Товарищ генерал

Елена Павлова

Встретив его на улице, вы безошибочно узнаете в нем человека военного, да не просто военного, а генерала, хотя и одет он будет в гражданский костюм. Во всей его стати присутствует то, что принято называть «военная косточка». Я давно хотел рассказать об этом удивительном человеке, но его скромность, так присущая военному поколению, все время мешала задуманному, и только мои убедительные доводы о необходимости на примерах старшего поколения воспитывать патриотов, возрождать любовь к армии, готовить защитников нашей страны сделали свое дело.

Вопросы «кем быть» и «куда пойти учиться» после окончания школы перед Борисом не стояли. Выбор профессии определил пример отца­танкиста, прошедшего ад военного пламени, горевшего в танке, выжившего и навек полюбившего огневую и броневую мощь чудо­машины, — он после войны еще тридцать лет не расставался с танками, окончив службу подполковником. Так что любовь к боевой технике у Бориса Валентиновича можно считать наследственной. Уже с шестого класса он твердо решил поступать в военное танковое училище, хотя по тому времени самым престижным считалось авиационное. Уважение, доверие и любовь к людям в военной форме делали службу в армии не просто почетной обязанностью каждого гражданина ­ Вооруженные силы были гордостью страны, а хороший солдат ­ гордостью родителей. Поэтому конкурс в военные училища был в несколько раз выше, чем, например, в театральные. И все же мечта Бориса сбылась ­ он стал курсантом танкового училища. Так с сентября 1955 года начался отсчет службы Бориса Левицкого, после успешного окончания учебы направленного в войска Московского военного округа. Он с гордостью вспоминает свой первый «экипаж машины боевой», в состав которого входили русский, украинец, грузин и азербайджанец. Жили дружно, о национальных вопросах слыхом не слыхивали, даже выражения такого не знали. «И вообще, армия была другой, — вспоминает Борис Валентинович. — Это потом наши правители загнали ее в тупик, из которого она и сейчас никак не может выкарабкаться. А началось все из критики, вернее, ругани армейских порядков, хотя кричали в первую очередь те, кто даже не служил и понятия не имел о воинской службе и дисциплине. Безусловно, были нарушения, но не было жестокости, не было пренебрежительного отношения старших к младшим, командиров к солдатам.

Было много хороших и добрых традиций. Доверяли друг другу, командиров любили, как родителей, а те, по сути, и были ими, памятуя суворовское «отцы­командиры». Чтобы солдат остался голоден, раздет­разут, чем­то обделен, — этого не могло просто быть, потому что не могло быть никогда, как говорил классик».

Восемь лет прослужил Левицкий под Москвой, совершенствуя и оттачивая военное мастерство уже в должности командира танковой роты. Мне довелось читать аттестации капитана Левицкого, в которых старшие командиры высоко оценивают боевые навыки офицера. Как это бывает в армии, это сыграло решающую роль при назначении его на вышестоящую должность, и не только…

Люди старшего поколения, наверное, еще помнят пограничные конфликты с «братским» Китаем во второй половине 60­х годов, реку Амур, остров Даманский, другие не менее известные «горячие» точки того времени, не сходившие с газетных полос сообщения о практически ежедневных провокациях сопредельной стороны. В преддверии этих событий Бориса Левицкого перевели в Дальневосточный военный округ на должность начальника штаба ­ заместителя командира танкового батальона. Связан перевод лучшего офицера­танкиста с происходящим на Дальнем Востоке или нет, можно только догадываться, но то, что командование того времени по­умному укрепляло опасные участки границы сильными и грамотными военными кадрами, — факт непреложный. И успех в разрешении конфликта лишь подтверждение этому.

Служба в экстремальных условиях позволила раскрыть недюжинные способности потомственного военного танкиста. Шестнадцать лет охранял дальневосточные рубежи Борис Левицкий. Не частый случай в армии того времени — служа практически на одном месте, офицер проходит путь от названной должности до начальника оперативного отделения ­ заместителя начальника штаба танковой дивизии, сравнявшись по воинскому званию с отцом. Его вклад в охрану рубежей Родины оценен медалью «За отличие в охране государственной границы СССР». Награда более высокого достоинства ­ орден Красной Звезды ­ была вручена Борису Валентиновичу позже, за разработку и участие в некоторых испытательных «мероприятиях по охране и защите государственной границы». Теперь страна знает, что это были за «мероприятия»…

Когда встал вопрос о службе за границей, командование, не колеблясь, выбирает Левицкого. Кому, как не ему, опытному служаке, представлять наши Вооруженные силы за рубежом, пусть и в братской стране. Пять лет полковник Левицкий прослужил в Группе советских войск в Германии, совершенствуя мастерство штабиста и основы современного общевойскового боя.

