«УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ...»

Василий Скакун

Начало в № 13.

Проедешь по любому городу и не можешь не заметить, что он весь пестрит иностранными названиями магазинов, кафе, ресторанов. Такое впечатление, что западные вывески как бы наделяют эти заведения большей привлекательностью. Так ли это? А сколько иностранных слов мы буквально насильно внедряем в свою жизнь. Ну почему мы должны понятное всем нам слово «отбор» менять на загадочное людям «кастинг». Пусть они там у себя кастингуются, а мы будем на соревновательной основе отбирать лучших из лучших. Зачем организаторов каких-нибудь мероприятий называть диковинным «модератором», и что за чушь, они что, от этого лучше выполняют свои обязанности? И они, эти словечки, цепляются как репейник за одежду, что уже по-русски называть эти обыденные вещи становится чуть ли не зазорным.

Но, оказывается, подобная блажь бывает везде – где люди хотят подать себя этакими учеными или многознайками. Об этом более ста лет назад говорила американская писательница Люси Мэлори: «Ложная наука и ложная религия выражают свои догматы всегда высокопарным языком, который непосвященным кажется чем-то таинственным, важным и привлекательным. Рассуждения ученых людей часто бывают столь же мало понятны не только для других, но и для них самих, как речи профессиональных учителей веры. Педант ученый, пользуясь латинскими терминами и вычурными словами, часто делает из самого простого нечто столь же непонятное, как и латинские молитвы пасторов для неграмотных прихожан. Таинственность не есть признак мудрости. Чем мудрее человек, тем проще тот язык, которым он выражает свои мысли».

Почему все так происходит у нас – тоже объяснимо. Ведь когда десятилетия жили за железным занавесом, то с каким любопытством пытались заглядывать «за бугор», как нам хотелось попробовать настоящей, а значит, американской жевательной резинки. И вообще, обилие обилия слепило глаза, и хотелось, как в океан, кинуться в этот «шмоточный рай». Мы, к сожалению, настолько широко раскрыли глаза на весь сияющий рекламой Запад, что зачастую даже не хотим разобраться, а что они стоят из себя как люди – душа у них там или душонка.

Недавно мы отправляли в Германию своего консультанта на фирму по продаже нашего (российского) спортоборудования, собственно говоря, они наши партнеры по бизнесу. Мы им сообщили номер рейса, на котором прилетает наш представитель, с просьбой встретить в аэропорту, тем более что человек со слабым знанием языка. Знаете, как они нам ответили: «Этот сервис не предусмотрен нашим договором». Ну как это можно прокомментировать? Только как Sehr Deutsch, то есть очень по-немецки. Разве бы наше русское понимание существа вопроса могло допустить подобной, назовем ее помягче, нетактичности?

Но нам желательно и на себя посмотреть со стороны, те ли мы носители русских традиций, какими были наши деды и прадеды. Вот сейчас не успели молодые заявить о намерении вступить в брак, как родители, как оголтелые, ищут им квартиру. Жить вместе – ни-ни. А когда уж совсем внатяг и молодожены вынуждены жить с родителями, то это воспринимается чуть ли не как каторга, что является причиной всевозможных недомолвок, напряжений во взаимоотношениях и даже ссор, иногда ведущих за собой разводы. А ведь в старину все без исключения сыновья приводили своих невестушек в отчий дом, а сыновей-то было как минимум трое. И дом не делили, чтоб у каждого был свой выход и своя кухня (это сейчас двум хозяйкам на одной кухне общего языка не сыскать).

Нет, друзья, то была великая школа жизни, школа терпимости, то, что сейчас (тьфу ты, опять неметчина) называется толерантностью. Никакая это не толерантность, это житейская мудрость по борьбе с собственной гордыней, с собственными личными интересами, которые всегда подчинялись общесемейным. Вот откуда шла широта русской души, ведь младшие учились у старших уму-разуму. А старшие, понимая великую ответственность перед молодежью, собственным примером показывали правила праведности, доброго и учтивого сердца. Ибо во все века воспитывалось молодое поколение на личном примере, то есть отцы и деды поступали так, как хотели, чтобы аналогичным образом впредь поступали их дети и внуки.

Ведь даже люди, проведшие годы жизни в коммунальных квартирах с одной кухней на пять или семь примусов, после того как им удалось разъехаться по личным квартирам, оставались настоящими друзьями, тому способствовали те самые стесненные условия.

Мы настолько растеряли связи со своим родовым прошлым, что даже перефразировали старые поговорки, дав совсем противоположный смысл тому, что закладывали в них наши предки. Вот несколько русских поговорок с их истинным смыслом.

Первый блин... Неправильное толкование – когда у нас что-то не получается сделать с первого раза, мы говорим: «Первый блин комОм», то есть не получилось, не вышло, скомкалось. Но происхождение пословицы на самом деле совсем иное. Да и звучит она чуть-чуть иначе: «Первый блин комАм». И никакой орфографической ошибки здесь нет. Просто смысл совершенно другой: первый блин – медведям.

Почему медведям первый блин? У многих народов, в том числе и у славян, существовал обычай отдавать первые блины комам (древнеславянское «комы» - медведи). Ведь древние славяне почитали праздник Комаедица, посвященный пробуждению медведей, которых они считали прародителями людей. Первые блины, испеченные хозяйкой, приносили к берлоге медведей, которые просыпались от зимней спячки и были голодны как волки.

Первоисточник: первый блин комам, второй – знакомым, третий блин - дальней родне, а четвертый – мне.

Моя хата - с краю. Раньше деревни располагались линией домов вдоль дороги. И на живших с краю людях была особая ответственность – первыми встречать любую опасность и при необходимости давать отпор любому нападавшему. Поэтому, заявляя: «Моя хата с краю», крестьянин на самом деле говорил: «Я готов своей жизнью охранять покой своей деревни».

Своя рубаха - ближе к телу. Неправильное толкование: «Свои интересы мне дороже».

Давайте вспомним, а когда произносились эти слова? Конечно, на похоронах павшего в бою товарища. Когда солдаты снимали с тела свои рубахи и бросали их в могилу – ближе к телу погибшего, тем самым они показывали, как он им был дорог.

Не своё - не жалко. Неправильное толкование: «На чужое наплевать».

Все вещи, как отлично крестьянин понимал, принадлежат Богу. Поэтому, когда русского крестьянина просили чем-нибудь поделиться, он отвечал: «Не свое – не жалко». Дескать, эта вещь принадлежит не мне, а Богу, так чего я буду о ней жалеть.

P.S. Даже по этим поговоркам видно, как внешняя жизнь погони за материальными благами меняет наши взаимоотношения, наши привычки, навыки и черты характера. Но каждый русский человек должен знать, что у Бога нет больше нации, на которую он мог бы положиться, - только русичи. Так потому давайте вспоминать, кто мы и какими мы должны стать.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов