Упоение бегом

Валерий Манин

Упоение бегом

Июль 1996 года в Ленинграде выдался прохладным, с частыми, мелкими дождями и туманами. Короче, типичная для этих мест погода. Надя Лобойко, невысокая, как большинство классных легкоатлеток стройная, на фоне своих основных соперниц даже хрупкая, старательно запахивала ветровку, из-под которой выглядывал шерстяной спортивный костюм, — пыталась сохранить тепло. Как многие южанки, она больше любила жару, чем эту гриппозную ленинградскую погоду, и неспешно наматывала по краешку беговой дорожки стадиона имени Кирова метр за метром, разогревая тело к грядущему старту.

Особой иллюзии на свой счет она не испытывала — за годы, что провела в составе сборной команды Советского Союза, научилась трезво оценивать и свои возможности, и возможности соперниц. Ясно, что сейчас Светлана Мастеркова и пара ее ровесниц были посильнее Нади, которой через пару месяцев исполнится 35 лет, но за место в олимпийской эстафетной команде ей побороться по силам.

Однако бег на чемпионате России на этот раз не сложился, и Лобойко в финале любимой восьмисотметровки оказалась лишь шестой. Как говорится, прощай, олимпийская Атланта!

Надя снова, не торопясь, облачилась сперва в хлопчатобумажный, потом в шерстяной спортивный костюм, поверх которых натянула ветровку. И, спрятав голову под капюшоном, потихоньку побрела по широкой ленинградской улице, не обращая внимания на ее красоту. Вылетавший время от времени из подворотен, коих в Северной столице с избытком, ветер с каким-то садистским удовольствием швырял в ее худенькое лицо, на котором едва умещались огромные серые глаза, пригоршни мелкого, колючего дождя. И трудно было понять, то ли это дождевая вода стекает с лица, то ли невидимые никому слезы. Это же надо, быть в числе претендентов в сборную страны на четыре Олимпиады и не попасть ни на одну. Хотя на свою спортивную судьбу Лобойко обижаться не могла. Как говорится, дай Бог каждому…

Она, пропустив в холле гостиницы мчавшуюся навстречу ватагу молодых спортсменов, не спеша поднялась по лестнице на третий этаж. Соседки по комнате, к счастью, не было, и Надя, наполнив пол-литровую банку водой, вставила в нее крошечный кипятильник — непременный атрибут всех спортсменов и командированных советских времен. Спустя несколько минут насыпала в кипяток растворимый кофе — дефицитный продукт, к счастью, доступный спортсменам. И, потягивая ароматную жидкость, тупо уставилась в окно, по стеклу которого тонкими, извилистыми струйками стекали слезы ленинградской погоды. Надежда думала над своей дальнейшей судьбой…

Не так-то просто принять решение, если практически вся жизнь прошла в едином ритме: подъем, зарядка, тренировка, завтрак, учеба, тренировка, обед, занятия, тренировка, ужин, душ, сон. Иногда в эту структуру вклинивались и соревнования. Тогда на пару тренировок в день становилось меньше.

А все началось четверть века назад, когда четвероклассницу ставропольской средней школы №28 Надю Звягинцеву ее двоюродная сестра Таня Баграмова за руку привела к своему тренеру Алле Ивановой. Алла Сергеевна, тонкий педагог, быстро определила, что в этой крошке, весом около сорока килограммов, таится большой талант и несгибаемая воля. Будучи многоборкой, Алла Сергеевна и Надю не сразу стала обучать гладкому бегу, а сначала отправила на дистанцию с барьерами, потом в прыжковую яму. В общем, постепенно готовила девочку к тяжелым и однообразным тренировочным будням легкоатлетов.

Но Надя, выросшая на Ташле в полудеревенской среде, к любому труду относилась основательно. И ее не страшило, что после занятий в школе на тренировки приходилось добираться с несколькими пересадками, а когда зимой из-за заносов или гололеда нерегулярно ходил общественный транспорт, то не боялась пройти несколько километров и пешком. Но тренировок не пропускала. И результаты пошли.