А потом пришла, «черти принес­ли», как говорят в народе, перестройка. До сих пор заслуженный генерал не может скрыть горечи и боли в голосе, вспоминая те годы. Сколько бед и несчастий свалилось на головы военного люда, который, кроме как «Родину защищать», другого не знал и не умел. Поломанные судьбы, загубленные жизни… Но об этом уже столько сказано­пересказано, что о чем бы мы ни говорили, ново не будет. Оставим все произошедшее на суд истории…

Я читаю очередную служебную характеристику полковника Левицкого, в которой, кроме стандартных формулировок, присутствует редкое для военных характеристик определение человеческих качеств доброты, понимания и такта. И в то же время: прекрасно знает оперативно­тактическую подготовку, умеет принимать правильное решение и, главное — умеет работать с людьми. Новое назначение и служба в организационно­мобилизационном Управлении штаба Северо­Кавказского военного округа оказались недолгими. Знания, опыт, личные качества человека и офицера были востребованы на другом, более высоком уровне, — Борис Валентинович Левицкий назначается военным комиссаром Ставропольского края. Считаю, краю повезло. Преданный делу офицер, грамотный специалист, тонкий психолог, генерал сумел найти подход и к сослуживцам, и к призывникам с их родителями. Это при нем стало традицией проводить встречи с будущими призывниками и их родителями, с родителями даже чаще, решать многие проблемы. На его долю выпали самые трудные годы «смутного времени», когда стало изменяться отношение к службе и армии, уклонения от службы стали если не массовым, то довольно частым явлением, чего раньше даже представить себе не могли. Ведь служба в армии ­ настоящая школа для мужчин, раньше девушки замуж не выходили за тех парней, которые не служили. И все же стараниями генерала была налажена четкая организация набора новобранцев, что стоило главному комиссару края не одной бессонной ночи. Через два года работы крайвоенкомат уверенно занимает одно из ведущих мест в России, получает переходящее знамя и вымпел министра обороны за первое место и прочно удерживает его практически до ухода Левицкого на пенсию. За безупречную организацию работы военкоматов края по выполнению организационно­мобилизационных мероприятий генерал Левицкий награждается орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» 3­й степени, а еще через некоторое время — орденом «За военные заслуги», с ходатайством о награждении которым выступил первый губернатор, или, как его тогда называли, глава администрации Ставропольского края Евгений Кузнецов.

Рассказывая о наградах, Борис Валентинович смеется: у других памятные или самые дорогие награды ­ ордена или правительственные медали, а его любимая — ведомственная медаль Министерства обороны «За боевое содружество», которая наиболее точно олицетворяет родство всех видов войск, пополнением и призывам в ряды которых он занимался все десять лет. И практически все эти годы, что он руководил крайвоенкоматом, тот был лучшим в России!

К сожалению, время неумолимо даже к генералам, и в 1995 году Борис Валентинович уходит на пенсию. Но уход из действующей армии не значит уход от ее проблем и проблем бывших военных, которые все эти годы идут к Борису Валентиновичу, зная, что он всегда поможет или подскажет нужное решение. Больше десятка лет генерал Левицкий служит в краевом Совете ветеранов. Сказать «работает» ­ язык не поворачивается, ведь за работу положено платить зарплату, а руководителям самой массовой, востребованной и авторитетной организации края таковая не полагается, кем­то не предусмотрена, хотя для наших соседей, взять хотя бы краснодарцев, это не вопрос. Проблем, с которыми люди идут в ветеранскую организацию, множество. Сотни, тысячи обращений, жалоб, просьб. И не отмахнешься от людских бед — не тот характер. Вот и выходит, что служит Борис Валентинович, как и прежде, для народа, для страны, вот только оценка его труда неадекватна затратам духовных и физических сил. Скажете, пенсия, мол, «генеральская», льготы. Поверьте, не такая уж и большая пенсия генерала, значительно ниже госчиновничьей, которые и вопросы оплаты труда ветерана решают, да и в большинстве своем не пережили и тысячной доли того, что пришлось испытать генералу. Одни переезды, которых было больше десяти, и о которых говорят «два переезда ­ один пожар», чего стоят.
А льготы, как и у всех ветеранов, канули в Лету…

Мне вспомнилось стихотворение, в котором один известный и многими любимый поэт иронично отзывается о генеральском сословии, называя их «превосходительствами» и «вашей светлостью», и великолепный, хлесткий, достойный ответ в стихах генерала А. Фролова. Я позволю себе процитировать несколько строчек, наиболее ярко отражающих суть людей военных, настоящих генералов, к которым, безусловно, принадлежит и генерал Левицкий:

Суровый быт нас

испытал

Не раз на прочность

и на зрелость.

И волю в нас найдешь

и смелость,

Природный ум, страстей

накал .

Добавлю, мы не

«Ваша светлость»,

А мы ­ «товарищ генерал».

То, что сейчас происходит в армии, генерал Левицкий оценивает двояко: хорошо что начали уделять достаточное внимание обороноспособности страны, проявлять заботу о людях служивых. А вот заявление о службе в один год он считает декларативным. Чему можно научить солдата за один год? Да еще при, чего скрывать, прогрессирующей малограмотности и бездуховности большой части призывников. Где их можно использовать — боевая техника сложна и требует грамотного и квалифицированного специалиста. Конечно, профессиональный военный, контрактник с задачей справятся, но ведь подготовка военного специалиста предусматривает и взаимозаменяемость — в боевой обстановке, к сожалению, бывают потери. Призванным на службу на один год солдатом их не заменишь — за это время стрелять из автомата толком не научишься. Конечно, есть хозяйственные, вспомогательные, всевозможные «тыловые» службы, без которых армия не может обойтись. Но станут ли призывники­краткокурсники настоящими солдатами? В общем, вопросов много, много проблем чисто профессиональных, которых гражданскому человеку просто не видно. Кому и знать об этом, как не опытному генералу, находящемуся на боевом посту более полувека.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов