«Туризм - не хобби. Туризм - образ жизни...»

Валентина Дубинина
Что весна нынче выдалась необычная, знаем все мы. И как мы нетерпеливо ждали ее прихода, тоже хорошо помним. Кто-то просто устал от хмурого неба

и непредсказуемых перепадов температуры

и давления, кто-то просто продрог от ветров

и холодных дождей, кому-то отчаянно хотелось весеннего солнца...

А эта семья весны ждала особо нетерпеливо, внимательно отслеживала весь процесс ее прихода - от таяния снега до появления первых листочков на деревьях, тщательно паковала рюкзаки, скрупулезно изучала карты (давно известные в самых мельчайших деталях!), мечтала о том счастливом дне, когда накинут лямки рюкзаков на плечи и сделают решительный шаг из городского быта в природу.

Сегодня мы в гостях в этой семье, а точнее - у ее главы, Эдуарда Алексеевича Фогилева, мастера спорта по туризму, обладателя редкого, а потому уникального звания «Мастер туризма СССР».

По профессии Эдуард Алексеевич - учитель географии, по приказу души - неутомимый путешественник. Считает, что ему необыкновенно повезло: профессия не мешала быть странником, зато нередко помогала и помогает в путешествиях, а странствования помогали и помогают изучать и понимать географию. Думаю, среди студентов географического факультета любого вуза по определению не может быть таких, которые не мечтали бы снискать славу, скажем, Колумба, Марко Поло, Миклухо-Маклая, Арсеньева, других путешественников. Другое дело - далеко не всем удается реализовать мечту. У кого-то обстоятельства складываются неуправляемо, вразрез с мечтой, кого-то останавливают предполагаемые трудности, а у кого-то под бытовым гнетом просто угасает стремление к познанию. За то и благодарен судьбе Фогилев, что она предоставила ему самую широкую свободу для реализации мечты. О том, что выбрал географический факультет, и говорить не будем, все ясно. А вот что так повезет при распределении, признается, и не мечтал. Ему так нравилось, когда отец рассказывал о своем детстве, юности, о таежных заимках, многодневных охотничьих походах, о разных прелестях и загадках далекого Хабаровского края, откуда был сам родом. Сын так часто представлял этот необычный край в своих грезах, что порой казалось, что и сам видит океан, идет по следу зверя, ночует на заимке, слушает тишину... И вот она, удача: в Ставрополь из далекого Хабаровского края пришел запрос на учителя именно его специальности! Как он мог пройти мимо такого распределения?! Конечно же, были упакованы нехитрые пожитки, куплен билет - и вперед, на край света, как и положено географу. И, представьте такое совпадение, молодой специалист получил свое первое назначение в школу поселка Сита, родовое, так сказать, гнездо. Вспомнил, как дед и дядя рассказывали, что в поселок когда-то заходили медведи, пугали людей своим страшным рыком тигры...

Ни тигров, ни даже медведей Эдуарду Алексеевичу увидеть здесь не удалось, зато удалось другое: пожить не только в далеком таежном поселке, но и поучительствовать на известном мысе Лазарева в Татарском проливе, исходить его вдоль и поперек, послушать столько интересных рассказов, увидеть столько необычных растений. До сих пор с удивлением и восторгом вспоминает огромнейших махаонов величиной с ... ладонь, необыкновенно красивой расцветки...

Но людям, тяготеющим к путешествиям, трудно усидеть на месте. Как точно подметил поэт: когда постранствуешь, воротишься домой, то дым Отечества нам сладок и приятен. Особенно если это дым туристских костров. А если к дыму прилагаются горы, рюкзак за спиной и если твой обязательный путь - к вершине... О чем еще можно мечтать?! Разве что о новых, пока не покоренных вершинах. И речь не только о суровых снежных пиках. С ними-то у Фогилева все в порядке. Они (он и горы) понимают и уважают друг друга. Выпала на его долю и такая ответственная работа, как создание спасательного отряда. Все правильно: никто лучше Фогилева не знал гор и их нрава, способов и методов помощи людям, попавшим в беду.

С абсолютной уверенностью можно сказать, что на Северном Кавказе нет ни одного туристского маршрута, по которому мастер спорта Фогилев не прошагал бы с рюкзаком. А многие маршруты он разрабатывал и составлял сам, сам же, естественно, и был первопроходцем. Десятки раз водил по ним туристские группы, знает все красоты и сюрпризы горных троп. Знает настолько, что пройти может чуть ли не с закрытыми глазами. Да что пройти, пробежать! Сказано не ради красного словца. Однажды пришлось бежать. В уличной, городской обуви, в легкой рубашке, с папкой под мышкой... Почему? Да потому, что надо было срочно попасть из Карачаево-Черкесии в Сочи. Можно было, конечно, проделать этот путь на машине, но Эдуард Алексеевич справедливо решил, что самый оптимальный путь - пешее преодоление перевала. В чем был - в том и отправился. И прав оказался.

Но вернемся к вершинам. Не тем, снеговым, а личным, творческим. Конечно, Фогилев получает огромное удовольствие от каждого путешествия. Конечно, он много знает о них. Любит историю, изучает ее глубоко. Пристрастие это уходит корнями в студенческое прошлое, когда в 1953 году он, как будущий географ, был на практике в Домбае. Студенты участвовали в раскопках. И откопали древний шлем, фрагмент старинного меча... Значит, местные истории о сравнительно недавнем поселении в этих местах не верны? Или недостаточно полны? Уйму справочной литературы изучил.

- Вы знаете, кто основал станицу Старочеркасскую? И почему она так названа? - задает неожиданный вопрос.

В Старочеркасской бывать мне приходилось. И не раз. Знаю, что это - как бы столица донского казачества. Не раз слушала рассказы старых казаков... Но не помню, чтобы они рассказывали о первых поселенцах... Выслушав мои сбивчивые ответы, Эдуард Алексеевич внес ясность: основали казачью столицу русколаны, которые прежде жили в горах, в том числе и в районе нынешнего Домбая. Старинные воинские доспехи и оружие, фрагменты которых, кстати, тогда нашли студенты-практиканты, принадлежали, по всей видимости, им. Потом русколаны были вытеснены с горных территорий и обосновались на Дону, куда принесли не только воинственный дух, но и свои традиции, языковые особенности, в том числе и топографические названия...

Может, именно тогда, во время студенческой практики, и проснулся у Фогилева интерес не только к путешествиям, но и к истории топографии?

- Может, - согласно кивает Эдуард Алексеевич, - во всяком случае, я уже много лет этими вопросами интересуюсь. Потому и взялся писать краткий энциклопедический словарь географических названий Северного Кавказа. Видите, сколько справочной литературы...

Я, кстати, обратила внимание на книжные завалы в квартире Фогилевых. Книги, карты, буклеты везде - на полках, столах, тумбочках... Причем видно, что их не складируют, а постоянно пользуются: одни справочники раскрыты на нужных страницах, из других в изобилии торчат закладки. Никакого специального заказа на составление такого словаря Эдуард Алексеевич не получал. Просто самому стало интересно, почему бурная речка названа Аманауз, почему озеро носит имя Туманлы Кель и так далее. Ответы ищет не только в справочниках, но и в языке горских народов. Со многими языками хорошо знаком. И вот что заметил: в переводе многие загадочные названия обретают предельную ясность, обозначают, скажем, характер реки, рисунок горы, особенности пастбища для скота... Но подождем, пока справочник выйдет в свет, тогда и прочитаем все пояснения.

Однако, как выяснилось, исследовательский интерес не ограничен исключительно географическими рамками. Задумался как-то: а откуда у исконно русской семьи взялась такая своеобразная фамилия - с немецким акцентом? Начал выяснять. И вот что выяснил. Шутником, оказывается, был один из предков. Он и придумал такую фамилию, точнее, сконструировал. Дело было так: жили в деревне Байково ( в Пошехонской стороне) люди, которых так и звали - Байковы. Собственно, ничего необычного в том нет - жители целых деревень и сел носили одну и ту же фамилию, не будучи родственниками. А когда решено было систематизировать учет населения и определиться с конкретными фамилиями, предок Эдуарда Алексеевича вспомнил, что жил тут немец по фамилии Фогель. Уж кто его знает, почему тот Фогель произвел такое сильное впечатление на предка, но первый слог той фамилии он взял своей семье, а чтобы получилось солиднее и, может, символичнее, добавил «и лев». Вот и получилось - Фогилев.

Мне повезло, я застала Фогилевых в городской квартире, чуть опоздай - и найти их было бы совсем не просто. Потому что все свободное время они проводят в горах. Жена Эдуарда Алексеевича Лена тоже не мыслит свою жизнь без туризма и путешествий, разумеется, увлечение передалось и сыну, Володе, он путешествует, можно сказать, с пеленок, сначала на папиной спине, потом стал топать самостоятельно...

- Нет, не увлечение, - тактично поправил меня Эдуард Алексеевич, - туризм - это образ жизни.

Спорить не буду, потому что без туризма и путешествий он свою жизнь и представить не может.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов