда 4 ноября 2004 года по решению Ставропольского арбитражного суда СПК «Грачевский» (предприятие, входившее в число 300 лучших по России), имеющий более ста миллионов рублей долга, был признан банкротом. Этому предшествовало туманное судебное разбирательство, в результате которого за весьма сомнительные долги с территории предприятия было вывезено и пущено под нож дойное стадо (около полутора тысяч голов скота), которое приносило ежедневно 11 тысяч рублей прибыли. До предельных отметок сокращено поголовье и в других хозяйствах. Зачастую забой скота и продажа мяса – единственный способ погасить долги по зарплате, которую здесь иногда ждут годами.

Кугультинский маслосырзавод, который целиком и полностью зависит от развития животноводства, сегодня на грани остановки. Если в прежние времена ежедневные объемы перерабатываемого молока составляли порядка 120 тонн в сутки, то сейчас селхозпредприятия района способны давать всего лишь около двух тонн. Еще столько же, в буквальном смысле, собирают по крупицам посредством общественного животноводства. Выглядит это так: от двора к двору движется цистерна, в которую счастливые владельцы коров за умеренную плату сливают стеклянными банками излишки молока.

Бюджет многих сел трещит по швам, практически лишившись такой статьи доходов, как подоходный налог. Дело в том, что его поступление находится в прямой зависимости от официальных зарплат местных жителей. Так, Старомарьевская сельская администрация располагает годовым бюджетом всего в 2 миллиона рублей. При этом, кроме прочих расходов, в соответствии с «Планом социально-экономического развития района до 2010 года» в ее ведении газификация хутора Кизилов (сложно представить, как в 18 километрах от краевого центра 306 человек до сих пор живут без газа), которая должна обойтись не меньше чем в 8 миллионов рублей. Каким образом может осуществиться намеченное в плане, не знает никто.

Наверняка схожее положение сегодня наблюдается в сотнях других забытых богом районах России, но по телевизору изо дня в день чиновники рапортуют о подъеме сельского хозяйства России, и, если верить этим победным реляциям, в стране вроде все наладилось. Поэтому для жителей Грачевского района Ставропольского края их нищенское существование и безысходность вызывали и вызывают лишь горечь и недоумение. И оттого сильнее стремление поменять хоть что-то, что дало бы надежду на завтрашнее благополучие. В декабре прошлого года эта надежда внезапно обрела реальные очертания. В рамках реализации Закона №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» был сформирован Совет депутатов муниципального района, которому предстояло утвердить нового главу администрации района.

Заявки на участие в конкурсе на эту должность подали 7 человек. Фаворитами этого конкурса считались Шамаев В.М., руководивший районом с 2001 года, и Журавлев И.В., на которого ставили те, кто хотел перемен к лучшему. Конкурсная комиссия из 9 человек (6 местных депутатов и 3 представителя краевой власти) отдала предпочтение Журавлеву, что, в общем-то, не стало ни для кого сюрпризом. И, наконец, последним этапом этой довольно несложной процедуры должно было стать утверждение кандидатуры Советом депутатов. Но этого не произошло.

По официальной версии, дальнейшие события развивались таким образом: долгое время никак не мог собраться кворум, который должен составлять не менее двух третьих от общего состава депутатов. Затем последовало решение районного суда о роспуске конкурсной комиссии в связи с неправильным заполнением некоторых документов. Сформированная новая конкурсная комиссия приняла противоположное решение, и местные депутаты, неожиданно «проявив сознательность», тут же утвердили кандидатуру Шамаева на должность главы администрации муниципального района.

Если бы это все происходило в какой-нибудь другой стране, с нормальной судебной системой и высокой политической культурой, никто серьезно и не стал бы рассматривать никакую, кроме официальной, версию развития событий. Но мы живем в современной России, и поэтому я склонен верить людям, которые несколько иначе интерпретируют происшедшее. Причем люди, с которыми мне довелось пообщаться, не понаслышке знакомы с ситуацией. Это главы муниципальных образований и депутаты, которые, собственно, и оказались в эпицентре событий.

Большинство из них наотрез отказались разговаривать со мной при включенном диктофоне. Но даже и в приватной беседе о давлении со стороны краевых властей на конкурсную комиссию, о способах не допустить собрания кворума и судебных метаморфозах говорили с оглядкой, полностью не раскрывая карты перед человеком, которого они видели впервые в жизни, то есть передо мной. Тем не менее услышал я и об избиении депутата, которое легко переквалифицировалось в несчастный случай, и о грязи, которая выливается сегодня на тех, кто когда-то голосовал против Шамаева. А еще ко мне в руки попал очень интересный документ - письмо-обращение губернатора края Александра Черногорова к членам конкурсной комиссии, в котором он неоднозначно дал понять, на чьей стороне его симпатии. Очень хочется верить, что побудительные мотивы для написания этого письма у губернатора были самые светлые и бескорыстные. А тот факт, что некоторые тезисы из него, мягко говоря, противоречат тому, что я увидел собственными глазами и услышал от местных жителей, хочется считать досадным недоразумением. В любом случае я предлагаю вам ознакомиться с выдержками из письма главного лица края и самим сопоставить их с некоторыми фактами.

«При подведении итогов конкурса прошу поддержать кандидатуру Шамаева Вячеслава Михайловича, который с сентября 2001 года возглавляет районную государственную администрацию.

Под его руководством в социально-экономическом развитии района наметились положительные тенденции»...

Возможно, в этом утверждении есть доля истины, и уровень жизни населения региона действительно медленно, но верно ползет вверх. В таком случае просто страшно представить, что здесь творилось до 2001 года, если даже сегодня картина народного благоденствия при ближайшем рассмотрении повергает в тихий ужас.

Для примера, в отдельно взятом хозяйстве доярка получает 1239 рублей в месяц, скотник – 1100 рублей. Труд людей, ремонтирующих сельхозтехнику, оценивается в 27 руб./ день. Неудивительно, что пенсия - это предел мечтаний для любого жителя села. Правда, при такой жизни дотянуть до нее становится все сложнее. Но уйти на нее - значит променять низкооплачиваемый труд на порой гораздо более высокооплачиваемый отдых. И ради таких перспектив те, кому до пенсии осталось пара-тройка лет, согласны работать даже за 500 рублей в месяц, лишь бы шел стаж. Но даже и такой работы хватает не для всех. А где безработица – там алкоголь и криминал. Причем криминал настолько мелкий, что вызывает скорее не осуждение, а жалость.

Для молодежи, лишенной даже минимальных перспектив, здесь существует только два выхода – или спиваться, или уезжать. Поэтому спиваются или уезжают. И села «стареют», смертность значительно превышает рождаемость, и, по сути, исчезает целая прослойка людей, привыкшая работать на земле. Но Ставрополье - это не тот регион, где могли бы появиться брошенные деревни и села. Слишком тут благоприятные условия, а свято место, как известно, пусто не бывает. Поэтому необратимо убывающее коренное население плавно замещают мигранты, представители тех народностей, у которых с демографией все в порядке. Правда, земле от этого не легче.

«…Объем промышленной продукции, произведенной предприятиями района за 10 месяцев 2004 года, в сравнении с показателями 2001 года возрос в 1,8 раза…»

Грачевский район – это типичная аграрная глубинка, где практически вся существующая промышленность сконцентрирована в районном центре. Соответственно, приведенные цифры никоим образом не могут характеризовать экономическое развитие всего района. Это касается исключительно самой Грачевки, и в беседе со мной ее глава дал понять, что дела здесь обстоят действительно неплохо. По крайней мере, существует устойчивый профицит бюджета, что позволяет кроме расходов на первоочередные нужды ежегодно выделять дополнительные средства, скажем, на благоустройство и освещение улиц села. Остальные населенные пункты района о подобном, похоже, могут только мечтать. Потому что источник их благополучия – сельское хозяйство, где все обстоит иначе.

«Производство мяса выросло с 532 тонн в 2001 году до 848 тонн за 10 месяцев текущего года».

Если кто не в курсе, производство мяса несколько отличается по сути от производства, скажем, шарикоподшипников. Скот, который идет на мясо, – это не просто сырье, которое легко восполнить. И одно дело, когда делаются серьезные инвестиции в животноводство, строятся новые фермы и увеличивается поголовье, а совсем другое, когда на убой идет все подряд. Ведь дойное стадо, вырезанное за долги или из-за отсутствия кормов, – тоже произведенное мясо. В статистике это отражается приятными цифрами, а на деле оборачивается катастрофой. Так, на то, чтобы забить корову, уйдет несколько минут, а на то, чтобы вырастить до продуктивного возраста новую, – около пяти лет. И то при условии, что это кому-то будет нужно.

Если у кого еще остались сомнения по поводу того, за счет чего увеличилось производство мяса в прошлом году, – добро пожаловать в Грачевский район. Полуразрушенные пустующие коровники и огромный дефицит молока, по-моему, гораздо красноречивее скупых цифр.

...За любым действием стоит причина. Иногда она проста и понятна. А когда истинную причину пытаются скрыть или недоговаривают, сразу возникают вопросы, в том числе и о чистоте намерений. Так зачем же было губернатору края настойчиво поддерживать столь непопулярного в народе главу администрации? Как вы уже убедились, приведенные в письме причины не выдерживают даже поверхностного анализа. Значит, существуют другие. Но какая может быть сокрыта корысть в отсталом аграрном районе? Зачем идти на непопулярные меры, рискуя навлечь на себя народный гнев?

Впрочем, если копнуть глубже (как в переносном, так и в самом прямом смысле), Грачевский муниципальный район оказывается не таким уж бедным и бесперспективным.

Все дело в открытом не так давно Бешпагирском месторождении титана и циркония, которое, по оценкам специалистов, на сегодняшний день является самым перспективным и рентабельным в России. Его полезные ресурсы оцениваются в 63,4 миллиона кубометров рудных песков при стоимости титана на рынке около $11 тысяч за тонну металла. Нетрудно догадаться, что разработка подобного месторождения связана с поистине огромными деньгами, которые, в свою очередь, тоже всегда есть желающие разработать.

Хочется, конечно, верить, что горнообогатительный комбинат, который планируется здесь построить и который в перспективе способен вывести наш регион из разряда дотационных, обогатит хоть в какой-то мере и простых жителей Грачевского района. А представители власти наконец повернутся лицом к селу и обратят внимание на проблемы, уже сейчас ставящие под вопрос существование сельских жителей как полноценного слоя нашего общества. Но пока это получается с трудом...

Николай Жуков.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов