Убить Бармалея

Михаил Василенко

Сказку про Айболита Чуковский сочинял, прогуливаясь по улице Бармалеевской. Казалось бы, только и всего - название петроградской улицы, зато какой полет писательской фантазии породило оно, как поучительны коллизии антиразбойничьего сюжета. Ни в коей мере не ставя себя на одну доску с Корнеем Ивановичем, тем не менее замечу, что и мое сегодняшнее скромное размышление проимпульсировано событием более чем заурядным.

От великого ума купил я на выходных замороженное филе морской рыбы, масса которого при разморозке уменьшилась как минимум вдвое, поскольку в такой пропорции состояла изо льда. Вскипел мой разум возмущенный, и я провел целый раунд переговоров в рыбном магазине, из которого уяснил: 1) все так торгуют; 2) нам рыбу уже такую завозят; 3) знаем, что не положено, а вы не покупайте. Словом, обычное торговое бармалейство.

Мой разум, кипя, запузырился: «Неужели столь масштабное попирание прав потребителей не замечают власти в целом и разнообразные инспекции в частности?». Не могут не замечать, ответил мне здравый смысл, и я понял, что моя жалоба в инстанции если и будет написана, приведет лишь к одному - небольшому налично-рублевому или натурально-рыбному обогащению кого-то из инспекторов. Да еще направлению в мой адрес официального ответа примерно следующего содержания: «Изложенные факты подтвердились совсем чуть-чуть. Обнаружено 217 г обледенелой мойвы, которой продавец кормит приблудившегося кота. Согласно нашему предписанию данная мойва уничтожена данным котом путем доедания в присутствии понятых». И коли было бы, товарищи, по-другому, то все мегатонны рыбы в ледяном кляре исчезли бы из торговли давно и навсегда. Согласны?..

От осознания этого кипящий мой разум аж забулькал: у нас такая выстроенная пирамида власти, дотянувшаяся уже до самого поднебесья, у нас такие передовые и усовершенствованные законы, правила, нормативы, инструкции, что сама российская земля должна гореть под ногами проходимцев от рыбы, впрочем, как и любых других. Но они спокойнейшим образом топчут ее и в ус не дуют.

Не знаю, до каких революционных температур мог докипеть мой разум, если бы не остудило его внезапное осознание очевидного: во всем виноват я сам. Персонально. Или точнее - такие, как я. Нет, не тем, что иногда хочется на обед жареной морской рыбки. И даже не по причине покупательской нерасчетливости и ротозейства. А потому что мы - совсем не Айболиты. Не в смысле ветеринарии, конечно.

Добрый доктор не просто любил зверюшек, не просто признавал их права на здоровую и счастливую жизнь. Он ради этого пересек горы, моря, пустыни, добрался аж до Лимпопо и сразился с кровожадным разбойником. Мы же не умеем, стесняемся, ленимся защищать даже свои собственные права. При этом нам совсем не обязательно ехать за тридевять земель и лично сходиться врукопашную с бармалеями из торговли, ЖКХ, etc. Есть специально обученные, нашими деньгами оплачиваемые люди, обладающие необходимыми полномочиями для защиты наших прав и законных интересов. Но ведь мы им почти не верим по причине, описанной выше. И правильно делаем. Зато мы другое делаем неправильно: от одной жалобы, словно от мухи, отмахнуться легко, от сотни - трудно, от тысячи - невозможно, как от роя пчел. Словом, мы должны массово стать настырными и поднаторевшими жалобщиками. От слова «жало»...

Знакомый мой на американской дороге превысил скорость, уповая на то, что поблизости не было полицейских и камер видео-наблюдения. Однако уже через несколько минут имел дело со стражем порядка. Остановивший лихача полисмен показал тому список граждан США, немедленно сообщивших в полицию о нарушителе скоростного режима. «Не советую отпираться, сэр, - пояснил блюститель закона. - Эти люди дадут показания и в суде». Знакомый мой немедленно раскаялся в содеянном и отдался на милость заокеанской Фемиды. Хотя и был, разумеется, поражен тем, что многие из ехавших рядом по автостраде, заметив его лихачество, тут же схватились за мобильные телефоны. А поскольку все их звонки были магнитофонно зафиксированы, то даже и у самого шкуродерного русского гаишника, окажись он в подобной ситуации, не было бы шансов слупить мзду. «Стукачи!» - негодовал мой знакомый.

Я даже поначалу ему поддакнул. А позже узнал: аварийность на дорогах США куда ниже, чем в РФ. В том числе и в связи с дисциплинированностью водителей: громадное их множество не только ездит по правилам, но и не позволяет другим (стукачи!) создавать угрозу безопасности. На российских же дорогах продолжается бесконечная игра в «казаки-разбойники», в которой зачастую проигрывают не участвующие в ней законопослушные участники движения. Зато у нас нет стукачей, чем мы привычно гордимся. И что очень на руку нечистым на руку «казакам» с жезлами, а также обезбашенным «разбойникам», превратившим дороги в полигон для джигитовки...

На днях наш постоянный читатель поделился со мной своей, как принято говорить, головной болью. Во дворе его многоэтажного дома завелась пьяная молодецкая компашка, матерно орущая и дико гогочущая по ночам. Мой собеседник на этой почве потерял покой и не столько из-за недосыпа, сколько от унижения, которое солидный интеллигентный человек испытывает, будучи бессильным перед безнаказанностью шантрапы. Мы порассуждали вдвоем и пришли к выводу: противодействие неадекватному от наркотиков и алкоголя хулиганью путем шумной перебранки с ним - малоэффективно. Еще худший результат (особенно для очкарика, изнуренного умственным трудом) сулит попытка физического давления на нарушителей спокойствия. Да этого всего и не требуется, когда существует ведомство с пока еще настораживающим названием «полиция». Однако мы - не доносчики, не стукачи, да и бывшей милиции не доверяем - приедут через три часа, потянут в свидетели, по допросам затаскают. А шантрапа - вот, в соседнем доме живет, еще отловит темным вечером. Да и вообще, тебе больше других надо, что ли?..

Все так, не поспоришь, вот и помалкиваем униженно и безропотно. Но это когда в одиночку. От которой опять же легко отмахнуться. Но если, как писал Маяковский, сгрудиться. Если хотя бы из каждой десятой квартиры многоэтажки позвонить в полицейскую дежурную часть... Думаю, примчится наряд. А не примчится в первую ночь, прилетит во вторую - после множества возмущенных звонков в горУВД, крайУВД и вплоть до господина Нургалиева. Это ж и есть правовое общество, когда порядок на улицах и во дворах наводят должностные лица, получающие за это зарплату, а не доведенные до бешенства мирные жители или случайно уцелевшие активисты совета микрорайона. Для того мы и должны открытым текстом называть в инстанциях, кто или что ущемляет наши права, оскорбляет наше достоинство. Или, в противном случае, не иметь достоинства, мириться с бесправием и не сметь критиковать власть, полицию и проч. И не читать детям и внукам сказку про доктора Айболита, потому как, с благородными лицами отсиживаясь в «недоносительских» кустах, мы, по сути, потакаем бармалейству во всех его проявлениях.

Кстати, о детях. Наконец-то у нас хотя бы заговорили об их правах. В том числе и о праве официально пожаловаться даже на действия родителей. И сразу - общественное возмущение: Павликов Морозовых растят, вековые устои семьи подрывают, сталкивают лбами отцов и детей. Оставим, однако, в покое имя несчастного подростка, ставшего жертвой семейной драмы, не связанной ни с пионерией, ни тем более с ювенальной юстицией. Давайте честно ответим на простые вопросы. Если взрослый мужчина изобьет на улице случайно подвернувшегося под пьяную руку ребенка, посчитаем мы это преступлением, за которое виновный должен быть сурово покаран?

Да, конечно. А если тот же изувер до полусмерти излупит собственного сына, это что - метод воспитания, семейная традиция, естественный конфликт поколений?.. А если ребенок в семье, кроме криков и побоев, ничего не видит?.. Так почему же маленький человек должен жестоко страдать, только чтобы в глазах каких-то домостроевских моралистов не прослыть ябедой, законно защищая свое право на жизнь без страха и насилия? О сироте государство и общество худо-бедно позаботятся, а о забитом по-семейному малыше - кто?..

С детства внушают: тебя бьют, а ты не жалуйся. В армии пугают «деды»: тебя лупят, а ты не доноси, не то хуже будет. Чиновник отпиской дает понять: не беспокой меня, правды не добьешься, живи себе тихо.

Что же делать? Торопыга-радикал сразу предложит сменить власть. Не понимая, что для людей с рабским мышлением все сведется только к замещению холопства другим холопством. Куда значимей изменить наше отношение к себе и к жизни, всеми законными средствами отстаивая свои права и достоинство. Путь этот тернист и нескор. Он не знает масштабных побед и полон разочарований. Он требует каждодневной черновой, часто неблагодарной, работы. Но именно по такому пути гораздо раньше и дальше нас прошли почти все страны и народы, жизнеустройству которых мы сейчас по-белому и по-черному завидуем. Те народы, которые научились цивилизованно защищать свои права, прилагая для этого немалые усилия. Ведь только сказка быстро сказывается. Наяву же нам придется много потрудиться над собой. Иначе так и сгинем мы на улице Бармалеевской.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов