Тукуй­-Мектеб: павшие и живые

Елена Павлова

 

На Ставрополье – дни памяти. Год назад в Нефтекумском районе шла ликвидация банды боевиков. Первыми тогда в бой вступили спецпозразделения ГУВД края. Для семи ставропольских семей 9 и 10 февраля навсегда стали днями траура. В Нефтекумске, Буденновске, Курской, Ставрополе живые вспоминают павших.

Три товарища

На улице прямо весна. А февральские дни прошлого года были холодными, стылыми. Зима была лютая. Но лишь сошел снег, на выжженной земле возле разрушенного дома, где и завязался 9 февраля жестокий бой, расцвели полевые цветы. Мне рассказывал об этом 25­летний Леня, сотрудник Ставропольского СОБРа. (Специальный отряд быстрого реагирования теперь называется ОМСН (отряд милиции специального назначения), но офицеры и бойцы по­прежнему гордо называют себя собровцами. Ну и мы их так будем называть).

Специальное назначение этого милицейского подразделения – первым оказываться на самых горячих участках. Вот и 9 февраля 2006 года в Тукуй­Мектебе они были первыми – теми, кто принял огонь на себя. В первые минуты боя погиб Женя Харченко. Вынести из­под огня его смогли только через час. Ребята хорошо помнят тот насквозь простреливаемый клочок земли, где лежал Женька. Они вернулись на это место ранней весной. Снег только сходил, в округе – ни травинки, ни почки на дереве. А на углу дома, на месте Жениной гибели, зеленела лужайка и цвели цветы…

Леонид пришел в отряд всего за месяц до Тукуй­Мектеба. Сбывалась мечта – он с юности хотел в спецназ, потому и в школу милиции поступал. Правда, годок пришлось «помыкаться» в участковых, и вот наконец СОБР. Конечно, парню хотелось узнать, что здесь да как. Так получилось, что именно Евгений Харченко, прослуживший на ту пору в отряде полтора года, стал его главным консультантом. Тогда многие были в Нальчике, после налета на город Ставропольский ОМСН там 45 суток находился. Женю тогда в Нальчик не командировали. Он, понятно, огорчался. Но об отряде и командирах говорил всегда очень искренне и даже восторженно. Рассказывал, что служат здесь настоящие мужики, истинные русские офицеры, о братстве говорил – обо всем том, в чем очень скоро Леониду предстояло самому убедиться.

Потом из Нальчика вернулся Андрей, тоже их ровесник. Так они втроем и дружили. Женька, говорят, был балагуром, весельчаком, душой компании. Торопился жить, словно боялся чего­то не успеть, и при этом строил радужные планы. Летом теперь уже прошлого года собирался свадьбу играть… Не случилось. Потому что «случился» Тукуй­Мектеб.

«Танкоопасное» направление

Нефтекумский район Ставрополья собровцы зовут «танкоопасным» направлением». Определение хоть и полушутливое, но горькое. И по­военному точное. Именно здесь тревожные процессы, происходящие в крае, приобрели наиболее отчетливые и устрашающие формы. Распространение ваххабизма – лишь одна из этих форм. За последние годы распухшая как на дрожжах. Что и немудрено. Почва благодатная. Взять хоть тот же Тукуй, стоящий среди прокаленных солнцем ставропольских степей как тот камень в русской народной сказке: «Налево пойдешь – в беду попадешь». Направо и прямо – еще более «перспективные» варианты. Вот и в 15 километрах от Тукуй­Мектеба с одной стороны Дагестан, с другой – Чечня. Селение не маленькое – тысячи на три жителей, а работы практически нет. На какие средства люди живут, неведомо. Хотя догадаться можно.

Что удивляться, что проповеди духовных деятелей Бакиева и Заракаева, отбывающих нынче срок за бандитизм и терроризм, осели и прижились в неокрепших мозгах и душах сотен молодых жителей Нефтекумья. Семь лет банда имамов бесчинствовала на дорогах района, вела остервенелую прицельную охоту на милиционеров, попутно вербуя и сплавляя в лагеря подготовки боевиков в Чечне все новых потенциальных бандитов. Многие из завербованных вошли в пресловутый «ногайский батальон», осколки которого разбросаны по сопредельным с Чечней территориям.

В холодное время года бандиты отсиживаются по зимним квартирам. Таких «квартир», к сожалению, на неспокойных окраинах Ставрополья немало – родственники, знакомые, сочувствующие. Так что есть возможность не засиживаться на месте – менять места ночевок. Все это вычисляется в ходе оперативно­следственных мероприятий. Вот и 9 февраля прошлого года ОМОН и ОМСН работали по оперативной информации. Местный житель Канаев давно попал в поле зрения оперативников – потом подтвердится, что он был причастен к убийствам и покушениям на территории района. Были зафиксированы телефонные переговоры, определены места возможного нахождения бандитов. Единственно, в чем информация оказалась не совсем точной ­ в отношении численности боевиков. Их было не двое, как предполагалось, а больше. К тому же они не просто отсиживались на зимней квартире – были заняты подготовкой теракта к 23 февраля. А соответственно, располагали мощным военным арсеналом.

Бой

Для трех друзей – Лени, Андрея и Жени ­ это был первый выход на реальную боевую задачу. Штурмовая группа из 12 человек двинулась к дому Канаева. С этого момента ребята помнят все произошедшее в деталях. Есть в жизни такие часы, когда время спрессовано, но каждая секунда – длиною в вечность и память фиксирует все, как на кинопленку. На стук хозяева не откликались, в доме – ни голосов, ни шороха. Но из трубы валил дым. Успели уйти или затаились? Не ушли – это собровцы поняли, когда проникли в дом. В комнатах – полное безлюдье и безмолвие. Только скрипнула и приоткрылась дверь дальней комнаты. «Отойти!» ­ скомандовал майор милиции Сергей Коцурба. Он руководил штурмом. Тут же из окон был открыт шквальный огонь.

Брать боевиков проще было со двора. Деваться им некуда. С другой стороны дом блокировал Нефтекумский ОМОН. Связь оборвалась – ни Сергей Константинович, ни его бойцы не знали, что ОМОН уже понес потери. Что боевики будут прорываться именно с другой стороны, первым понял Женя Харченко. После того как сумел выстрелить «гвоздь» ­ гранату с газом – в окно дома. Он со своей позиции увидел, как двое, вывалившись из дальнего окна, пытаются уйти в другую, не контролируемую СОБРом сторону. И он рванулся из укрытия, хотел занять другую позицию, чтобы отрезать путь, не дать уйти. Вот тут его настигла пуля. Она угодила под шлем­сферу – Женя умер сразу.

Кто, если не мы

Нефтекумский район и сегодня остается «танкоопасным» направлением. Группы отряда милиции специального назначения просто меняют там друг друга. Оперативно­разыскные и засадные мероприятия проводятся регулярно. Результаты есть – просто их не принято афишировать. Работать сложно – режим террористической опасности прописан у нас только на бумаге. А сама опасность существует реально – и так называемое бандподполье, и сочувствующие ему так называемые мирные жители…

Чтобы работать в таких условиях, нужно обладать определенными качествами характера. Вот замкомандира ОМСН Сергей Коцурба ими точно обладает. Со школы, говорит, хотел находиться на крайних рубежах. И шел к этим рубежам вопреки всему. Даже когда в десантном училище на нем, по сути, крест поставили после неудачного прыжка. Еле выжил тогда, а мысли быть на переднем крае не оставил. С этим и пришел в СОБР и служит в этом спецподразделении уже 12­й год. Улыбается:

– Друзья часто интересуются, что меня здесь держит. Ну уж точно не зарплата. Хотя хочется, конечно, жить достойно. Но – любимая работа.

А в этой любимой работе есть для Сергея Константиновича самая важная составляющая – ответственность за край, малую родину, родных и друзей, которые живут здесь:

­ Враг не за Тереком. Он уже здесь, на Ставрополье. Кто его остановит? Никто, кроме нас.

То же самое, почти слово в слово, сказали мне молодые собровцы Леня и Андрей, когда я их спросила, не было ли желания после первого боя и гибели друга изменить жизнь, найти работу поспокойнее.

­ У нас в отряде замечательная молодежь! – говорит командир ОМСН Сергей Арнольдович Шевелев. – А ведь это именно те ребята, которые выросли в стране, где многое перевернуто с ног на голову, где им предлагали гордиться жуликами, а не героями. Но они гордятся героями и историей России. Они приходят к нам, выбрав профессию Родину защищать, и защищают ее достойно.

Я писала этот материал в годовщину Тукуй­Мектеба только затем, чтобы сказать: своим хотя бы относительным спокойствием здесь, в столице края, мы обязаны тем, чья жизненная позиция заключена в одной фразе: «Никто, кроме нас!» Спасибо этим ребятам за то, что они у нас есть – готовые быть на переднем крае, на «танкоопасном» направлении. Они собой закрывают от беды наш город и край. Храни их Бог.

.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов