У жары, огня и ветра свой регламент

Наталья Ильницкая

У жары, огня и ветра свой регламент. Стихийный, если человек не вмешивается в их разрушительный союз.

У жары, огня и ветра свой регламент
Новости в СМИ последнего времени напоминают фронтовые сводки. Вот навскидку их краткий перечень: в Москве побит абсолютный температурный рекорд и горят, как никогда, торфяники. В семи регионах России введен режим чрезвычайной ситуации, число возгораний за выходные дни увеличилось в четыре раза. Патриарх Кирилл помолился о ниспослании дождя. Под Коломной сгорела крупная база хранения имущества различного назначения Военно-морского флота РФ. Площадь лесных пожаров в стране превысила 120 тысяч гектаров…
Ставрополь, как мы уже сообщали, тоже поучаствовал, пусть и, к счастью, сравнительно «скромно», в этой печальной статистике: традиционным поджогом сухой травы, преимущественно в дачных и садоводческих товариществах и кооперативах. На берегу Кравцова озера, например, в понедельник выжгло немалую черную проплешину – видна издалека. Спасибо пожарным, огонь не перекинулся на строения, и обошлось без потерь. Казалось бы, наглядный, данный в ощущениях, урок местным владельцам шести соток преподан надолго.
Как бы не так. На следующий же, подчеркиваем, день, во вторник, рядом с пепелищем ветер вновь разгонял дым от кем-то разведенного костерка, словно накануне и не пылало.
– Неискоренимо наше русское авось! И ведь никому не приходит в голову: а вдруг именно в этот раз и не пронесет? Хотя и водоем вроде рядом, – возмущался директор МАУ «Ставропольское городское лесничество» Владимир Викторович Грабко, когда мы возвращались из своего рода инспекционно-ознакомительной поездки по его обширному хозяйству. – При такой погоде занимается же мгновенно, а опасная пожароопасная обстановка, по прогнозам, сохранится минимум до конца месяца!
Он бы и подъехал, и протокол наверняка составил, чтобы административное наказание (желательно в виде штрафа, моральное порицание нынче мало влияет) было вынесено «зачинщику» костра на берегу озера, да права у него на это нет. И на территории подведомственного леса он им в полном объеме, в принципе, пока не обладает – документ о создании службы муниципального контроля («лесной милиции») за соблюдением правил поведения граждан среди травы, деревьев, кустарников и птиц, ответственности за их нарушения находится еще в работе. Вот-вот должен быть принят. Юному-то по возрасту предприятию, которое появилось на свет по инициативе депутатов Думы во имя сбережения редчайших и для Европы лесов, исполнилось всего чуть более полугода.
Предприятие, по сути, в стадии становления, для него все впервые, хотя его руководитель имеет специальное образование и проработал в лесном хозяйстве более 30 лет, да и остальные более 20 сотрудников имеют в этом деле достаточный стаж и опыт. Но за два минувших десятилетия слишком многое было запущено, денег на содержание и возобновление хиреющих массивов выделялось с гулькин нос. Лишь в текущем году у нового автономного учреждения (МАУ) появилась приемлемая сумма – из бюджета на его деятельность направлено около 11 миллионов рублей (раньше кидали с барского плеча не более миллиона в год, попробуй на них что-нибудь толковое сделай).

«Я спросил у ясеня, где…»

И это понятно, теперь же лес сугубо «свой» – муниципальный. Правда, размежевание с государственным до конца еще не произошло. Точнее, проектные институты по заказу городского комитета по управлению имуществом (КУМИ) собственность на бумаге разделили. То есть по закону, но виртуально краевой столице принадлежит 3400 гектаров лиственных насаждений – ясеня, граба, дуба, клена и других деревьев. Или иначе, Мамайский, Члинский, Русский и так далее леса и урочища. Но документы почему-то, так сказать, пока застряли в градостроительном комитете.
Из-за этого полная ясность в том, какова их реальная площадь, отсутствует (градостроители должны внести изменения, ведь где-то часть уже наверняка застроена, может, где-то необходимая вырубка предстоит, город же растет в разные стороны, хотя и жаль, что порой за счет собственных «зеленых легких»). А из-за этого практически невозможно разработать регламент долговременного развития этого вида природных ресурсов краевого центра – где посадки предусмотреть, где именно зоны отдыха, к примеру, экологические тропы для горожан.
Скажем, сомнений в том, что лес у Сенгилеевского озера принадлежит городу, ни у кого быть не может. Здесь и межевать ничего не надо, и не пришлось. Потому, кстати, и вспахано уже множество параллельных, через определенное расстояние, противопожарных полос. Причем шириной не 2 - 3, как обычно, а 5 - 6 метров, никакой вселенский огонь в случае чего не проберется. Да и там, где государственный и муниципальный лес явно разделен тем же шоссе, например, уже заметно – где чей. В городском – явно прошла чистка от сухостоя, главного приятеля пожаров, только кинь неосмотрительно спичку или сигарету – пыхнет, не успеешь оглянуться. Но он убран, в чаще разбросаны аккуратненькие поленицы, так и хочется, извините, схитить «под шашлык».
– Некоторые, дачники, в частности, втихую и с оглядкой загружают, думают, что «воруют», а на самом деле мы совершенно не против, – говорит В. Грабко, – наоборот, даже приветствуем, если горожане будут спиленный и складированный сухостой выво-зить для своих нужд. Главное – не на продажу…
Но в целом лес все-таки предстоит еще чистить и чистить, наводя порядок в его заброшенной глубине.

«Здесь был Витя»

И в том, что правила поведения горожан, как и ответственность за их соблюдение, весьма необходимы, вряд ли кто сомневается. Вон, не успели поставить раздевалки на Михайловском роднике, куда, говорят, по утру купаться сотни людей с Северо-Западного микрорайона ходят, как кто-то тут же нацарапал «Здесь был Витя». Знакомо – да, по стенкам лифтов?
Да и ведут себя иные в лесу, словно там и выросли. Воспитание имеется в виду. Лес им будто неродной, предоставлен во временное пользование. Пришли, напакостили, и больше никогда не появятся ни сами, ни их дети. Те же костры порой забывают гасить, а в летнюю жару – это первейшая опасность, и мусора после дружеских или семейных выездов «на природу» оставляют горы. Кстати, подавая пример чадам: делай, как я!
В минувшую пятницу сотрудники лесничества провели личный субботник в Таманском лесу, как раз на Тропе здоровья (спортивные снаряды установлены, площадки для тенниса оборудованы) и вокруг. Коллеги стонали (выходные – вот они, скорее бы домой), но убирали мусор. Профессия обязывает. Приехали во вторник – пластиковые бутылки из-под воды и пива, разнокалиберные кульки и пакеты возле лавочек, обидно: словно и не трудились несколько дней назад. Хотя и наглядная агитация в самых разных местах разъясняет: это – лес такой-то, внушает: будьте интеллигентными людьми, не оставляйте после себя мусор. И ее иногда умудряются разрисовать… Может, после утверждения правил и применения административных мер к нарушителям в менталитете горожан хотя бы что-то постепенно изменится?
Правда, есть и такие жители в округе, в основном пенсионеры, которые сами, по своей инициативе наводят порядок на той же экологической тропе в Таманском. Просто так. Приходят с мешком – и вместо физзарядки: собирают пластмассовые бутылки и всякий иной мусор, и выносят. Мы, кстати, встретили такого – оказалось, инженер на пенсии Михаил Семенович Дирин: ему, как и остальным энтузиастам, стыдно за земляков…
Вот и ради таких людей, прежде всего, проводит сейчас директор городского лесничества эксперимент. Высадил на небольшой пока площади у Сенгилеевского озера маленькие крымские сосны. Озеро зримо из-за нынешней жары обмелело, отошло от камыша метров на десять, а он бродил в траве и радостно вскрикивал: «А вот еще одна осталась, ой, красавица какая! И вот, и вот…». А что – выстоят всходы, зацепятся, несмотря на погоду, и будет на этом месте настоящий сосновый бор. Там, глядишь, и маслята пойдут…
Рука у Владимира Викторовича Грабко – потомственного лесника – легкая, даже родился на лесном кордоне горы Стрижамент. И первое серьезное испытание на нынешнюю жару муниципальное лесничество (тьфу-тьфу) выдерживает, можно сказать, достойно. Мы с фотокором на прощание не только сплюнули через плечо, но и еще по дереву постучали, клен называется. Природа – она такая. Главное, чтобы горожане не подвели…
Фото Владимира КРИВОШЕЯ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов