У подвига и памяти нет срока давности

Елена Павлова

Павел Капинос.
Павел Капинос.

Этот материал не праздничный по своей сути. И все-таки, мне кажется, он должен быть именно в этом номере, посвященном Дню защитника Отечества. Наш земляк Павел Капинос, о которым и будет наш сегодняшний рассказ, погиб в первый день войны — 22 июня 1941 года... Погиб геройски, что подтверждено документально, но наградой его подвиг не отмечен. Понятно, что в первые дни и месяцы войны представлений на награды никто не писал, или почти никто — не до того было. Однако впоследствии, через много лет, некоторые герои все-таки были награждены посмертно. И это правильно — у подвига и у памяти нет срока давности. Не должно быть... Но вот Ставропольское региональное отделение Российского Союза ветеранов пограничной службы, которое пытается добиться представления пограничника Павла Капиноса к государственной награде (посмертно), сталкивается как раз с «рамками» и «сроками», на которые им указывается в ответах из разных инстанций... Давайте попытаемся разобраться и поразмышлять, тем более что год обязывает... В июне у нашей страны такая дата, мимо которой не пройти. 80 лет с начала Великой Отечественной войны, начала жертвенного пути советского народа к Великой Победе.

 

Наградой не отмечен

Стрелок 2-й заставы 17-го Краснознаменного Брестского погранотряда войск НКВД ефрейтор Капинос в течение десяти часов отбивал повторяющиеся атаки немецкой пехоты. Отбивал, даже когда в живых на своей позиции остался он один. И пока у пограничника не кончились боеприпасы, с северо-западного направления, которое он прикрывал, ни один фашист не прорвался. Последний патрон Павел оставил себе, как настоящий солдат. В этом своем первом и последнем бою пограничник Капинос уничтожил несколько десятков немецких солдат. Это подтверждено документально. Достоин этот подвиг награды? Ответ кажется очевидным — и не только мне, сугубо гражданскому человеку. Нашего земляка героем считают люди военные, сами прошедшие горячие точки. Ходатайства о награждении Капиноса подписаны председателем регионального отделения Союза ветеранов пограничной службы генерал-майором в отставке Павлом Соловьевым. Полковник в отставке Анатолий Лесных рассылает по СМИ края прекрасный материал московского журналиста Валентина Малютина «Пограничник Павел Капинос совершил подвиг. Наградой не отмечен» (Малютин тоже ветеран пограничной службы и тоже полковник в отставке). С большим удовольствием я бы поставила его материал в «Вечерку», но в январе он вышел в Москве, в «Военном обозрении», имеет тысячи просмотров и большое количество откликов. Поэтому, полностью разделяя позицию автора, пишу свой материал.

Памятник пограничникам Брестского погранотряда.
Памятник пограничникам Брестского погранотряда.

Нельзя не вспомнить и еще одного человека, который в 60-е годы прошлого века в своей небольшой книге «Первые залпы», увековечил подвиг 2-й заставы. Это писатель Сергей Мартьянов, тоже пограничник. Он тоже совершил гражданский и человеческий подвиг, через двадцать лет после июня 1941-го перешерстив архивы, отыскав всех оставшихся в живых свидетелей и участников тех событий. Книга есть в открытом доступе в интернете, прочитайте — в ней всего 19 страниц, взгляните на последние два мирных дня глазами тех, кто всю жизнь их помнил. О том, как начиналась война, вы узнаете из первых уст.

 

Бой первый и последний

Надо сказать, что 2-я застава все-таки готовилась к бою. Особенно — после того как пограничникам, идущим вдоль берега Буга (это были замполит заставы Леонтий Горбачев и ефрейтор Павел Капинос), человек, доплывший до середины реки с противоположного — польского — берега прокричал: «Готовьтесь! В воскресенье в четыре утра на вас нападут!»... Несмотря на строгие инструкции о «нераспространении панических слухов», согласно которым пограничники не должны были верить ни глазам своим, ни ушам, на заставе и в комендатуре к этому предупреждению отнеслись серьезно. Учитывая, что это, возможно, была провокация, все же проверили, усилили и даже разведку на тот берег послали. И вообще, за тем берегом пристально наблюдали. Видели и лодки, замаскированные под стога, и орудия, и диверсионную группу в советской форме у себя уничтожили — тихо, без шума. Так что офицеры понимали: что-то готовится, и если не война, то бой заставе точно предстоит. Не врал тот человек на реке.

А Павел Калистратович Дудко (автор книги и его нашел) и не думал врать. Он рисковал собой, крича с реки советским пограничникам то главное, что узнал от немецкого военного инженера, квартировавшего в его хате. Тот так боялся войны с Россией, что с горя напился и разоткровенничался: «Наш Гитлер спятил. В воскресенье в 4 утра мы нападем на русских». А у Павла Калистратовича на советской стороне Буга вся родня жила, да он и сам, как видно по фамилии, — не поляк, потом - после войны - тоже в СССР переселился. Так что застава была предупреждена, и у начальника заставы младшего лейтенанта Василия Горбунова, который после проверок-перепроверок информации никаких приказов сверху получить не успел, все же было время подумать, как организовать оборону. Семьи перевели в укрытия. Личный состав находился в полной боевой готовности. Поэтому массированный удар, который нанесли по расположению погранзаставы фашисты, не привел к случайным жертвам и не вызвал паники. Немцы же не ожидали такого отпора. Уже при переправе через Буг, не успев ступить на берег, фашисты натыкались на плотный огонь.

Правда, силы были неравны. Застава располагалась в самом центре большой деревни Новоселки, значит оборону нужно было занимать не по периметру части, а за огородами, по всем «танкоопасным направлениям» на окраине. Из всех направлений самое стратегически важное, с единственной ведущей в деревню дорогой, а значит - и самое напряженное было северо-западное. Вот его-то как раз и закрывали снайперы Павел Капинос и Иван Бузин. Больше людей командир дать не мог, «на усилении» у них был только станковый пулемет.

Воспоминания командира о подвиге Капиноса.
Воспоминания командира о подвиге Капиноса.

В музейном комплексе «Брестская крепость-герой» хранятся воспоминания начальника заставы Василия Горбунова, где на четырех листах убористым почерком написано все об этом бое, о том, как геройски и профессионально вел себя в этом сражении Павел Капинос, как выбирал он в прицеле фигуры офицеров, как снайперским выстрелом заставил замолчать вражеский пулемет, а потом таким же выстрелом снял минометчика. А потом отложил винтовку и лег за пулемет. Бузин помогал, направлял ленту. Потом Павел отправил друга на заставу за боеприпасами. Они кончались. Держался, сколько мог, ждал — вот сейчас Иван вернется, притащит ящик с пулеметными лентами. Павел не знал, что его товарищ даже не дополз до заставы, умер в траве у грунтовки, истекая кровью. Было четырнадцать пополудни, когда окончательно стих пулемет Капиноса. А потом прозвучал только один винтовочный выстрел...

Павла Капиноса больше не было на свете. Ему было всего 22 года. «Высокий, чернобровый, черноволосый. Его очень любили все на заставе. И новобранцы сразу к нему тянулись. Павел с ними с радостью занимался, делился знаниями и навыками. Таким его запомнил начальник заставы и другие друзья-товарищи, которым посчастливилось остаться живыми, пройдя фронтовыми дорогами от Бреста до Берлина.

 

Погиб героически

Похоронил Павла местный житель Андрей Паневский, он пробрался на поле недавнего боя, затаился в каком-то укрытии и пережидал, пока немцы, злые и уставшие, уносили с места битвы своих убитых. Только на этом участке они больше шестидесяти солдат и офицеров потеряли. Дорого фашисты оплатили свои первые разрушительные шаги по советской земле...

Когда стемнело, Андрей Паневский стал искать наших убитых. Черноволосый парень лежал у пулемета в окопе. Андрей расстегнул карман его гимнастерки, достал документы, письма. Раскрыл красную книжечку — комсомольский билет. «Павел Капинос», - прочитал он... В том же окопе он и похоронил пограничника. Уже после войны, в 1948 году, всех погибших бойцов 2-й заставы перезахоронят в братской могиле, поставят памятник.

А еще через 17 лет приедет поклониться могиле сына и его боевых товарищей отец Павла Пантелей Андреевич. О том, как погиб его Пашка, он узнал из той самой книги «Первые залпы», которую, к счастью, прочитал его юный односельчанин Коля Юхта. Николай рос мальчишкой любознательным — с пытливым умом, сразу сообразил: мол, если герой-пограничник Капинос родом из села Преображенского Ставропольского края, то родственники его в селе должны же остаться. Коля и его учитель Алексей Васильевич Андрейко отыскали отца Павла. Помогали ему составлять запросы в компетентные органы и даже ответ оттуда вслух читали. Начальник отдела ГУ КГБ при Совете министров СССР Румянцев сообщил, что Капинос Павел Пантелеевич геройски погиб 22 июня 1941 года во время боя с немецко-фашистскими захватчиками на северо-западной окраине деревни Новоселки. Ссылался высокий чин КГБ при этом на имеющиеся в распоряжении музея «Брестская крепость» материалы и доказательства, полученные от начальника 2-й заставы и жителей деревни Новоселки.

Это важно. Такая серьезная организация, как Комитет государственной безопасности, признавала эти материалы и доказательства достаточными для вывода: «Геройски погиб».

Брат Павла Николай Капинос и ветеран войны пограничник Иван Обрященко.
Брат Павла Николай Капинос и ветеран войны пограничник Иван Обрященко.

Земляки постарались увековечить память героя. Именем Павла Капиноса названы улицы в его родном селе Преображенском на Ставрополье и в белорусской деревне Новоселки, где он принял последний бой. Имя его – и на памятнике-стеле в Буденновске. На фасаде школы установлена мемориальная доска. Но государством подвиг Капиноса никак не отмечен.

 

Мысли вслух

Я абсолютно солидарна с автором статьи в «Военном обозрении» Валентином Малютиным, который пишет: «И вот какой напрашивается вопрос. Подвиг пограничника налицо, и тому есть документальное подтверждение, написанное от имени бывшего начальника заставы Василия Горбунова. Как же получается, что его героический поступок не был отмечен наградой – ни тогда, ни потом, ни сейчас – в год 75-летия Победы...»

Автор приводит пример Дмитрия Овчаренко, удостоенного звания Героя Советского Союза за то, что он собственноручно – при помощи топора и гранат – отправил к праотцам полсотни немецких солдат и офицеров.

«Я не хочу сопоставлять их подвиги, – пишет Малютин, – но Капиноса мне по-человечески жаль. Обидно, что этого геройского паренька так и не отметила Родина. А представителям Ставропольского краевого регионального отделения Российского совета ветеранов пограничной службы на их ходатайство о награждении Павла Капиноса посмертно орденом вышестоящие инстанции всякий раз продолжают отказывать. «Не положено», – обычно говорят они. И еще «раньше надо было думать» или же – «нет первичного представления». А о каких наградах было думать, когда Родина в опасности?

Вот мне тоже обидно за Капиноса, и я тоже не хочу сопоставлять подвиги героев Великой Отечественной, потому что это было бы кощунством. Примеры привожу не ради этого сравнения. Это просто информация к размышлению. В 1996 году было присвоено звание Героя России Магомеду Уразаеву, защитнику Брестской крепости (посмертно). В 2018-м орденом Мужества награжден Александр Печерский, организатор бунта военнопленных в концлагере Собибор... Инициативная группа в его родном городе Ростове-на-Дону долго этого добивалась, и после выхода одноименного фильма Константина Хабенского наконец-то добилась. И слава Богу! Потому что ни на кого из этих безусловно достойных награды людей тоже не было первичных представлений, и быть не могло – учитывая все обстоятельства. Значит, просто посмотрели на героев и их подвиги без формализма. Вот так же нужно бы посмотреть и на Капиноса. Почему, например, нельзя считать первичным представлением к награде воспоминания его непосредственного командира, официально завизированные и признанные доказательством?

А по поводу «раньше надо было думать»... Может, как раз сейчас самое время думать и деятельно отстаивать нашу память и наших героев?.. Ведь очень показательна та свистопляска, которую устроили вокруг Зои Космодемьянской в связи с выходом фильма «Зоя». При этом художественные достоинства и недостатки картины уже мало кого волнуют на самом деле. Объектом травли казалась сама 18-летняя Героиня. Фильм – только удобный повод для подобной информационной расправы. Все это мы уже проходили и слышали в конце 80-х – начале 90-х. У меня, например, полное дежавю. Эпитеты, которыми взрослые сытые дяденьки с перекошенными ненавистью физиономиями награждают девчонку, принявшую мученическую смерть, я не хочу даже комментировать. Лучше всех об этом сказал в свое время Юрий Бондарев – фронтовик и великий советский писатель (светлая ему память): «Мы живем в безвременье, без больших идей, без естественной доброты и нравственности. Наша свобода – свобода плевать в свое прошлое, настоящее и будущее, в святое, неприкосновенное и чистое».

Так вот, в преддверии Дня защитника Отечества и грядущей годовщины начала Великой Отечественной войны хотелось бы напомнить, что для Героев былых времен, жизни положивших за други своя, мы тоже должны быть защитниками.

Сергей Мартьянов, Великая Отечественная война, День защитника Отчества, «Первые залпы»

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»



Последние новости

Все новости