Но тут наступило время выработки самосознания. В седьмом классе нагрянула первая любовь, Звягинцева ударилась в «светскую жизнь», основу которой составляли танцы. Само собой разумеется, на спорт времени не оставалось, хотя за честь родной школы выступала регулярно, и достаточно успешно.

Когда, пару лет спустя, в школу пришел с набором молодой обаятельный тренер Виктор Некрасов, Надя ни за что не согласилась опять возвращаться к унылым легкоатлетическим тренировкам. Оказывается, увлекательная жизнь есть и за пределами ядра стадиона. Но учитель физкультуры СОШ №28 Борис Федорович Бессарабов, уже давно распознавший в девятикласснице Звягинцевой несомненный талант, чтобы заставить девочку возвратиться в спорт, прибегнул и к «тяжелой артиллерии», уговорив директора школы провести воспитательную работу с ученицей. К счастью, в то время авторитет директора был непререкаем, и Надя, подчиняясь настоянию школьного руководителя, пришла в группу Некрасова. Кто мог тогда предположить, что этот тандем — молодой тренер и молодая спортсменка — будет выдавать «на-гора» спортивную продукцию высшего качества в течение 17 лет!

Тем более что личные качества тренера Некрасова — непоседливость, стремление получить от жизни все и сразу, даже некоторая взбалмошность, при несомненном таланте — не обещали радужных перспектив. Но основательность ученицы увлекла и тренера. Виктор Федорович, будучи человеком творческим, испытывал на своих подопечных различные новаторские тренерские приемы. И результаты пошли, хотя многие с явным скептицизмом воспринимали идеи Некрасова-тренера! Скажем, Виктор Федорович проводил совместные занятия мужчин и женщин. Та же Звягинцева не один год бегала в паре с Виктором Магиным — в то время крепким средневиком, а сейчас доктором наук деканом факультета физвоспитания Ставропольского государственного университета, который закончила и Надежда. Но успехи учеников Некрасова создали ему и тренерский авторитет — Виктор Федорович со временем стал заслуженным тренером России, в первую очередь благодаря достижениям Нади.

Звягинцева быстро завоевала себе место в краевой легкоатлетической элите, хотя в то время этого добиться было непросто — Ставрополье считалось одним из основных центров развития легкой атлетики, в том числе и в подготовке бегунов на средние дистанции. При этом жажда соревнований, легкий, бесконфликтный характер и абсолютная командность, позволили молодой спортсменке мгновенно найти общий язык даже со старожилами легкоатлетического мира страны.

На Спартакиаду народов РСФСР 1983 года, легкоатлетическая часть которой проходила в Краснодаре, сборная Ставропольского края прибыла, наравне с командами обеих столиц и еще трех-четырех субъектов Федерации, в числе фаворитов. Звягинцева без труда пробилась в финал бега на 400 метров и, хотя в призеры не попала, показала результат выше норматива мастера спорта СССР, получив законное право выступать в эстафетной команде. Но планомерно подготовиться к эстафете 4х400 метров ей не удалось. Несомненный лидер ставропольской команды среди средневиков кисловодчанка Наталья Супрунова неожиданно получила травму. Команде грозит «баранка». И, чтобы избежать этого наказания, как это нередко бывает в командной борьбе, тренеры предложили Надежде заполнить вдруг образовавшуюся вакансию — пробежать 800 метров.

— Главное, — напутствовал В. Некрасов, — добеги до финиша. Не имеет значения, какой результат покажешь, лишь бы был зачет.

И Звягинцева, которая впервые бежала эту дистанцию на столь серьезном уровне, кинулась в бой. Она со старта возглавила пелотон, который тащила за собой более полукилометра. И лишь отсутствие опыта не позволило ей взойти на пьедестал — проиграла тактически. Да что она в то время смыслила в тактике бега на средние дистанции. Зато результат 1.59.0 заставил обратить на молодую ставропольчанку внимание специалистов. А обладательница Кубка мира Тамара Сорокина после финиша, едва отдышавшись, сказала: «Ну ты, мелкая, сумасшедшая! Чуть душу из меня не вынула! Будет из тебя толк, поверь мне». Кто бы мог тогда подумать, что уже в первом своем забеге на 800 метров Звягинцева, по сути, продемонстрировала ту тактику, которая потом позволила ей побеждать всех сильнейших средневичек планеты! Жертвами изматывающего темпа Звягинцевой в разное время пали олимпийские чемпионки Татьяна Казанкина и Надежда Олизаренко, Дойна Мелинте и Ана Фиделия Кирот, чемпионка мира Келли О’Саливан…

Но это будет позже, а в 1983 году Надя только начала свое триумфальное восхождение к вершинам мировой легкой атлетики. И уже через несколько месяцев после краснодарского вынужденного старта на Спартакиаде народов СССР ставропольчанка сбросила со своего прежнего результата в беге на два круга 0,3 секунды и стала седьмой в стране. А ведь ей противостояла целая когорта великих советских средневичек во главе с олимпийскими чемпионками Надеждой Олизаренко и Татьяной Казанкиной. Так она попала в главную сборную страны, где находилась до 1996 года, выигрывая спартакиадные турниры и чемпионаты СССР, четырежды пытаясь пробиться на Олимпиаду. Не случилось…
Причин тому много, в том числе пару раз сработала спортивная несправедливость. Да, в общем-то, большой спорт часто несправедлив.

Несколько раз подводило Надежду ее воспитание. Скажем, во время отбора на одну из Олимпиад тренер сборной СССР, понимая, что Звягинцева в данный момент намного сильнее основных соперниц, предложил ей «не расходовать зря силы» в забегах, а попытаться выиграть отборочные соревнования малой кровью. Послушная спортсменка отказалась от своей победной тактики лидирования со старта, а решила выиграть финишным спуртом, которого, впрочем, у нее никогда не было. В итоге проиграла.

Но в японском Кобо, где проходила Всемирная универсиада, Надежда, к тому времени уже ставшая Лобойко, не стала рисковать, а вновь прибегла к своей излюбленной тактике. Она со старта стала во главе вереницы бегуний и, исходя из собственного самочувствия, задала высокий темп. После первого круга оглянулась и увидела, что группа не распалась и в ее середине держится олимпийская чемпионка - кубинка Кирот. Надя, зная, что у Аны Фиделии сумасшедший финиш и шансов выиграть у нее на последних метрах нет почти ни у кого в мире, снова взвинтила темп. Пелотон тут же распался, а Надя ускорялась и ускорялась. И великая кубинка сдалась. А Лобойко после победного финиша почти без сознания рухнула на счастливую для нее беговую дорожку.

Однако, едва успев отдышаться, она снова вышла на старт. И снова получила золотую медаль — теперь после финиша эстафеты 4х400 метров!
Вообще же Надя любила соревноваться. Она никогда не брезговала ни одним турниром. Многие даже удивлялись: ну зачем тебе, мастеру спорта международного класса, стартовать на чемпионате Ставропольского края, где большинство соперниц имеют квалификацию не выше кандидата в мастера? А как не побежать, если тебя об этом просят то декан спортфака, то руководитель городской спортивной организации, то председатель спортивного общества, которые рассчитывают на «золотые» очки Лобойко в командной борьбе?

Были случаи, когда Надежде приходилось выходить на старт по нескольку раз в день. Ну ладно бы на спринтерских дистанциях, а то ведь бежала от 400 до 1500 метров. А это нагрузка еще та.

А иногда вообще доходило до смешного, хотя Наде было не до смеха. В феврале 1992 года в Италии проходил розыгрыш Кубка мира среди клубных команд. Прапорщику Лобойко — а Надежда с 1992 года служила в армии — предложили «в интересах команды» пробежать четырехкилометровую кроссовую дистанцию. Надя, не любившая бегать даже «полторашку», с отвращением согласилась выйти на старт. Правда, уже перед забегом ей сообщили, что организаторы удлинили дистанцию на километр. Но это был не последний сюрприз. Как потом выяснилось, пробежать пришлось 7,8 километра! Лобойко с дистанции не сошла, более того, добежала в середине пелотона, но больше никогда не позволяла себе соревноваться на дистанции длиннее полутора километров.

А вот от выступлений на 400 и 800 метров получала истинное удовольствие. Хотя лично я не понимаю, как можно получать удовольствие от бега на скорость?

Но вот Лобойко получала. И любовь эта была взаимной. Сколько же счастья принесла ей беговая дорожка! Надежда четырежды становилась чемпионкой СССР, много раз — Вооруженных сил, была призером Игр Доброй воли в Сиэтле, а уж сколько раз побеждала на международных соревнованиях — и не счесть.

— Как-то пригласили лучших бегуний на средние дистанции в Дублин, — вспоминает Н. Лобойко. — Там готовились чествовать Келли О’Саливан, только что выигравшую мировой чемпионат и ставшую лучшей спортсменкой Европы. Но так получилось, что чествовать пришлось меня. Обстановка была праздничной и главным событием турнира стал забег на 800 метров с участием гордости Ирландии О’Саливан. Я по привычке вышла вперед и понеслась. Келли, у которой потрясающий финиш, держалась в середине группы. Само собой разумеется, стадион болеет за свою землячку. Но обстановка общего праздника, которая нечасто бывает на легкоатлетических турнирах, придала и мне дополнительные силы. И как ни напрягалась О’Саливан, опередить меня она так и не смогла. Сама же именинница и выбрала для приема в мэрии ирландской столицы в качестве почетного гостя именно меня, хотя звезд мировой величины на тех соревнованиях было немало.

Вообще же спорт, в том числе и высших достижений, — это словно отдельная планета. Здесь все, как и везде, но… чуть не так. Скажем, знаком ты с человеком много лет. Вроде бы все о нем знаешь, но вдруг, будто пелена с глаз спала — вот, оказывается, он какой — удивительный…

Со Славиком Лобойко Надя знакома лет с шестнадцати: вместе тренировались, потом вместе на сборы ездили, на одних соревнованиях выступали. Длинный, худущий, как и большинство прыгунов в высоту, застенчивый, казавшийся даже несколько нелюдимым, Славик всегда мог помочь: то потрепанные кроссовки подремонтирует, то сумку с амуницией до стадиона донесет, то в столовку сбегает за ужином, когда уже у самой нет сил туда дотащиться. В общем, друг — хороший, ненавязчивый, надежный. Да и спортсменом оказался добротным — выполнил норматив мастера спорта СССР, что в то время было совсем непросто.

Но осенью 1982 года, когда ставропольские легкоатлеты прибыли на свой очередной сбор в Кисловодск, вдруг ребята заметили, что не хватает Славы Лобойко. Кто-то говорил, что он завязал со спортом, кто-то — что переехал в другую республику… Поговорили и забыли — напряженный тренировочный режим немного оставляет времени для праздных размышлений. Поэтому, когда Надя возвратилась в Ставрополь, удивилась, обнаружив в почтовом ящике письмо от Славика. Как оказалось, Лобойко поступил в Грозном в школу милиции, но продолжил и тренировки, и выступления на соревнованиях. Надя на письмо ответила. А в феврале 1983 года молодые люди встретились в Баку, где проходил полуфинальный турнир зимнего розыгрыша Кубка СССР по легкой атлетике. Неожиданно столкнулись в холле гостиницы, и вдруг оба покраснели, будто сделали что-то предосудительное. Проговорили несколько часов, вспоминая старых знакомых, рассказывая о новых. И снова расстались — один уехал на учебу, а вторую закружила беспокойная жизнь профессиональной спортсменки — сборы, соревнования…

И только перед новым, 1985 годом вновь встретились в Ставрополе, когда лейтенант Лобойко уже работал участковым милиционером в Ленинском РОВД. Обнялись как старые, добрые знакомые. Вячеслав стал провожать Надежду на тренировки, когда та находилась в родном городе. Надя вдруг заметила, что Слава из длиннобудылого юнца превратился в статного, красивого парня, на которого обращали внимание все девушки. А уж душевности тому всегда хватало. И когда Лобойко предложил ей руку и сердце — согласилась почти без раздумий. И тут же уехала со сборной СССР в Германию. Из-за границы невеста приехала уже со свадебным нарядом — красивым платьем и элегантными туфельками — таких в СССР днем с огнем было не найти. В конце апреля 1985 года сыграли свадьбу, а через неделю юная чета отправилась на очередные сборы в Кисловодск. Ради любимой Слава снял погоны, сменив прогнозируемую жизнь офицера милиции на непредсказуемую судьбу тренера.

Спустя год семья Лобойко увеличилась на одного человека — в июне родилась Машенька. А уже осенью Надя триумфально пронеслась по беговым дорожкам японского Кобо, став двукратной чемпионкой Универсиады.

Потом были годы спортивных выступлений — удачные и не очень. Но супруги Лобойко уже научились и к одному, и к другому относиться спокойно — профессионально, хотя очень раздражало шипение за спиной: «Гремит еще костями старуха. А не пора ли на покой?». А какой покой, если она постоянно находится в числе победителей или призеров самых престижных соревнований? Вон за рубежом женщины соревнуются лет до 40. Но то за рубежом…

И все чаще навещали мысли о завершении карьеры, но в самые трудные минуты, даже когда рассталась со своим постоянным тренером, Славик, сам ставший приличным тренером, поддерживал и помогал чем мог. Хотя в 1995 году на семейном совете все-таки решили, что будущий сезон будет решающим — надо попадать на Олимпиаду, а пока прапорщик Лобойко написала рапорт о переводе ее из Дальневосточного военного округа в Северо-Кавказский. Как показала жизнь, сделала правильно.

В Ставрополе все для нее было родным. Вот и возвратившись из Ленинграда, растерянная Надя нашла понимание и поддержку не только в своей семье, но и у руководства Ставропольского спортивного клуба армии — ее без всяких проволочек перевели на работу в учебно-спортивный отдел, где она служила вплоть до начала 2011 года.

Но реорганизация, затеянная в Вооруженных силах РФ, вывела армейский спорт за рамки военной структуры. И снова перед Надеждой встал вопрос: что делать дальше? К этому времени у нее в крае уже сложился авторитет крепкого спортивного чиновника. И когда директор краевой СДЮСШОР заслуженный тренер России Петр Пашков предложил прапорщику запаса Лобойко должность заместителя по учебной работе, та была уже готова к перемене места работы.

Теперь она отвечает за детский спорт на Ставрополье, переживает, что на V летней Спартакиаде школьников РФ не во всех дисциплинах удалось выступить так, как хотелось бы. Надеется она, что и младшая дочь, Лена, поддержит славу спортивной династии Лобойко. Ведь старшая, Маша, уже стала мастером спорта по легкой атлетике, теперь дело за младшей. Упоение бегом, которое столько лет испытывала Надежда Лобойко, перешло и к ее дочерям.

— А что надо, чтобы у ваших девочек спортивная судьба сложилась как минимум не хуже, чем у вас со Славой? — поинтересовался я накануне юбилея у Надежды.

— Чтобы не только у моих дочерей, но и у всех ставропольских мальчишек и девчонок, занимающихся спортом, были отличные возможности, — сказала Н. Лобойко, — необходимо единение усилий тех, от кого это зависит. Пока же противостояние на Ставрополье спортивных чиновников разного уровня, которые, судя по всему, забыли, что спорт во все времена и при всех правителях был послом мира, здорово вредит общему делу.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов