Три товарища

Наталья Буняева

Письмо пришло в газету. Полностью приводить его не буду. Но вот даже из серединки не выбрать... Я писала о братьях Паниных, Александре и Борисе. Уж, казалось бы, все знаем про них.

Часть диорамы: лейтенант Головня поднимает в атаку бойцов. Рядом пулеметчик – Николай Гунько.
Часть диорамы: лейтенант Головня поднимает в атаку бойцов. Рядом пулеметчик – Николай Гунько.

Но, во-первых: не пришли ответы из архива по наградным карточкам. И второе: останься Борис жив, он бы со своей 83-й отдельной морской бригадой брал бы знаменитую высоту – Сапун-гору. Она послужила последней точкой в освобождении Севастополя. И участвовали там, в тех боях, наши земляки: Михаил Сергеевич Головня, Николай Иванович Гунько и Ажу Канаматов. По разному сложились их судьбы, но настоящее братское единение произошло именно в том бою. Он запечатлен на огромной и подробной диораме, которую покажет вам каждый севастополец. И центральные фигуры там – наши земляки.

Что такое диорама? Это – филиал Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя. Он, музей, расположен в 12 километрах от центра города на Сапун-горе.

В период обороны Севастополя 1941–1942 гг. и его освобождения в мае 1944 года, Сапун-гора была ареной жестоких боёв. В настоящее время – одно из исторических мест города с сохранённым ландшафтом, со следами окопов и траншей, долговременных огневых точек, заросшими травой воронками от бомб и снарядов, памятниками и обелисками Мемориального комплекса Великой Отечественной войны.

Могила Головни Михаила Сергеевича.
Могила Головни Михаила Сергеевича.

Первые памятники освободителям Севастополя установили здесь весной 1944-го военные архитекторы и строители. По просьбе участников боёв, было решено к 15-летию освобождения города создать монументальный живописный памятник – диораму «Штурм Сапун-горы, 7 мая 1944 года». И вот что поражает: в советском изобразительном искусстве это был первый опыт работы над диорамами такого большого размера. Её авторы стремились создать максимально реалистическое произведение: фигуры людей писались в человеческий рост, на переднем плане размещалось подлинное оружие, обмундирование, снаряжение, фрагменты инженерных сооружений, собранные на поле боя. На полотне диорамы изображались подвиги реальных участников штурма. Для передачи их портретного сходства использовались документальные фотографии, позирование самих героев или натурщиков со схожей внешностью.

Теперь десятки раз в день экскурсоводы повторяют имена наших земляков: Головня, Гунько, Канаматов.

Николай Иванович Гунько.
Николай Иванович Гунько.

Лейтенант Головня из терских казаков, уроженец станицы Государственной, ныне Советская, Кировского района. Именно он находится в центре огромного полотна. Он поднимает солдат в атаку, высоко подняв над головой автомат. Поразительное портретное сходство. Ну вот откуда у человека такая храбрость? Не прятался ведь за балками, камнями, в воронках?.. Может, от отца? Отец у него, говорят, был суровый казак. Он и царя охранял, и воевал как надо. В общем, было в кого пойти пятерым братьям: у Сергея Головни было пять сыновей. Все воевали как отец. Только отец в Карпатах, сыновья чуть ближе... Все сыновья вернулись, что было не просто редкостью – чудом. Один – без ноги.

На диораме наш земляк едва ли не в центре. Если учитывать, что диорама полукругом, то он ближе к левому краю. Поднимает товарищей в атаку. Рядом строчит из пулемета верный друг Николай Иванович Гунько. Родился он в Красногвардейском. После войны жил и работал в родном селе дорожным мастером. Покинул этот мир в 1968 году, совсем еще не старым человеком. У меня дед умер в 1962-м. То ли сердце, то ли раны... Досталось им, нашим мужичкам, уходившим на фронт молодыми парнями. Николай Гунько за годы Великой Отечественной войны взял в плен более 150 «языков», кавалер боевых орденов и медалей.

И третий товарищ – Ажу Канаматов. Тут все сложно. Вот отрывок из книги о воинах-карачаевцах.

«Ажу Канаматов родился в 1911 году. Призван в Красную Армию Кисловодским горвоенкоматом 9 июля 1941 года.

Он был одним из активных защитников Кавказа в составе 51-й армии. На его счету – участие в освобождении Новороссийска, Туапсе, городов Крыма и Донбасса.

Ажу Канаматов
Ажу Канаматов

Помощник командира взвода автоматчиков 3-го стрелкового батальона 953-го стрелкового полка 257-й Краснознаменной стрелковой дивизии старший сержант Канаматов был участником освобождения Крыма. В бою 27 января 1944 года своим взводом автоматчиков он прикрывал левый фланг 3-го стрелкового батальона в районе села Уржин Красноперекопского района. Ажу занял выгодный рубеж и умело расположил взвод. При попытке противника контратаковать обороняемый его взводом рубеж, был дан отпор, контратака противника не увенчалась успехом. В результате этого боя наши бойцы уничтожили до взвода солдат и офицеров врага.

Таким образом, обеспечив успех своего стрелкового батальона, Канаматов лично сам из своего оружия уничтожил одиннадцать солдат противника. Разведчик взвода пешей разведки сержант Канаматов самоотверженно и мужественно сражался с немецкими захватчиками в наступательных боях за освобождение города Севастополя.
Канаматов вместе со своими товарищами уничтожил более 20 немецких солдат, пытавшихся поджечь свои автомашины и мотоциклы. В этот раз он спас от поджога 23 автомашины и мотоцикла. Выполнив задачу по уничтожению огневых точек противника и лично водрузив Красный флаг на здании метеостанции, помог обеспечить продвижение наших частей и овладение города Севастополя.

И.И. Поликахин, Герой Советского Союза, однополчанин Канаматова, не раз ходивший вместе с ним в разведку на выполнение ответственных заданий, пишет: «Помню, 9 мая 1944 года мы, группа бойцов, во главе с лейтенантом Михаилом Головней, по заданию командования полка с боями, подавляя огневые точки противника, прорвались к центру г. Севастополя и водрузили Знамя на здании морской метеостанции. За этот подвиг Ажу Есауович Канаматов был представлен к званию Героя Советского Союза».

Но судьба распорядилась иначе: через три дня после боев на Сапун-горе его как представителя репрессированного народа (не могу этого понять никак и никогда!) арестовали. И отправили в Сибирь. А ведь всю троицу наших бойцов представляли к званию Героев. Никому не дали заветных Звезд...

Зарисовка, что называется, от первого лица. Михаил Сергеевич Головня был и резким, и правдивым, мог и крепкое словцо употребить. Звали его Миша-герой. Вот рассказ одного земляка. «Поехали Батя с Головней в Дивное. Идут по селу: я хромаю, Головня бодро вышагивает, и вдруг просит: «Василь, давай перекурим, устал я...» Я был удивлен. А Головня и говорит: «Василь, это я с виду вроде здоров, а на деле – решето: ноги прострелены, легкие прострелены...» Ближе к 80-м годам сильно страдал: падало зрение.

Если честно, о земляках могу рассказывать бесконечно: подвигов за ними водилось очень много. Но места в газете мало. Но вот еще: наши земляки первыми водрузили Красное знамя на гидрометеостанции в центре Севастополя 9 мая 1944 года. Это разведчики 953-го стрелкового полка 257-й стрелковой Сивашской Краснознаменной дивизии под командованием все того же командира лейтенанта Головни.

Их уже нет: они заняли свои места в журавлином клине, оглашающем протяжными криками землю. Но память о них – жива до сих пор. Их имена ежедневно поминают многочисленные посетители диорамы «Штурм Сапун-горы».

война, ВОВ, очерк

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов