Учения МЧС. Ну, брат, вот так мы нефть воровали...

Елена Павлова
Самой частой причиной загрязнения окружающей среды нефтью и продуктами нефтепереработки становятся факты хищения горючего прямо из трубопроводов. Помимо большого материального ущерба, наносимого владельцам углеводородного сырья, значительный вред наносится сельскохозяйственным угодьям, а в случае попадания нефтепродуктов в водоемы, и жителям ближайших населенных пунктов. Нередко несанкционированная врезка приводит к возникновению крупных ЧС: пожаров, экологических катастроф, массовой гибели животных и растений, загрязнению водных ресурсов. Каждая чрезвычайная ситуация затрагивает интересы большого числа людей, организаций. Наглядным примером этому стали тактико-специальные учения по отработке действий в случае розлива нефти, проведенные в Ипатовском районе на подводном переходе нефтепровода КТК через реку Калаус. В учениях принимали участие оперативные силы Каспийского трубопроводного консорциума, УВД и МЧС края, а также Ставропольский поисково-спасательный отряд. Вся операция проходила в режиме реального времени, все команды подавались после слов: «Это учения!».

Брат, ну ты понял уже, что наша затея с нефтью провалилась? В очередной раз. Ты что мне говорил? Что лучше всего врезаться в нефтепровод у городка Ипатова! Ну я и поехал туда на КамАЗе. И что? Не успел как следует дырку проковырять, как непонятно откуда на меня налетели милицейские ребята, стреляли прямо по машине, гонялись за мной по степи, а потом все-таки поймали, расторопные такие. Попытались накостылять по шее, но я такую физиономию зверскую скривил, что они испугались, только мной о кабину постучали слегка… И что ты думаешь?! Вот такая у меня везуха: там, под Ипатовом, учения проводились, и я как нельзя кстати подвернулся. Стал им подручным, брат, экспонатом. И за учениями еще понаблюдал, из кабины их «УАЗика»!

В общем, там учились таких вот, как я, мазуриков, ловить. Техники, брат, понагнали, народу, службу безопасности нефтепровода, краевое МЧС, спасателей, даже собачку привезли. Ту, что с самолета кидали с парашютом. Ну, помнишь, мы еще по телеку смотрели? Я с детства о такой мечтал. А в день «провала» даже погладить ее удалось по носу…

Наблюдателей там была уйма. Экологи, эпидемиологи, начальство всякое, журналисты. Этим больше всего и везло и не везло: дождь лил, холодный, а они прямо под бортом «моей» машины прятались, чтобы окончательно не промокнуть. Зато их на вертолете покатали, круга три над полем, не меньше.

Мне из кабины, хоть и арестованному, все-все было видно! После торжественного построения, всяких там речей народ быстро-быстро начал разворачивать технику, люди побежали на исходные позиции, как муравьи рабочие. А тут, не поверишь, брат, у излучины Калауса несчастье произошло: какая-то девушка решила искупаться, что ли? Или, может, утопиться с горя какого? В общем, ей не удалось: спасатели из краевого МЧС туда как рванут на своем катере! Он вообще катер странный, по суху, аки по воде, летает, да еще «Михалычем» называется! Спасатели девушку-то вытащили, в момент упаковали и в носилки уложили. Бежали с ними так, так будто девушка их кнутом погоняла! А потом на «Михалыче» во весь опор! В общем, девушку к вертолету доставили в момент, а тот уже в реанимацию полетел. Я только не понял, чего это «утопленница» так весело улыбалась?

Пока спасали девушку, на «трубе», части консорциума КТК, опять новое дело: ворюга (я его знаю, Аннушкин фамилия), таки пристроился к дырке, что я успел проколупать. Слышь, брат, хорошо, что ему, а не мне, такой облом вышел: в трубе не нефть текла! Масло постное, честно! Я так и не понял, чего это было? А главное, чего это оно было красное такое? Аннушкин успел набрать только литров сорок, ну, может, чуть больше. И тут за ним как погнались! А деваться-то куда? Некуда! Тут же везде охрана! Он под обрыв, да с маслом этим, брат, видеть надо было тебе… Ой, я и забыл, что меня «повязали», так все увлекательно было! Он же жадный, страсть… Нет бы масло сразу бросить и с собой не тащить. А под обрывом Аннушкин все-таки пролил свое масло! И вся эта гадость потекла прямо в чистейшие воды Калауса! Что ты думаешь? Тут уже ждали: и «безопасники» КТК и МЧСники быстренько развернули техсредства, «боновые» заграждения, «скиммеры», сборно-разборный резервуар для собранной нефти в общем, все необходимое, чтобы такие, как мы с тобой, брат, не сильно радовались: и поймают, и по шеям надают, да еще и нефть отберут! Боны, штуки такие колбасовидные, речку перегородили, скиммер похожий на пылесос, собрал крашеное масло, а тут и парень в белом и в противогазе подоспел: из специального резервуара, укрепленного за спиной, засыпал все, что осталось. Нефть, то бишь масло, свернулось в хлопья, и все, собрать его стало возможным без усилий. В общем, и Аннушкину невезуха вышла.

Пока вся эта беготня, впрочем, очень стройная, происходила, орел один, по фамилии Серега Ястребов, начал сварку. Знаешь, в чем счастье простого сварщика? Все просто: он никому ничего не должен. Отработал, заварил все, что надо, и все, свободен! Ни о чем голова не болит: ходи себе по родному населенному пункту, глазками на девок постреливай, пиво с кумом пей, бровью туда-сюда поводи! Славная у сварщиков жизнь, брат, не то что у нас: ходи да оглядывайся… В общем, Серега заварил то, что я проколупал, болгаркой зашлифовал, а тут и парни с камерой налетели. Что да как? И тут Серега, простой парень, вдруг как начал: ля-ля-ля! Я аж заудивлялся. Некоторые на простой вопрос «документики попрошу» не знают, что да как сказать, а этот, как диктор из телевизора… Знаешь, брат, я наверное, как заслуженное наказание отбуду, пойду на сварщика учиться!

В общем, все учения прошли успешно, это я из своей кабины видел точно. Отцы-командиры и из КТК и из МЧС дали им нормальную оценку «хорошо», то есть «четыре» по-школьному если. И если это «четыре», то, что же у них тогда «пять», а? Мои охранники расслабились: с тетеньками фотографируются, радостные! А потом мне говорят: ладно, на первый раз прощаем, забирай свою таратайку (это про мой КамАЗ-то!), считай, что ты поучаствовал в учениях, и вообще: учись-ка ты на сварщика! А я так, брат, замерз, что только теперь и понял, за что они учения на «хорошо» оценили: если бы на позиции горячего борща подвезли, да со сметанкой, да с перчиком красным, и с белым хлебушком!.. Вот тогда бы, согревшись, по-другому оценки проводили! Ну да, знаешь, брат, на тот год учения обещали повторить. Говорят, будут они еще круче этих! Я уж к тому времени постараюсь сварщиком стать…

Покаянную речь «нефтяного» неудачника подслушала Наталья Буняева.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов