«Цензура в интернете» и особенности российского законотворчества

Во время последнего заседания Госдумы половина депутатов полезла искать значение слова "лобби", но Википедия оказалась заблокирована.
(HOBOSTI)

 

Государственная Дума приняла поправки к закону, против которых протестовали Википедия, Живой Журнал, ВКонтакте, Яндекс и Google. Многие эксперты открыто называют это введением цензуры. Несмотря на то, что на деле поправки оказались не так страшны, как могли бы, они и сам закон вызывают много недоумений.

О добре и зле

Хотя, вполне возможно, что никто не понял, что будет регулироваться новым законом. Пункт 2 статьи 4 гласит: 2) в части 5 статьи 8, в пункте 3 части 1 статьи 12 слово ««Интернет»» заменить словом «Интернет». Это эпическое нововведение иллюстрирует весь закон. Он вообще изобилует множеством странных для правовой сферы терминов:

«Семейные ценности». Что такое семейные ценности, кто их утверждает - непонятно. Обычно поборниками оных выступают религиозные фанатики разного рода. А что такое «семейные ценности» светского общества?

«Нецензурная брань». Цензуры в России вроде бы нет. Или как?

«Унижающая человеческое достоинство ненасильственная смерть». Очень сложно представить такую.

«Распространитель информационной продукции». Интуитивно-то понятно, но по закону он должен продукцию маркировать, поэтому стоит поточнее очертить круг обязанных лиц.
«Вред здоровью и (или) развитию». Психоаналитики говорят, что на ребёнка влияет абсолютно всё, а вот предсказать, как, в принципе невозможно. А вот по закону уже иначе - хотелось бы, чтобы депутаты поделились своими прорывами в детской психологии.
И самое великолепное - «добро», и сразу «зло» - понятия явно не юридического характера. Понятийный аппарат и язык явно не соответствует статусу закона. Статья 7 заканчивается следующими словами: «...при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия». Особенно хочется после этого сострадать жертве осуждения насилия.
Статья 4, часть 3, пункт 3 запрещает показывать детям только секс между мужчиной и женщиной. Все прочие варианты, видимо, приветствуются. Статья 9 разрешает детям старше 12 показывать или описывать жестокость или насилие, но не натуралистично и с выражением сострадания, кроме насилия со стороны государства для защиты прав и интересов. Исключение касается только сострадания или ещё и натуралистичности - не указано.
Статья 11: «1. Оборот информационной продукции, содержащей информацию, предусмотренную частью 2 статьи 5 настоящего Федерального закона, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом». Та самая часть 2 статьи 5: «2. К информации, запрещенной для распространения среди детей, относится информация:»
Оборот вообще, а не среди детей. Формулировка «за исключением случаев» подразумевает список исключений. Его нет. Есть следующий запрет - нельзя без маркера кроме пяти пунктов списка (статья 11, пункт 4). Фраза «оборот... без знака информационной продукции не допускается» логически приводит к мысли, что со знаком «18+» можно, но подтверждающей буквы закона нет.
После всех чтений в досудебном порядке можно прекратить деятельность только сайтов с порно, суицидом и наркотиками. Но доказывать, что они там были, для удаления не нужно. Так как в соответствии с законом страницу нужно удалять, то решение «уполномоченного органа» может быть весьма предвзятым и недоказуемым.
Размещённая на личных страницах в соцсетях информация не попадает в список исключений. Вспоминается «Самиздат» - сайт с более чем 50 тысячами пользователей был закрыт по решению суда: судья изучил «копию сайта» и признал весь «СИ» экстремистским. Оспорить решение не удалось.

Неандертальцы и Сеть

Вообще все попытки через контроль информации в интернете добиться всплеска нравственности и решить наболевшие проблемы выглядят довольно жалко. Россия в мировых лидерах по количеству самоубийств и распространению наркомании вовсе не потому, что на коварных сайтах есть соответствующие инструкции. В девяностые у нас технологии только начинали проникать в жизнь, но стремительной деградации общества это нисколько не мешало.
Решать сложные проблемы простыми методами вообще свойственно архаичным сообществам. Если нет урожая, они предпочтут построить новый храм в честь какого-нибудь божества, чтобы там умолять его о дожде, вместо того чтобы создавать ирригационные системы. Или более близкий пример: бороться с коррупцией, вводя всё новые штрафы и создавая службы по борьбе с этим злом (а потом службы, которые будут за ними следить, а потом контролирующий орган и над теми - и так до бесконечности). В итоге растёт лишь размер взятки. А победить здесь помогла бы лишь сложная работа по переустройству общества и системы ценностей, ликвидации азиатского всесилия чиновников, кастовой изолированности и так далее.
Так и с Интернетом. Ребёнок догадается, как ему свести счёты с жизнью и без инструкции в интернете - как-то раньше своим умом обходились. А не сделает он это лишь в том случае, если найдёт, зачем ему продолжать жить. И наркотики предложат подростку не в Интернете, а в школе - потому что там создана подходящая среда. Дети учатся непонятно зачем по всё более убогим программам, впитывая нарастающее чувство безнадёги и видя деморализованных учителей и родителей, едва сводящих концы с концами. Как тут не уйти в «мир грёз»? Среди педофилов, судя по сюжетам в СМИ, наличествуют как раз депутаты, чиновники и представители бизнеса и религиозных организаций, а потому мерзость эта замечательно существует в нашем иерархичном обществе и без Интернета. А уж что до порнографии, то, судя по археологическим находкам, была и будет она всегда - меняются лишь формы её воплощения. И, несмотря на то, что она традиционно составляла основную часть российского интернет-трафика, в последнее время её объёмы неуклонно сокращаются. За счёт, как ни удивительно, той самой Википедии и социальных сетей, которые в первую очередь попадают под удар нового закона. А происходит это лишь потому, что человек вообще любит общаться, развиваться и постигать новое. Просто в промежутке между распадом СССР и развитием современных сетевых технологий государство не обеспечивало своим гражданам ничего этого. Напротив, судя по информационной политике подконтрольных СМИ, деградация общества очень даже устраивала российские власти.
Короче говоря, в очередной раз наши законодатели вместо того, чтобы решать проблему, убирая причину её возникновения, имитируют бурную деятельность, по факту создавая лишь дополнительный механизм контроля за информацией. И вполне естественным кажется суждение о том, что причина столь поспешной работы депутатского корпуса не столько в детской порнографии, сколько в событиях на Болотной.
Нет, это вовсе не цензура - хотя бы потому что не предусматривает премодерацию. И сколь-либо существенного вреда развитию Интернета все эти меры не принесут. Опыт того же «Великого китайского файервола», которым нас так пугают в последние дни, показывает, что по-настоящему эффективно такие механизмы не работают в принципе. Интернет, в отличие от Государственной Думы, куда более сложный, стремительно развивающийся и гибкий механизм. Депутаты ещё не нажали на свои кнопки, а всемирная паутина придумала множество способов обойти все создаваемые ими препоны.
А иначе и быть не могло. Сколько ни пытаются старые, кондовые системы бороться с наступлением будущего, ничего у них не выходит. Неандертальцы проиграли кроманьонцам, церковь - науке, а Домострой - идеям всеобщего равенства прав. Так будет и с Интернетом.

Ярослав РАСПУТИН, Станислав МАСЛАКОВ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Поддерживаю.
1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов